Эффект депривации или другие десять дней

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 16th, 2019, 3:07 pm

Татьяна, кстати, только сейчас по РЕН ТВ показали... тот самый микрофон, который был встроен в герб, который подарили пионеры Артека послу США, о котором говорили Вы, сконструировал тот самый Лев Термен который прослушивал Сталина, о котором говорил я. Мир тесен, как спичечный коробок.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Татьяна Ка. Август 16th, 2019, 3:12 pm

Виктор Кобеев писал(а):Татьяна, кстати, только сейчас по РЕН ТВ показали... тот самый микрофон, который был встроен в герб, который подарили пионеры Артека послу США, о котором говорили Вы, сконструировал тот самый Лев Термен который прослушивал Сталина, о котором говорил я. Мир тесен, как спичечный коробок.

А сколько еще интересного мы не знаем... :D
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9837
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 16th, 2019, 3:39 pm

День второй

Зачем утра ждать, можно и сейчас попробовать решить некоторые проблемы. Я ввёл код активации объекта «визитка», но прошло не меньше пяти минут, прежде чем на экране появилась метка. Она была именно в том месте, где находилась больница скорой помощи. А значит, путём очень глубоких умозаключений, можно сделать вывод, что потерявшийся доктор территории не покидал. Или сунул мою визитку в стол, а может, просто где-нибудь спит в укромном месте праведным сном. Почему бы и не разбудить? Телефон-то есть. Однако все мои звонки остались без ответа. Автомат, видимо потеряв терпение вежливо, но твёрдо порекомендовал позвонить позже, потому что абонент не может ответить на звонок. Да знаю я, что не может или не хочет, вопрос почему? Самое время активировать прослушку. Странно, ровное дыхание и тишина. Звоним ещё раз только уже с домашнего телефона и одновременно слушаем…. Ну да, звонок есть, а почему не берём? О! Новый звук, шаги по твёрдому полу и… кажется, слив воды в унитазе. Да что же это такое? Оглох что ли? Или? Или увеличим масштаб и посмотрим на план здания. Хорошую базу заложили в тех отделе. Вот оно, то помещение на плане, или проще – туалет на первом этаже. И опять Михалыч не отвечает. А потому срочно звоним в охрану и просим посмотреть, что там.
Дежурный, на удивление быстро сообразил, что к чему. И на мою просьбу проверить место общественного пользования на предмет наличия там «кого-то, у которого ноги торчат, и не открывает», просто сказал:
– Сейчас посмотрим, а вы собственно кто?
– Я кто? Больной я, палата номер шесть Ежевикин Михаил Леонидович, зашёл, а тут такое дело.
– Хорошо, оставайтесь на месте, скоро будем.
Конечно, останусь, только у себя в квартире, а заодно и послушаем, что будет дальше. А дальше, вслед за охранником, вывернувшем дверь вместе с шарнирами, появились доктора. Они-то и отправили своего коллегу к нему же в отделение, но уже в качестве больного. Как только состояние «больного стабилизировалось», я отключил визитку. Теперь можно немного и расслабиться. Отдыхай, легко сказать…. Далеко за полночь и надо бы поспать хотя бы немного. Судя по тому, что я на ногах почти сутки, то от усталости должен бы валиться с ног, однако нет, и это не есть хорошо, как говорит иногда мой друг и бывший начальник Вадик Рыжов. Пока спать не хочется, можно бы ознакомиться со своими новыми апартаментами.
Обычная, на первый взгляд, трёшка в спальном районе большого города. В стандартном новом многоэтажном доме, где соседи толком друг друга-то и не знают. Но ключ от входной двери, который мне дали в техническом отделе, с виду тоже обычный, но только с виду. Сделать такой если и можно, то надо очень постараться, и без точных станков здесь не обойтись, судя по качеству изготовления. Скопировать такой по отпечаткам явно не получится, тем более сделать это в простой слесарной мастерской «на коленке». Да и вскрыть дверь быстро даже с помощью отрезной машины, которую строители почему-то обзывают болгаркой, тоже не удастся. Поэтому спать можно спокойно, и кроме своих сюда никто просто так не попадёт. А эти «свои» знали, с кем придётся дело иметь и для чего всё это нужно. В холодильнике полный набор продуктов быстрого приготовления, которого хватит двум постояльцам дня на три при умеренных аппетитах. Чай, кофе, печенье на столе.
Телевизор на месте, кровать заправлена, полотенца в ванной и туалетная бумага там, где положено. В шкафу сейф, который открывается только при подтверждении кода с помощью моего смартфона. Туда мы положим до времени удостоверение нашей службы – моё, и Белыша. Пока носить с собой ни к чему. Прямо гостиница специального назначения. Да так оно и есть. Изнутри все окна оклеены прозрачной плёнкой, через которую прекрасно видно улицу, а вот снаружи эта самая плёнка даёт блики, такие, что любое наблюдение за квартирой ничего кроме потери времени не принесёт. А если она ещё и тепло отражает, то ни прибор ночного видения, ни прицел снайперской винтовки точно не справится. И стеклопакеты в окнах явно толще обычного. В прямом смысле мой дом, хотя и временный – моя крепость.
Видеодомофон тоже обычный, но только с виду. Мало того, что можно хорошо рассмотреть потенциального гостя перед входом в подъезд, так без проблем разглядеть тех, кто находится не только перед дверью в квартиру, но и на лестничных площадках этажом выше и ниже. Есть ещё и опция просмотра видеозаписи в ускоренном варианте за восемь часов до этого. Нужно, только нажать соответствующие кнопки на блоке управления. А вот камер наблюдения в подъезде я так и не заметил. Профессиональное решение, ничего не скажешь. Прямо не домофон, а интеллектуальная система наблюдения. Однако программа на сегодня выполнена, и можно укладываться спать. Лёгкий ужин, точнее очень ранний завтрак в виде чая с бутербродом, разогретым в микроволновке, и отбой, надо только поставить будильник. Отпуск сделал своё дело, и последнее время никакие вещие сны больше меня не доставали.
Утро выдалось тёплым и на редкость тихим. Ветер, задувавший накануне, успокоился и южный город из окна такси выглядел вполне дружелюбно и комфортно, если не считать вечного проклятья мегаполисов – автомобильных пробок. Однако таксист, смуглый парень, немного похожий на своего киношного коллегу из фильма «Такси», ехал почти так же как его собрат по профессии. Вскоре я был около банка. Охранник в ответ на мою просьбу пропустить к начальнику службы безопасности только пожал плечами и заявил, что ему никто распоряжения не давал. А если так, то я набрал номер Павлова, но – «абонент не отвечает, перезвоните позже».
– Тогда соедините меня с ним, – попросил я.
– Не получится, он занят, – страж вертушки был неумолим, но за показной строгостью я уловил какую-то растерянность.
– Хорошо, позвоните в приёмную….
– Вам лучше самому, – словно извиняясь, сказал он, пододвинув мне телефон.
Лучше, так лучше, если человек просит, почему не пойти на встречу. Судя по тому, что после звонка меня соединили с директором практически мгновенно, похоже, моего визита очень ждал лично сам босс. Охранник даже не стал требовать того, чтобы я расписался в журнале для посетителей, после того как поговорил с секретарём. Как только я оказался в приёмной, секретарь – пышная блондинка средних лет, без лишних слов, услужливо распахнула дверь тамбура директорского кабинета, будто перед ней был не частный детектив, из какого-то «Легионера», а председатель Центробанка собственной персоной, или министр финансов.
– Сергей Петрович, проходите, присаживайтесь, – директор даже приподнялся из-за стола.
Вроде бы и тот же человек, которого я видел вчера, а что-то изменилось во взгляде. Нет той уверенности, и под глазами синева, будто, как и я не спал всю ночь.
– Как устроились?
Однако вместе с вежливостью я уловил некоторую тревогу в голосе банкира. А если учесть то, что начальник службы безопасности «занят», и никакого распоряжения на мой счёт никому не оставил, хотя должен был по-всякому, то что-то произойти могло только с ним.
– Спасибо, нормально, что-то случилось с Павловым? – поинтересовался я.
– Уже знаете? – банкир удивлённо поднял брови.
– Догадался.
– Даже не знаю, с чего начать. Дело в том, что он и его заместитель Федотов попали в ДТП этой ночью. Оба доставлены в больницу скорой помощи, я только что оттуда. Им сделали операции, сейчас их жизнь вне опасности, как говорят доктора. Понять не могу, оба трезвые, Николай Николаевич отличный водитель. Машина всмятку, их спасло то, что были пристёгнуты и сработали подушки безопасности.
– Когда это произошло, и что говорят в ГАИ?
– Примерно в час ночи. Машина слетела в кювет. Полиция говорит, что водитель, по словам Павлова, уходил от лобового столкновения с грузовиком. Сейчас ищут предполагаемого виновника. Видеокамер там нет, пока ещё не поставили. Дорога совсем новая. Прямых свидетелей тоже не нашлось. О происшествии сообщил водитель микроавтобуса, который после смены вёз рабочих. Один из них оказал первую помощь, он раньше работал фельдшером. Что же за напасть такая?! То человек, которого мы на работу принимаем, в больницу попадает. То начальник службы безопасности вместе с замом, туда же. Скоро до сторожей дойдёт.
– Быть может, случайность?
– Надеюсь, и попросил бы в рамках вашей компетенции пообщаться с полицией. Если что-то появится интересное с вашей точки зрения, будьте добры…. Мне хотелось бы располагать как можно более подробной информацией. Работники ведь наши. Если нужна машина, я распоряжусь.
– Не стоит, я уже почти решил проблему. А вот с удостоверением сотрудника вашей службы безопасности мне было бы проще работать. Но просил бы сделать его задним числом, скажем так, мне его выдали месяц назад.
– Конечно, конечно, сейчас же распоряжусь, – он потянулся к телефону. – Кстати, вот, возьмите, – директор протянул визитку. – Секретарь всё сделает, через полчаса будет готово.
– Спасибо, обязательно буду держать вас в курсе дела.
Когда я вновь спустился в вестибюль и показал охраннику удостоверение старшего инспектора службы безопасности банка, он совсем не удивился, и даже не обратил внимания на число, как мне показалось.
– Значит, у нас работать будете? – поинтересовался он.
– Ну да, уже работаю. А сейчас подскажите, как выйти из здания через «заднее крыльцо»?
– Проще простого, можно даже не выйти, а выехать. Сейчас инкассаторская машина пойдёт на заправку, с водителем и уедете. Я позвоню, одну минуту.
Вскоре банковский броневик, выехав из ворот, покатил вдоль улицы, набирая скорость.
– Можно медленнее и так, чтобы мимо главного входа, – попросил я водителя.
– Как скажите, – он свернул в переулок, чтобы выехать к интересующему меня месту. – Останавливаться надо?
– Нет, не стоит.
– Предупредите заранее, где вас высадить.
– Где-нибудь по пути около торгового центра. Есть такой?
– Да, конечно, минут пять, и будем на месте.
Оставив меня около красно-белого здания гипермаркета, броневик покатил дальше. А мне надо думать, что дальше делать. Я нашёл свободный столик в кафе и заказал себе кофе. С «корочкой» от банка проще объяснять кому-то, почему я хочу видеть своих коллег, попавших в ДТП. А тут ещё и с Михалычем обморок в туалете. Неужели и его? За что? Только за то, что знает истинную причину болезни Белыша? И кроме него никто не сможет сказать, что это было, да и то доказательств никаких. Но, нет человека, нет проблемы, уже с гарантией, тем более что по его же словам, ни одна судмедэкспертиза ничего не определит. Что-то мне это напоминает, и где-то это уже было.
Даманцева – понятно, хотя и не понятно за что, и кто. Белыша – за то, что начал копать глубже, чем надо, и выкопал что-то, хотя и сам не знает, что. Медсестру за компанию чуть на тот свет не отправили только потому, что Жеку очень хотели туда же, но к чьему-то неудовольствию Вершинин оказался на месте. «Персонал» быстро понял, с кем имеет дело, и оценил свои шансы как нулевые, в случае прямого контакта с нашим йогом-терминатором. А Павлова-то за что? Точнее почему? Или всё же случайность? Или тоже увидел то, что не нужно?
Прямо теория заговоров. Если так, то моё прибытие на гостеприимную местную землю вряд ли осталось незамеченным. Рано или поздно догадаются, кто я такой и зачем здесь, но для этого нужно время. Поэтому у меня есть преимущество, хотя и небольшое. Умеют ребята работать и делают это без тормозов, маскируя всё под несчастный случай. Даже я не заметил никакого серого «Форда», или какой-либо другой машины, в которой кто-нибудь бы «загорал», когда мы катались около банка. Каковы же ставки, чтоб вот так вот с обычными людьми? Однако пора искать колёса, потому что кататься на машине, принадлежащей банку, означает сразу попасть в поле зрения наших вероятных друзей-соперников. Но перед этим следует связаться со своими.
Вечера ждать не стоит, слишком быстро меняется ситуация. Однако Лосев опередил меня. На экране моего очень многофункционального смартфона высветился знакомый номер и после того как я чиркнул пальцем по дисплею, мелодичный женский голос робота-ответчика проворковал:
– Уважаемый клиент, напоминаем, что вы заказали такси по этому телефону два часа назад, машина прибудет через пятнадцать минут на указанный вами адрес, просим подтвердить заказ.
Всё понятно, если я не могу разговаривать по какой-либо причине, достаточно сказать – «Извините, вы ошиблись номером» и у тех, кто рядом вопросов не будет. Если даже кто-то попытается проверить – пожалуйста, такой номер есть, и фирма тоже. Когда всё нормально, обычный ответ – «да, конечно».
– Доброе утро, – голос Лосева отдавался небольшим эхом из-за кодирования сигнала. Компьютеру нужно время чтобы превратить обычные слова в кашу из единиц и нулей, и этот цифровой винегрет – обратно в слова. – Ситуация усложняется, я решил не ждать вечера. Белыша перевели в военный госпиталь под усиленную охрану. Официально по документам – в частную клинику. Парень вроде на поправку пошёл. Пусть квалифицированные доктора внимательно посмотрят на него. Там есть хорошие специалисты токсикологи. Вершинина срочно отзываем, он нужен в другом месте. Что собираешься делать?
– Съездить в больницу переговорить с начальником службы безопасности банка. Они вместе со своим заместителем попали в ДТП. Сейчас приходят в себя.
– Когда это произошло?
– После того как они оставили меня в больнице для встречи с Белышом.
– Неужели и их тоже?
– Пока не знаю. Надо разбираться. Хочу встретиться с родителями Евгения и заглянуть к нему на квартиру, там должна быть флэшка с записью с камеры наблюдения с места аварии некоего гражданина Даманцева Марата Борисовича. У меня есть подозрения, что все проблемы у Белыша начались после того, как он под занавес своей карьеры в полиции по заданию начальства проводить стал проверку по факту гибели этого бизнесмена. Попросил бы собрать всю доступную информацию о нём. Кстати, с сегодняшнего дня я ещё и сотрудник службы безопасности этого банка. Поговорю с доктором, который лечил Белыша, если тот успел прийти в себя. Пришлось немного помочь разыскать его охране.
– Сам не раскрылся?
– Нет, здесь всё нормально. Я всего лишь – «больной, который зашёл в туалет» и позвонил куда надо, правда, мой номер не высветился.
– С банком правильное решение. По Даманцеву посмотрим всё что можно, но для этого необходимо время. Работай аккуратно, до вечера – Лосев отключил связь.
Начало командировки совсем интересное. Жаль Жеку переводят, если что-то понадобится выяснить, то времени потребуется гораздо больше. Сейчас лезть в госпиталь не стоит. Военные всё равно не пустят туда никакого частного детектива или работника службы безопасности банка. И Павлов выбыл из игры, в которой и не должен был участвовать. Вот с него-то и начнём, но сначала транспорт.
Однако на первый взгляд простая задача – взять на прокат авто, такой оказалась только на первый взгляд. В двух фирмах ответили, что машины освободятся только через три дня, не раньше. В третьей предложили по сходной цене белый джип кадиллак, который в транспортном потоке видно за километр, как слона среди овец. В четвёртой в наличии оказались отечественные «Лады», далеко не первой свежести. Судя по внешнему виду, их надёжность сразу внушала большие сомнения. Я уже начал терять терпение, но наконец, мне ответили, что есть машина, которая может меня устроить. Ею оказался чистокровный «японец» с правым рулём и форсированным двигателем. С таким я уже имел дело однажды, тем более что на бензине мне экономить не нужно. И цвет удачный – серый металлик, широко распространённый среди легковых авто. В транспортном потоке следить за такой машиной весьма непросто.
– Навигатор и регистратор за отдельную плату, – обрадовал меня высокий худощавый парень, менеджер фирмы.
– Спасибо, обойдусь, – я положил подписанный договор в бардачок, хлопнул дверью и плавно нажал на газ.
Двигатель послушно заурчал, будто соскучился по дороге, и я выехал со стоянки. А дальше? А дальше в незнакомом городе даже с хорошим навигатором в виде моего спец. смартфона не всегда просто. Тем более что «наставники» из дорожной службы меняя знаки, не сразу вносят эти изменения в базу данных. Оказавшись пару раз на полосе для общественного транспорта, я понял, что сначала надо более внимательно изучить маршрут, а уж потом ехать куда надо, так как надо. Хорошо, что не попался гаишникам под раздачу. Первое путешествие по незнакомому городу оказалось немного напряжённым, но вскоре впереди появились знакомые корпуса больницы. В регистратуре мне прямо сказали, что к больному «не положено».
– А если очень надо?
А вот если очень надо, то оказывается, можно. Тем более что Павлов уже пришёл в сознание и чувствует себя не то чтобы удовлетворительно, но не так как вчера, да и полиция у него успела побывать. Уже хорошо, теперь моя очередь. Охранник на входе в лечебный корпус на этот раз оказался человеком пунктуальным, и внимательно переписав данные моего удостоверения службы безопасности в журнал посещений, потребовал ещё и водительские права.
– А это зачем? – я кивнул на объявление на стене. – Там же написано: – «документ, удостоверяющий личность».
– А затем, уважаемый Сергей Петрович, что такие корочки можно купить на любом базаре, а права, всё же государственная организация выдаёт, ГИБДД называется. Хотя бы какие-то гарантии, но есть. Мало ли, если что и произойдёт, ко мне претензий не будет.
Надо же, профессионал, даже имя отчество запомнил с одного раза.
– Отпечатки пальцев, случайно не надо? – поинтересовался я.
– Оно бы не лишне, – совершенно серьёзно ответил охранник. А то вчера, наркоман ночью пытался украсть лекарства прямо из отделения интенсивной терапии. Хорошо, кто-то из больных спугнул. А ведь тоже докУмент предъявил, студенческий билет. Полиция все мозги нашему начальнику смены вынесла: – «почему? да почему?». Пробили по компьютеру, нет, оказывается, никакого такого студента. Нет и всё! В природе не существует.
– И вы пропустили?
– Не я. Сменщик.
– Ничего, найдут, камеры у вас на каждом углу натыканы. Засветился, наверное, раз десять.
– Ага, как же! – в его голосе почувствовалось, скрытое злорадство. – Оказывается, не работает эта хрень, когда надо. Сколько раз говорил начальству – люди главное, люди, и дисциплина, – он поднял палец к верху. – А они всё, фонд зарплаты экономить надо, оптимизировать, тфу, всё равно, что кастрировать…. Вот и до экономились, оптимизаторы. А-а-а… проходите, вы точно на наркомана не похожи. – Он махнул рукой. Заболтался я, кажется.
– А на кого похож?
– Сам на себя, – он вернул мне удостоверение службы безопасности банка.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Татьяна Ка. Август 16th, 2019, 5:18 pm

Последний кусь прочитался повеселее.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9837
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 16th, 2019, 10:44 pm

Ого! Задача усложняется. Кажется, всё само в руки идёт, вроде бы. Я потратил только сутки на то, на что у людей уходит уйма времени. И, так, без особого напряжения. Вот только когда сразу «клюёт», не факт, что дальше всё сложится так, как надо. Почему, интересно, система наблюдения в больнице отказала в самый неподходящий момент? Теперь фото студента-киллера не увижу. Единственный, кто знает, как он выглядит – Вершинин. И то парень явно не дурак, медицинскую маску нацепил, благо, что слетела, когда убегал. Тут фоторобот не вариант, если и составят портрет, то куда с ним? Это даже же не фото! Компьютер, конечно, будет искать совпадения в базах данных, но столько выдаст, что смысла проверять нет.
Поэтому рассчитывать на такой вариант вряд ли нужно. Интересно, как отключили систему наблюдения? Она-то работает изолированно. Это значит, это значит…. Ребята очень подготовленные, и имели реальный доступ к электронике. Но сделать это за такое короткое время! Уметь надо. Помешал Вершинин. Тут они просчитались. Не подумали, что Жека уже у нас работает, и теперь мы обеспечиваем его безопасность. Но сейчас, может, и догадались, только поздно. А вот и отделение, где лежат Павлов и Федотов.
Пожилая медсестра на посту поинтересовалась:
– Молодой человек, куда идём?
– В палату номер семь к Павлову Александру Ильичу.
– Это тот, который в аварию попал?
– Ну да, он самый.
– И, что за люди! Покоя человеку не даёте. Прийти в себя не успел, полиция прибежала. Сейчас вы. А вы, собственно, кто ему будете?
– Я с работы, это мой начальник.
– Ну, если так, проходите, только не долго. Ему ещё нельзя напрягаться, так что вы аккуратнее. Последняя дверь по коридору с левой стороны.
Кровать Павлова оказалась прямо около дверей, и в человеке, лежавшем на ней, я с трудом узнал того, кто встречал меня вчера вечером в аэропорту. Только седая шевелюра подсказала кто это. А лицо! Всё измазанное йодом в пластырях и бинтах. Рука в гипсе, нога в гипсе и вместо строгого делового костюма – видавший виды больничный халат.
– Привет, – он протянул левую руку для приветствия. – Видишь, даже поздороваться не могу по-человечески.
– Да ладно, бывает, – я устроился на табурете, стоявшем рядом.
– Не думал, что вот так.
– Никто не ждёт. Что скажем? Давайте по порядку, – я включил смартфон на запись.
– Чёрт, не люблю по старой памяти говорить на камеру, – он кивнул на телефон. – Но придётся. Короче, когда мы тебя высадили в больнице, решили с Фёдоровым покрутиться по городу, на всякий случай. Я уже начал сомневаться, в том, что кто-то следит за нами, а тут…. Опять этот серый Форд мелькнул на хвосте. Мы решили выйти на трассу, оторваться, а потом встать где-нибудь, чтобы считать номера. Машина-то у нас приличная, ты видел, гонять позволяет, почти новая, всего два года, как банк купил. Вроде всё получилось, как надо. Осталось совсем немного, а тут эта фура.
– Какая фура?
– Думаешь, я номер рассмотрел на такой скорости. Кажется, «Вольво» с полуприцепом. Ехал, чтоб ему…. без фар, и даже без габаритов. То ли у него антиблокировка не сработала, то ли ещё что. Короче, фура начала складываться. Как успел Коля вывернуть, не знаю? Но полетели хорошо, если бы не куча песка в кювете, было бы хуже, а так, сам видишь. Хорошо подушки безопасности сработали иначе бы, крышка. Да, и водитель какой-то остановился. Потом сразу ещё один микроавтобус подкатил с рабочими. Один из пассажиров помог остановить кровь и перебинтовал, даже шины наложил, наверное, медик.
– Фельдшер бывший, в полиции сказали. Видеорегистратор был?
– Быстро работаешь, – Павлов попытался усмехнуться, но вместо улыбки лицо исказила гримаса боли. – Чёрт…. Челюсть болит, будто кирпичом приложили. А регистратор, действительно был, только гаишники не нашли, сказали ещё раз по светлому времени будут смотреть.
– Не врут?
– Нет, меня ещё кое-кто из начальства помнит. Фуру уже начали искать, только найти будет трудно. За это время машина уже могла оказаться где угодно.
– Как Федотов?
– Ему меньше повезло, но, вроде бы, живой. Пока в реанимации. Тут дела есть и похуже. – Он попросил жестом пододвинуться ближе. – Михалыч, доктор, который с тобой разговаривал, с подозрением на инфаркт лежит у себя же в отделении. Краем уха слышал во время обхода. Врачи, удивляются, как такое вообще могло случиться. В туалете нашли, кто-то из больных позвонил, сказали, что в соседней кабинке работает сотовый телефон, и никто не отвечает. Охрана прибежала, а он там. Представляешь? Что-то заваривается серьёзное, опыт подсказывает. По мелочам так не делают.
– Вполне возможно. Лучше, если вас переведут в клинику УМВД. Как ветеран, имеете право. Что думаете по поводу аварии? Подстава?
– Даже не знаю, а смысл?
– Пока только один, кто-то подумал, что вы засекли тех, кто за вами следил. Другого не вижу.
– Похоже на то. Но за это, и вот так?! Бред какой-то.
– Место, где произошла авария?
– Южное шоссе, километров пять от выезда из города, недалеко от реки. Сам увидишь, наши следы точно остались.
– Кто в ГАИ занимается этим делом?
– Капитан Быстров, Максим Владимирович, он сегодня здесь уже был. Нормальный парень, вполне профессиональный. Визитка на тумбочке, – он попытался дотянуться. – Тьфу! Что ты делать будешь?! Хорошо хотя бы одна рука работает, штаны сам спустить могу в туалете. Бери сам.
Я взял визитку и щёлкнул вспышкой своего телефона. Кажется, план работы формируется сам собой. Сначала надо в ГИБДД, послушать, что скажет тот, кто занимается этим делом. К моему удивлению, Быстров безо всяких условий согласился на встречу, после того как я, представившись сотрудником службы безопасности банка, и попросил о ней.
– Понимаю, понимаю, – полицейский оторвался от компьютера после того как я оказался в его кабинете. – Александр Ильич просил посодействовать, вам ведь тоже перед начальством отчитываться надо.
– Павлова давно знаете? – поинтересовался я.
– Конечно, он меня на службу принимал к себе в райотдел, дознавателем после окончания университета. Конкретно, что интересует?
– Прежде всего, ваше мнение.
– Если честно, – полицейский немного задумался. – Думаю, что виноват водитель, – он мельком глянул в блокнот, лежавший на столе, – Федотов Николай Николаевич.
– Почему так считаете?
– Опыт подсказывает. Вот смотрите сюда, – Быстров взял ручку и лист бумаги. – Здесь ДТП бывают достаточно часто. Причина в том, что шоссе делает плавный поворот. Если скорость высокая и водитель по какой-нибудь причине утратил внимание…. Машина уходит в кювет. Мы установили знак ограничения скорости до шестидесяти километров в час, но сами понимаете. Не он один такой. Особенно когда темно и человек долго был за рулём. Федотов, как мне известно, на работе был с восьми утра, а происшествие произошло в ноль часов пятьдесят шесть минут. Мы связались с сотовым оператором. Там сказали, что именно тогда оба сотовых телефонов оказались вне зоны доступа одновременно. Вот это и есть наиболее вероятная причина.
– А то, что Павлов говорил о встречной фуре?
– Не похоже. Следов торможения на асфальте мы не нашли. Видеорегистратора тоже. А если оба задремали, то и приснилось. Мы опросили свидетелей, оказавшихся на месте происшествия первыми, – он посмотрел в блокнот. – Там был целый микроавтобус с людьми и ещё одна белая «Газель». Так вот, никто из них никакой фуры на трассе не видел.
– Групповой сон, это что-то новое. Регистратор хорошо искали?
– Конечно, и ночью, и я сегодня утром был там вместе с криминалистом. Всё обшарили, пусто. Больше часа чуть не на четвереньках ползали, и ничего. Поэтому могу опираться только на объективные данные. Ещё скажу, обоим просто повезло. Если бы не куча песка в кювете, которая сработала как подушка безопасности, то машину остановили бы только деревья лесопосадки, а там они старые. Диаметр стволов, во! – он развёл руки. – Тогда бы не в больницу ехать пришлось, а в морг на опознание. Пока такой вариант. Быть может, ещё что-то появится, звоните, а сейчас, прошу прощения, мне пора. – Он посмотрел на часы. – Предстоит плановый разбор наших «полётов».
И мне тоже, только, чужих. Понимаю, ночью даже при свете даже хороших фонарей, найти что-то на земле небольшое, которое ещё и улетело неизвестно куда, ну очень сложно! Но не верю, чтобы криминалист и опытный дознаватель не нашли даже обломков от регистратора при свете дня! Или не искали, или их нашёл кто-то другой. Поэтому надо ехать и смотреть своими глазами и задействовать наш технический отдел.
До места происшествия я смог добраться только через полтора часа. Навигатор штука хорошая, а знать город ещё лучше. Странно, почему у ГИБДД проблемы с поиском фуры? Как положено, после знака «видеоконтроль» через сотню метров – они, любимые авторы писем счастья для автомобилистов всей нашей необъятной страны. Если грузовик прошёл, то запись осталась в любом случае. Проехав по шоссе несколько километров, я увидел именно то, что и ожидал – следы на обочине, обломки бампера и осколки стекла в кювете. Судя по длине следов в кювете, Федотов не быстро ехал, а «тихо летел», как сказал один знакомый инспектор ДПС. Какие там шестьдесят километров в час?! Причём, чёрных полос следов торможения на асфальте я не увидел ни с той, ни с этой стороны. Водитель легковой машины просто не успел нажать на педаль тормоза. А вот почему фура начала складываться на трассе, вопрос очень интересный. Не должно такого быть, а есть. Поэтому спрашивать будем наших специалистов. Дежурный тут же переключил меня на Самохину.
– Сергей Петрович, определись с тем, что хочешь от нас получить. А там подумаем, как сделать.
– Вера Павловна, думать некогда. Если коротко, то мне надо знать насколько вероятно то, что водитель слетел с трассы, потому что заснул. Местные гаишники говорят, что на этом участке машины бьются постоянно.
– Аномальная зона что ли?
– Да нет, плавный поворот с очень большим радиусом. И ещё, куда мог улететь видеорегистратор после аварии. Вроде искали, и вроде не нашли.
– Всё понятно. Сделай снимки с места происшествия с разных ракурсов. Назови марку машины, год выпуска и скажи где стоял регистратор? Сбрось файл на наш адрес.
Сказано, сделано. Самохина сама позвонила мне.
– Сергей Петрович, хотя бы полчаса надо, поэтому подождать придётся.
А куда деваться? Пока есть время, посмотрим на месте, это всегда полезно. Однако мои поиски по спирали закончились ничем. Наконец, позвонила Вера Павловна и без предисловий заявила.
– Вероятность того что водитель заснул, и машина из-за этого ушла в кювет один к девяти.
– Почему?
– Слишком велик угол колеи относительно трассы. Водитель, похоже, вывернул руль и улетел в сторону. Теперь, смотри на своём смартфоне картинку, заштриховано то место где может быть то, что тебя интересует. Там совсем немного. Вопросы есть?
– Нет.
– Тогда пока, – она отключила связь.
«Совсем немного» оказалось не так уже мало. И сколько я не ползал на четвереньках в прямом смысле, но так ничего и не нашёл. Скорее всего, кто-то забрал гаджет с вероятностью девять к одному, как говорит Самохина. Но десять процентов…. Как же без них? Когда я уже направился к машине, которую перед этим поставил на съезде на просёлочную дорогу, в траве увидел тонкий чёрный провод. Ну, надо же! вот будет смеху если это то, что я ищу. И совсем не там, где рекомендовали «ботаники» Самохиной. И на этот раз не ошибся. Теперь, главное всё сделать правильно. Сначала снимок объекта на траве с привязкой к месту. Потом надеваем на руку мультифору, в которой лежали документы по аренде машины, за неимением резиновых перчаток. И аккуратненько, аккуратненько, чтоб своих пальчиков не налепить…. Ну вот и он!
Точно, передо мной был тот самый регистратор, который дважды не отыскали гаишники и, наверное, не нашёл бы, и я если бы полез напрямую через траву к своему авто. Даже на душе спокойнее стало. Косвенным доказательством того, что эту штуку подкинули, и есть как раз неправильное место. Грамотно сделали, что не стали его класть на виду. Слишком уж нахально получится, можно и засомневаться. Корпус повреждён незначительно и карта памяти на месте. Вопрос, а что на ней? По логике для того и подбрасывали, чтоб было как надо. После того как я позвонил Быстрову в трубке «раздалось молчание».
– Что, на самом деле? Как вам это удалось? Мы же там всё просмотрели!
– Потом расскажу. Ищите криминалиста, чтоб считать карту памяти.
Хотя я уже догадываюсь, что там. Но вдруг? Только чтобы это «вдруг» получилось, надо бы эту карту памяти дать в руки нашим специалистам или хотя бы информацию с неё. Мои желания так и остались желаниями. Как только я появился у Быстрова и протянул ему полиэтиленовый пакет, он заметил, как бы, между прочим.
– Сразу видно, раньше в полиции работали. А вчера, где были в это время, если не секрет?
– Дома.
– И кто может подтвердить?
Ого, профессионал. Проверяет все версии, даже те, которые на первый взгляд имеют вероятность близкую к нулю. И ничьё мнение ему не указ, даже бывшего начальника, человека, весьма уважаемого.
– Двое, компьютер системы охраны дома, где я живу, и водитель такси, белый «Солярис». Госномер 345 серия ЕТ одну букву не запомнил. Регион – местный.
– Надо же и номер помните….
– Меня этому учили. Однако давайте по делу. Очень уж интересно, что там, – я кивнул на пакет, лежавший на столе.
– Вообще-то не положено.
– Но с учётом, того кто нашёл… – добавил я.
– Хорошо, только файл копировать для вас не буду. Нельзя. У меня на компьютере даже нет портов вывода информации, чтобы не было проблем с утечкой. Начальство распорядилось.
Да я в теме, сам такой. А мне и не надо ни вывода, ни ввода. Я достал свой чудо смартфон и чиркнул пальцем по монитору и положил его обратно в карман.
– Беззвучный режим включил, чтоб не мешали, – поймав вопросительный взгляд Быстрова, сказал я. – И где же ваш криминалист?
– Скоро будет, – полицейский посмотрел на часы. – Сейчас он как раз просматривает видео с камер наблюдения на выезде из города, и действительно, в дверях появился тот самый очкарик. Именно таких обычно назначают на должность продвинутого компьютерщика.
– Максим Владимирович, – начал он. – Ничего существенного, ни одной фуры я не увидел. Три самосвала, остальные – легковые. Машины стояли минут пять, потом поехали на красный. Светофор заклинило. Бригада приехала через полчаса. Они всё починили. Файл отправили по сети вам на компьютер, ищите в папке «входящие». Что смотреть будем, – он достал свой ноутбук и какие-то гаджеты.
– Вот это, – Быстров пододвинул ему пакет, в котором лежал регистратор. – Перчатки одень. Нас интересует последние пять минут.
– Можно было и не говорить, я понял, – парень без лишних слов достал карту памяти и установил её в считывающее устройство.
Через несколько минут на экране монитора появилась картинка – ночная дорога, летящая навстречу.
– Коля, надо заканчивать эти казаки-разбойники, – раздался за кадром голос Павлова.
– Понял, командир, ещё немного. Мы уже оторвались. На въезде в город, там, где светофор, встанем за кафешкой. Зайдём туда. Они по любому притормозят. Там и посмотрим, номер срисуем, потом пробьём.
– Идёт, Коля, Коля…. Блин!!! – дальше последовала фраза, которую на телевидении обычно заменяют одним коротким словом из двух букв – п-и-и-и-и.
Дорога метнулась влево, и лесополоса мгновенно выросла перед автомобилем. И всё, изображение исчезло.
– Что скажем, Максим Владимирович?
– Ничего не понимаю, – полицейский постучал ручкой по столу. – Никакой фуры. Зачем руль крутить-то? И точно, не спали за рулём. Теперь я в этом уверен.
А я, кажется, понимаю. Видеозапись поправили как надо, и только. Мы видим то, что кому-то нужно. Интересно, что скажет наш компьютерный гений?
Парень посмотрел на монитор и задумчиво проговорил.
– Не знаю, не знаю…. если только видеозапись подкорректировать? Но это же надо достать регистратор вырезать то, что нужно, сделать так, чтобы незаметно было. Вернуть на место. Времени требуется, ну, скажем… хотя бы часов шесть, может быть и больше.
– Признаки видеомонтажа заметны?
– Я об этом не думал. Запись надо посмотреть ещё раз.
И ещё раз, и ещё и ещё…. После пятого раза компьютерщик откинулся на спинку стула и сказал.
– Нет, ничего не вижу. В смысле, ничего существенного.
– Послушай, – Быстров оставил свою ручку в покое. – А с камер наблюдения на выезде из города как-нибудь запись можно удалить?
– Нет, никак. Всё пишется по защищённым каналам связи в центре контроля движения.
– Максим Владимирович, – я вопросительно посмотрел на Быстрова, – мне бы координаты водителей микроавтобуса и «Газели», которые первыми оказался на месте происшествия.
– Уважаемый Сергей Петрович, – Быстров сделал паузу. – Не мне вам объяснять… не положено, как-то так. – В его взгляде промелькнуло скрытое злорадство, которое можно объяснить только профессиональной завистью. Надо же два раза искали, и мимо, а тут появляется какой-то старший инспектор какой-то службы безопасности, и вот он – регистратор.
Действительно, если как-то не положено, то и не надо. То, что мне нужно знать, уже знаю, но не всё. Сейчас стоит проверить то, что срисовал мой смартфон. Однако обещания Самохиной полностью соответствовали тому, что я увидел на экране. Через минуту файл отправился в наш тех. отдел с припиской, что могло исчезнуть оттуда. Быстро время летит, особенно, когда не знаешь, чем заняться. И не потому, что делать нечего, а потому что и то надо, и это, и ещё кое-что, и лучше ещё, чтобы позавчера. А сейчас пора к Белышу на квартиру, тем более что его родители уже на месте.
Старая пятиэтажка в далеко не новом районе города встретила меня обычным отсутствием места, где бы я мог припарковаться. Пришлось покататься по двору, забитому машинами, прежде чем освободился пятачок на площадке перед небольшим магазином, расположенным недалеко от дома. Однако время, потраченное мною, оказалось вовсе не лишним. Кое-что интересное рассказали бабушки, оккупировавшие место на лавочке возле подъезда.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 17th, 2019, 10:37 am

Как только я подошёл к двери подъезда, то понял, что немного прокололся. Там стоял кодовый замок, а шифр я не спросил у Жени. Можно, конечно позвонить, телефон Белыша-старшего в памяти моего смартфона остался, или набрать номер квартиры, но сначала попробуем старый испытанный метод, который иногда называется КОК или – краткий оперативный контакт.
Бабки дружно замолчали, когда я дёрнул ручку на себя, надеясь, что дверь открыта. Придётся подождать пока кто-нибудь не выйдет из подъезда, или всё же позвонить Жекиному отцу. Жаль, что нет с собой волшебной «таблетки», которая отрывает такие двери. Но это сейчас не главное, меня больше всего интересует реакция обитателей «насеста».
– Зря торчим, молодой человек, – ехидно заметила бабуля в синем платке в горошек, та, что сидела ближе к двери.
– Это почему?
– А потому, – бабка поправила очки. – Ходят тут всякие…. А все, кто дома, здесь, и никто оттуда не выйдет. И домофон сломался, ребятня добила.
– И Белыша нет?
– А-а-а, так вы опять к нему? – бабка вроде немного успокоилась.
– Простите, не понял.
Женщина сняла очки, протёрла их платком и опять нацепила на нос.
– Прости, милок, попутала, очки менять пора. Но, похож, похож….
– Да, на кого похож-то?
– Приходили тут двое. Один почти такой же. Женьку искали. Говорят, коллекторы. Будто он деньги занял и не отдаёт. Это Женька-то?! Да я его как облупленного знаю, ещё, когда он вот таким был, – она показала себе по пояс. – Дружок его, Толька из первого подъезда, тот мог. А этот? Этот – нет!
– Коллекторы давно были?
– А тебе зачем? – бдительная бабка сверлила меня взглядом.
– Так мы работаем вместе, – я быстро показал удостоверение, закрыв пальцем слово «банка».
Красная корочка подействовала, будто волшебная палочка. – Сегодня его из больницы выписали, вот и хотел проведать, дозвониться не могу трубку не берёт, – соврал я.
– А чего сразу не показал? То-то, гляжу, вроде как из милиции. Значит, с Женькой работаете?
– Ну да. Так, когда коллекторы были, простите, э-э-э…?
– Елизавета Петровна, – уточнила бабушка. – Позавчера. Спускаюсь, это я на улицу, пакет с мусором взяла, чтобы выбросить, а эти двое возле квартиры стоят и названивают, и названивают. Я им и говорю, чего, мол, кнопку давите. Нет его, и не будет, в больницу попал, отравился. И нечего, мол, тут…. А они меня стращать начали. Передайте ему, чтобы рассчитался. И поговорите с ним, чтоб по-хорошему, иначе всем плохо будет. И кому это? Мне? Да видела я таких! Второй раз приходят, неймётся.
– Те же самые? – уточнил я.
– Нет, первый раз совсем на бандитов похожие были, а эти, вроде как люди разговаривают, без мата. – Женщина в сердцах сплюнула. – Код девяносто три ноль восемь. Иди, отец Женькин дома.
Коллекторы, такие же, как я балерина, как и строители, менявшие окна в подъезде. Терпения хватило только на одно, и как раз на этаже, где живёт Жека. Наверное, всю квартиру перерыли от пола до потолка. Не удивлюсь, что и за плинтуса заглянули. Хотя, вполне возможно, одна из двух бригад, посетивших Жекино обиталище, и есть настоящие коллекторы, очередная засада на его светлую голову. Помотать нервы, вывести из равновесия, а потом…. Человек лезет в петлю, стреляется, травится, резко тормозит на дороге без причин, да мало ли чего. Важно создать ситуацию, а после под неё можно оформить подходящий вариант. Вот ребята бы удивились, если бы узнали, что, Женя сам не в теме, что знает что-то. Просто бред! Или не бред, а цена вопроса, как говорят деловые люди.
Какой же она должна быть, чтобы любого человека можно было пустить в расход только по подозрению к причастности. К чему?! То, что в квартире побывали посторонние, у меня сомнений не вызывало, и то, что они могли оставить лишние уши – тоже. Это мы уже проходили, и не раз, а потому жмём сначала на «колокольчик» на моём смартфоне, а уже потом на кнопку звонка на стене. Пусть любопытные слушают футбол, новости, да какая разница что, только не меня.
Дверь открыл пожилой мужчина, и даже без паспорта было ясно, чей это родственник. То же круглое лицо и те же голубые глаза. Только вместо пышной шевелюры – «высокий лоб» до самого затылка и рост ниже. Я пригласил его жестом выйти на площадку и прикрыть за собой дверь, показав удостоверение.
– Сергей Петрович? – Добрый день. – Белыш-старший отступил в сторону, приглашая войти. – Женя просил, чтобы я подождал у соседей или на улице, когда вы будете здесь работать. Я сейчас, выйду во двор и побуду там.
– Не стоит, будет лучше, если вы останетесь со мной, в квартире и абсолютно не помешаете. Но придётся подождать на кухне или в соседней комнате. Только прошу, ни единого слова, пока я не разрешу.
А иначе как отец Жени объяснит любопытным соседкам то, что коллега полицейский сидит в квартире, а он – папа, вышел оттуда. Зачем? Народ начнёт додумывать, слухи пойдут. До чьих ушей они долетят, кто его знает. А оно надо?
– Есть подозрения в том, что в квартире могут быть лишние, уши и лучше, если вы будете очень аккуратно разговаривать, не затрагивая того что произошло с Евгением.
– А как же…?
– Пока я здесь, никто и ничего не услышит, я в этом уверен, Андрей Иванович, а на будущее, я уже сказал. Теперь, с вашего разрешения, – я открыл дверь квартиры.
Жучки, конечно, убрать можно, но не нужно. Лучше будет, чтобы операторы так и не поняли, что квартиру посетил некто, для кого их присутствие тайной уже не является. Сделаем доброе дело, пусть дольше побудут в блаженном неведении. Даже если соседи по обыкновению своему доложат каким-нибудь липовым спец агентам или коллекторам о том, что к Жеке «приходили из милиции», и что? Поговорил полицейский с отцом и всё. Всё в рамках обычной процедуры.
– С Женей всё в порядке? Мы с матерью места себе не находим. Она даже сюда не приехала, потому что плохо себя чувствует. Последний раз он звонил поздно ночью с какого-то телефона, и связь так неожиданно прервалась, – тихо сказал хозяин после того как мы оказались на кухне за плотно закрытой дверью. – Кофе хотите?
– Кофе, это можно, но чуть позже. Андрей Иванович, успокойтесь, пожалуйста, этот звонок был с моего телефона, и я находился рядом. У него просто батарейка села. С Женей сейчас работают лучшие специалисты, и доступа к нему кроме них нет ни у кого, – также негромко ответил я.
– Так серьёзно?
– Андрей Иванович, лучше перестраховаться. Я сейчас посмотрю квартиру, чтобы снять сомнения, а вы подождите меня здесь, на кухне, так надо. И очень прошу, ничего не говорите, пока я не скажу.
Сразу видно, что женская рука если здесь и наводила порядок когда-то, то времени прошло уже достаточно, чтобы следы пребывания дамы стёрлись. Нет, никакого бардака, совсем даже наоборот. Чистота, аккуратность, если не идеальная, то близкая к ней. И всё бы хорошо, но квартира больше похожа на казарму. Вроде бы и всё на своём месте, но тем, что обычно называется уютом, тут и не пахнет. А мы сейчас начинаем «зачистку» территории с поправкой на то, что говорила Самохина. Отключаем функцию «колокольчик», и стартуем с… скажем, с санузла. Наши визави народ грамотный, точно знают, что всякий нормальный человек по телефону может разговаривать и там. Открываем кран, чтобы появился шум воды, заработал жучок, и вперёд.
Можно, конечно, и безо всяких звуков, всё равно найдём, но так надёжнее. Ну, надо же! Кажется, угадал. Вот он, родимый! Прямо на обратной стороне канализационной трубы в углу. Трогать не будем, и всё оставим на месте на радость операторам. А вот где и что, теперь знают не только они. И, так, по всем помещениям набралось целых семь штук скрытых средств передачи звуковой информации, как говорят в отчётах специалисты. Хорошо, что не поставили видео наблюдение, иначе засветился бы, точно. И «последний удар кисти» – красный телефон с диском набора номеров, судя по всему – раритет, доставшийся Жене от дедушки вместе с квартирой. Странно, но никаких жучков там я не обнаружил. Да и зачем, если это можно сделать, подключившись к распределительной коробке на лестничной клетке. Можно, конечно, отключить от коробки, а можно просто его накрыть тёплой курткой, которая висит тут же, рядом на вешалке или даже двумя, чтоб надёжнее. Однако и кофе готов, судя по запахам с кухни.
– Андрей Иванович, как кофе? – поинтересовался я, перед этим включив подавление радиосигнала и прикрыв за собой дверь в кухню, на всякий случай.
– Готов, только к нему ничего нет. Всё жена выбросила, после того как Женя оказался в больнице.
– А вы сами-то пили?
– Да, конечно.
– И как?
– Вы думаете, что Женю могли отравить? – чашка с напитком застыла в воздухе. – Но зачем?
– Пока не знаю. Будем разбираться. Я нашёл здесь целых семь жучков, но снимать их не стал, поэтому очень прошу со словами осторожнее, если не хотите усугубить ситуацию. И пожалуйста, пока не убирайте вещи с телефона.
– Что вы, что вы! Я и жене скажу, чтоб ничего лишнего не болтала.
– Даже по телефону.
– И по телефону тем более. Кофе пейте, а то остынет, – он пододвинул чашку. Неужели и в полиции следят друг за другом?
– Пока не знаю. Меня интересует нечто иное – шариковая ручка, лежавшая на столе здесь, как говорил ваш сын. Обычная, чёрная, из мягкого пластика. Где она, не знаете?
– Не видел, может жена выбросила. Это так важно?
– Да, очень, почему не говорю.
– Тогда давайте поищем.
– Только молча, – напомнил я.
– Через несколько минут заветная ручка лежала передо мной на столе.
– Где нашли?
– В шкафу, жена, наверное, убрала. И Женя у нас такой пунктуальный, весь в маму. Очень не любит, когда вещи не своём месте.
– А провод?
– Переходник, что ли?
– Ну, да.
Через минуту Белыш вернулся с тонким чёрным проводом в руках. Наконец-то! Я открутил колпачок, точно, это то, что я искал. Вот он разъём, и вот он провод-переходник. Дальше, дело техники. Скачаем, отправим, а там посмотрим, что там. Однако пора прощаться, и так почти два часа потратил, но не зря. А сейчас надо уходить.
– Андрей Иванович, долго собираетесь здесь оставаться, если не секрет?
– Нет, если вы закончили, тут больше делать нечего.
– Тогда поищите, пожалуйста, какую-нибудь стеклянную кружку с ручкой или бокал, который не жалко.
– Конечно, конечно, – Белыш-старший достал из шкафа большой красный бокал в белый горошек с отколотым краем. – Вот этот подойдёт? Последний остался из чайного сервиза. Остальные переколотили. Женя и этот хотел выбросить, потому что треснутый, да, наверное, руки не дошли.
– Именно то, что надо.
Лучшего «сторожа» трудно придумать. Проверенный вариант. Стоит его повестить на ручку с внутренней стороны двери, и как только кто-то повернёт её, и попытается открыть – бац, и нет бокала. Найти точно такой же второй вряд ли быстро удастся.
Всего два дня на то, чтобы понять, что Белыша пытались убрать за то, что накопал что-то. И Павлова тоже. Стоит только просмотреть файл, который Жека скачал и всё. Ай, да Серёга, ай да молодец! И это не просто мысли вслух. Есть и доказательства. Однако моя радость оказалась, мягко говоря, преждевременной. Ничего существенного, кроме бликов на лобовом стекле машины Даманцева. Похоже, анализ требуется обстоятельный, и с помощью моего чудо смартфона его не сделать. А потому как говорила бабушка – «Лети с приветом, вернись с ответом». Не успел я отправить посылку в тех отдел, как получил ответ, правда, другой, по поводу видео с регистратора, в котором говорилось:
«…На ваш запрос сообщаем, что представленная вами копия видеозаписи с мобильного регистратора с высокой степенью вероятности была подвергнута редактированию. Об этом косвенно может свидетельствовать изменение угла освещения фарами придорожной лесополосы, что не соответствует предполагаемой траектории движения данного автомобиля, построенной с помощью математической модели ситуации …»
Кто бы сомневался. Машину вырезали, но «развернуть» фары авто Павлова так как надо наверное, не получилось. Времени маловато было у наших спарринг партнёров, а то бы подрисовали как надо. Полиции явно не до того чтобы разбираться с каким-то светом фар на придорожных кустах, по поводу какого-то ДТП. На то и расчёт. А вот если бы регистратор вовремя не нашли, тогда могли появиться вопросы, тем более, что Павлов человек уважаемый в полиции. И полностью звук вырезать тоже не стали. Иначе будут заметны несоответствия в фонограмме. Не думали ребята, что Жека будет глубоко копать. Они вообще не думали, что именно он займётся этим делом. Так уж получилось под занавес его карьеры. И никак не ожидали, что у Павлова вдруг проснутся старые инстинкты сыщика, наработанные десятками лет службы. Теперь сидят и гадают, кто я такой и вообще, зачем здесь. А это значит, что скоро, или даже очень скоро проверять начнут и меня. Задача у них усложняется. На месте одного нежелательного свидетеля почему-то появляется ещё кто-то. А сейчас пора докладывать о результатах Лосеву, а заодно и поинтересоваться, что нового появилось на счёт господина Даманцева. Однако ничем интересным в этот раз меня Лосев не обрадовал.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Татьяна Ка. Август 17th, 2019, 1:05 pm

я вот все думаю насчет фуры... не возможно ее забыть или не заметить, не могла она сложиться и бортануть автомобиль без улик, без чего-то отпавшего, без следов и так далее. Тут без вариантов - если фура была, но ее никто не видел, значит все врут. Коли любого.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9837
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 17th, 2019, 3:09 pm

Так не бортовала же. Только складываться начала, а это без проблем. Чуть повернуть руль, ABS на тягаче срабатывает, на полуприцепе тормоза пустые. Типа того. Вот и пришлось встречной машине в кювет, а там "рояль в кустах" в смысле, куча песка. Иногда бывает. А колоть будем обязательно и совсем скоро.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 17th, 2019, 4:21 pm

Татьяна, кстати, если непонятка появилась, значит надо дать пояснение, так между делом, в двух словах. Спасибо за подсказку, сделаем.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 17th, 2019, 11:09 pm

– Времени мало, чтобы что-то найти, – сказал он. – Команду работать я дал, и специалисты будут заниматься, пока не найдётся что-нибудь стоящее. А оно есть, чувствую, что есть. Уж больно всё гладко у этого господина бизнесмена. Будто кто-то профильтровал информацию и оставил только то, что нужно. Кстати, Белыш быстро пошёл на поправку и рвётся в бой. Что скажешь?
– А доктора?
– Они советуют подождать ещё неделю, но если очень нужно, и если очень осторожно, то можно.
– Если так, то с одной стороны было бы и неплохо. Он владеет оперативной информацией, до сих пор действующий полицейский. Приказ о его увольнении пока не подписан. Нам будет гораздо легче. А с другой, очень уж рискуем его жизнью. Трижды пытались убрать. С его появлением, попытки возобновятся, я уверен. Если он готов на роль живца, то можно и попробовать. Вершинина в этой ситуации использовать нецелесообразно. Сразу будет ясно, кто это. В больнице ещё туда-сюда, мало ли кто туда попадает и почему, а если он засветится второй раз на горизонте рядом с Белышом, всё будет понятно без комментариев.
– Мы подумаем. Что дальше собираешься делать?
– Просил бы внимательно проанализировать видеозапись с камеры наружного наблюдения уличного кафе, которую я передал в технический отдел. Что там удалили? Что интересного мог видеть Белыш, за что его приговорили три раза? То, что Павлова тоже хотели убрать, у меня сомнений нет. Их спасла только куча песка в кювете, которую насыпали за день до этого, иначе водителя и пассажира пришлось бы соскребать лопатой с деревьев лесополосы. По данным ГИБДД именно в это время заклинило светофор на выезде из города. Минут пять, а может и больше, машины стояли и ждали, пока он переключится с красного. Это как раз и освободило трассу и убрало возможных свидетелей. Потому никто и ничего не видел. Просто некому было. Просил бы посмотреть данные со спутника именно в это время. Фура не велосипед, даже если где-то вырулила на шоссе с второстепенной дороги, а потом туда же и ушла, могла засветиться. А там посмотрим, кто бы это мог быть. Думаю, что возможности наших оппонентов по части скрытного наблюдения всё же более ограничены, чем наши. Попробую поискать тот самый «Форд», о котором говорил Павлов и обязательно хочу поговорить с доктором, который лечил Белыша. Нашли его с нашей помощью. Может, что и подскажет, не верю, чтобы он просто так упал в обморок. Фото того псевдо медика хотелось бы иметь, чтобы предметно говорить, быть может, где-нибудь засветился на камерах наружного наблюдения в округе? Мне также нужны координаты свидетелей ДТП, которые оказались на месте происшествия первыми. В ГАИ меня культурно «послали». Попробую разыскать и поговорить с ними. Автомобиль – белая «Газель» и микроавтобус «Мерседес». Ехали в город, должны были попасть на камеры наблюдения на въезде.
– Хорошо, с ними разберёмся, данные сбросим. Фоторобот со слов Вершинина сделали на всякий случай, но толку от него немного. Если только встретишься лично, быть может, узнаешь. У Вершинина память профессиональная, сейчас распоряжусь, чтобы тебе его отправили. И личная просьба, точнее приказ. Работай осторожно, не рискуй лишний раз. Судя по тому, как развиваются события, мы вновь имеем дело со знакомыми методиками. Наши специалисты уже начали проверку всех возможных вариантов тренингов, сект, закрытых сообществ и прочих организаций, в этом регионе, там, где возможны подобные манипуляции. Всё, пока, до связи, – в трубке раздались гудки.
Спасибо на добром слове начальству, а мне надо связаться с доктором Малиновским, если тот, конечно в состоянии говорить. На этот раз после третьего гудка в трубке раздался немного хрипловатый голос Михалыча.
– Слушаю, Сергей Петрович, – что-то случилось?
– Хотел бы переговорить с вами лично, если вы в состоянии, конечно.
– Значит, знаете… – он немного помолчал. Конечно, могу, тем более что лежу у себя в отделении. Сейчас попрошу охрану, чтобы вас пропустили. Подъезжайте.
А пока я добирался до больницы, и «портрет» киллера появился у меня на смартфоне, если это можно назвать портретом. Просто идеальный вариант для наёмника. Пройдёшь мимо и не обратишь внимания. Темноволосый парень с короткой стрижкой, спокойный взгляд невыразительных глаз, прямой, в меру длинный нос, обычные уши… да у него вообще всё обычное, даже глазу не за что зацепиться! Зато качество! Сразу видно, что программа нового поколения. Почти фото, с первого раза не разберёшь, только лицо какое-то мёртвое, что ли. И где же такого нашли?! Хотя о чём я? Это же Вершинин, точнее его отношение к тому, что он видел, и только. А этот человек умеет отключать эмоции, чтобы не мешали остаться в живых. Вот и имеем, то, что имеем. Жаль, что нет настоящего фото, очень жаль. Но хорошо, что хоть это есть.
Как мне показалось, количество людей в вестибюле приёмного покоя уменьшилось. Один из охранников постоянно ходил между рядами кресел для посетителей и вежливо интересовался, зачем они здесь. Понятно – зачем. И, тем не менее, не выдержав такого внимания, некоторые предпочитали выйти на улицу. На вертушке меня встретил старый знакомый, который вновь потребовал и удостоверение, и водительские права.
– Я же был здесь совсем недавно, и вы меня помните, – начал я. – И все данные записаны в журнале.
– И что? Если положено, Сергей Петрович, значит, положено, не мне вам объяснять, – он вновь переписал мои координаты в журнал. – Даже если придёте через час, я опять сделаю точно так же. Вы при должности, я тоже, только служба у нас разная, уважаемый.
– Это что шутка? – во мне начало нарастать раздражение.
– Нет, работа. Я так работал двадцать пять лет. Нас на посту меняли каждые два часа, чтоб не привыкали к людям. Идите, вас ждут.
– Хорошо, тогда скажите, а вот этого гражданина не видели? – я показал фоторобот на смартфоне и «покрутил» его с разных сторон.
Охранник задумался, внимательно глядя на картинку.
– Этого? Нет. Видел, только другого. Тоже гражданин, такой весь из себя. Мне подозрительным показался.
– Почему? Как выглядит?
– На обычного посетителя не совсем похож. Ведёт себя по-другому. Уверенно так, будто здесь как у себя дома. Постоянных посетителей не так уже и много, и они все здороваются, а этот нет. И на наркомана точно не походит. Возраст примерно ваш. Одет хорошо, – он ещё раз взглянул на картинку, отодвинув её на вытянутую руку. – Рубашка у него такая, в клетку с красным воротником, запомнил, потому, что по телевизору реклама шла, и часы, которые к телефону подключаются с экраном, чёрные. Да и этот, – он кивнул на смартфон, – тоже никакой не наркоман. Я эту братву знаю. Гонял из нашего подъезда, пока всех не пересадили.
– Когда обратно вышел?
– Так он и не выходил, – охранник почесал лысину.
– Как это?
– Мог через территорию морга, он у нас рядом. Туда и въезд отдельный и калитка в заборе есть.
– То есть получается, что и в корпус можно попасть оттуда?
– Наверное, только у нас всё должно просматриваться камерами наблюдения, мы бы заметили. И сейчас мы все выходы закрыли.
– Вот именно, должно.
– Куда идти знаете? – мои последние слова охранник оставил без внимания.
– Да, конечно, – я забрал своё удостоверение и по переходу направился к лифту. Дежурная медсестра в отделении на вопрос – где доктор Малиновский, даже не спросив, кто я и зачем, просто кивнула в конец коридора.
– Да там он, в одиннадцатой палате, ждёт вас.
Вроде и виделись совсем недавно, а передо мною будто уже другой человек, словно постаревший на несколько лет. Осунувшееся лицо, тёмные круги под глазами и неестественная бледность существенно изменили вчерашний облик жизнерадостного толстяка доктора, который уверен в своих силах и готов помочь всем и вся. Он показался мне похожим на воздушный шарик, из которого немного выпустили воздух.
– Добрый день, Сергей Петрович, спасибо, что позвонили вовремя.
– То есть? – я сделал удивлённое лицо.
– Кто-то из больных услышал ваш звонок, когда я был в туалете. Человек сообщил в охрану, а иначе ещё бы пару часов, и не откачали бы меня. Коллеги сказали. Только не пойму за что?
– Уточняю, не за что, а почему. Потому, что именно вы определили истинную причину болезни Белыша, и за этим многое могло потянуться. Кстати и к нему гости наведывались, пока вы были в туалете. У вас, вроде как приступ, и вы не в состоянии ему помочь. У него обострение, осложнение, или как там, в общем, совсем всё плохо. И спросить не с кого, потому что дежурная медсестра тоже отдыхает не по собственной воле. Вы, кажется, говорили, что следы токсина исчезают через несколько часов? Кто потом будет разбираться, что произошло на самом деле и, главное, как?
– Да кто же такой этот ваш Белыш, что за ним так гоняются?!
– Пока давайте разберёмся с охотниками, а кто он – это другой вопрос. Посмотрите сюда, – я показал Михалычу фоторобот. – Не встречали?
– Этого? Точно нет. Запомнил бы.
– Вспомните, пожалуйста, что и как произошло, желательно в той же последовательности.
– Всё просто, позвонил знакомый, попросил, чтобы я спустился вниз в кафе. Оно у нас круглосуточное. – Однако эти слова доктора прозвучали как-то неуверенно.
– Ночью? Знакомый? Леонид Михайлович… – я сделал паузу. – Докторам рассказывают всё, а таким как я, вообще всё. Давайте ещё раз.
Малиновский отвёл взгляд.
– Ну, хорошо, женщина позвонила. Попросила, чтобы я спустился вниз.
– Ваша женщина?
– Да, какое это имеет отношение к делу? Вы, что в прокуратуре работаете, чтобы такие вопросы задавать?
– Точно не там, но повторяю ещё раз, если хотите, чтобы всё закончилось хорошо и для вас, и для нас, и возможно, для вашей женщины, – я сделал небольшую паузу, чтобы Малиновский понял серьёзность ситуации. – Пожалуйста, вспомните всё как есть. Я почему-то думаю, что номер вашей дамы не определился.
– А вы откуда знаете?
– Имел счастье, не первый раз, продолжим…. Вы спустились вниз, а её там не оказалось. Потом был второй звонок, с просьбой подождать и заказать что-нибудь. И номер вновь не определился.
– Вы что, следили за мной?
– Если бы, так было, то вы бы не оказались в туалете в состоянии беспомощного тела. Опыт, знаете ли, опыт. И он мне подсказывает, что голос подделали, сейчас это не проблема. Вас вытащили в кафе, и где-то рядом должен был оказаться мужчина, примерно моего возраста, в клетчатой рубашке с красным воротничком.
– Ну да, за одним столиком со мной. Так вы думаете….
– Пока не знаю. Что было после?
– Потом, потом я взял кофе и бутерброд с сосиской. Чёрствыми пряниками надоело питаться, желудок уже не тот, чтобы сухомятку переваривать. Затем почему-то погас свет, но тут же включился. Вроде бы всё. Тот человек, о котором вы говорили, встал и вышел, а меня потянуло в туалет. После я отключился. В себя пришёл только в палате. Вот не повезло, только с Павловым на рыбалку собрались, и на тебе. Попал!
– Могу успокоить, не только вы, но и он тоже. Здесь же, в вашей любимой больнице отлёживается после ДТП. Когда встанете на ноги, можете проведать, лежит в травматологии.
– Что?!
– Успокойтесь, Леонид Михайлович, рыбалка от вас никуда не убежит, и Александр Ильич тоже. Ему сейчас бегать на одной ноге не очень удобно, но вроде, чувствует себя более-менее удовлетворительно. Если пригласите порыбачить, составлю компанию, а сейчас – дела. Звоните в любое время. Я всегда на связи. Телефон знаете.
А мне пора заканчивать с этим больничным детективом. Классика жанра. Ребята сделали всё просто и со вкусом. Один отключил свет в кафе, второй что-то подсыпал доктору. Тому стало плохо. Заранее кто-то из них влез в систему видеонаблюдения и заблокировал её для того чтобы не было возможности сделать портреты потенциальных героев. Потом «красный воротничок» спокойно удалился через калитку и вошёл в режим ожидания своего напарника. Когда тот появился, просто надавил на газ, и их машина исчезла в одном из ближайших переулков.
Всё вроде бы продумали, но не учли, что Вершинин оказался на месте, и сразу нажал тревожную кнопку, да и я успел взять под контроль Малиновского. А ещё и то, что дорожники насыпали кучу песка в кювете, которая спасла жизнь Павлову и его заместителю. Пока ничья, но надолго ли? Больно хорошо они знают и местные порядки, и расположение, и пути отхода. Каким будет следующий шаг наших визави? Ведь они не достигли главной цели – убрать Белыша. Если он вернётся, то в любом случае, за ним продолжится охота. А вот и долгожданное сообщение….
«… на ваш запрос по поводу фуры, возможно причастной к ДТП произошедшему …. Сообщаем, похожий автомобиль зарегистрирован в … числа …. Месяца… года в … часов покинул территорию нашей страны через пункт таможенного пропуска…. Запрос о принадлежности автомобиля направлен соответствующим службам сопредельного государства…».
Да чтоб тебя! Считай, что ушёл. Пока найдут, если и найдут, пока ответят…. Ладно, утро вечера мудрёнее. Пора домой, надо только покрутиться по городу, чтобы посмотреть, кто может заинтересоваться моей скромной персоной. А такой интерес обязательно должен появиться, ведь я единственный, кто так или иначе относится к делу Белыша, и кто не охвачен из-за этого жизненно важными проблемами, и зачем-то приехал сюда. Значит, вся радость от предстоящей встречи у меня ещё впереди. Странно, но кого-то мне напоминает этот фоторобот, составленный, по словам Вершинина. Только кого? Чем упорнее я пытался вспомнить, где я мог видеть похожее лицо, тем дальше оно от меня отодвигалось. Это значит, что нельзя придавать избыточную важность своему желанию, в противном случае она будет только мешать. Сейчас есть и другие заботы.
Как, например, выстроить маршрут таким образом, чтобы с наибольшей вероятностью определить за собой «хвост»? Для этого надо поупражняться со своим чудо смартфоном. Хорошую базу заложили в него в техническом отделе. Это не совсем то, что есть в интернете. Я выстроил маршрут от исходной точки – больницы до микрорайона, где была квартира. Точный адрес даже смартфону знать ни к чему. Красная стрелка медленно поползла по карте. И ещё раз и ещё, чтобы потом не смотреть на монитор. Может получиться, что и некогда будет. А теперь ещё и включим визуализацию в 3D. Ну, вот другое дело! Всё прямо как в кино! Осталось только запомнить. А ещё определить точки отстоя так, чтобы можно было остановиться незаметно и посмотреть, кто может оказаться позади. То, что я уже в чьём-то секторе внимания, вне сомнений. Встречался с Жекой, дважды с Павловым, побывал на квартире у Белыша, в местной ГИБДД. Этого уже достаточно, чтобы меня «взяли в кадр». Слишком резвый, даже Павлов удивился. А сейчас в путь, надо только отключить подсказки своего электронного проводника и прицепить его так, чтобы писал всех, кто едет позади меня.
Несмотря на вечернее время машин на улице было всё же немало. Это и хорошо, и не очень. Прятаться в потоке – да. Искать, кто за тобой – не особенно. А вот и первая «петля», проспект, разделённый газоном. Один, круг, второй и быстренько ныряем в парковочный карман около круглосуточного магазина, да так чтобы меня закрывал киоск около остановки. Лучше этого старого проверенного способа пока никто ничего не придумал, тем более что я пока один в поле воин. Постояли, посмотрели, погнали дальше, петля номер два, номер три… кажется, хватит, пора домой. Проходными дворами, дворами на трассу, и газу до отказу, там, где нет видеокамер наблюдения. Кажется, всё, впереди знакомые многоэтажки и мы почти дома. Контрольный круг почёта, который показал, что за мной чисто, и на сегодня хватит.
Чай с бутербродом, разогретым в микроволновке и, кажется, жизнь налаживается, осталось посмотреть видео с моего смартфона. Однако ничего приличного. Сколько ни смотри, а если нет, то и нет. Или за мной шли несколько машин, что маловероятно, или за мной вообще никого не было, что ещё менее вероятно, с учётом событий последних двух дней. И ещё разок…. И ещё… О! кажется, что-то светло-серое замаячило на нашем горизонте. Вот он серенький «Фордик». Номера почему-то грязные, и цвет от пыли непонятно какой, а вот трещину на лобовом стекле в виде запятой никуда не денешь. Кажется, ребята нашлись. Интересно, кто ещё? Сбросим и эту видеозапись нашим технарям вместе с маршрутом, по которому я ехал. У них программы идентификации, вот пусть и поработают. И номер прочитают и скажут, кто хозяин. А у меня всё никак не выходил из головы фоторобот. Ведь видел же! Вопрос – где? Эх, как бы мне сейчас пригодились те самые «вещие» сны, которые доставали меня перед отпуском! Однако, как упал на спину, так и проснулся, ни разу не перевернувшись.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 18th, 2019, 11:10 am

День третий

Проснулся я от того, что утреннее солнце сквозь щель в жалюзи светило прямо в глаза. Разминка, которой обучил Вершинин, холодный душ и лёгкий, но сытный завтрак быстро испарили остатки сна и привели меня в прекрасное расположение духа. А теперь можно и делами заняться и посмотреть, что накопал наш технический отдел.
Однако то, что пришло по почте несколько озадачило. С «Фордом» всё понятно, как и следовало ожидать, числится на каком-то гражданине из ближнего зарубежья, съехавшего на свою историческую родину. Страховка оформлена «на всех», а значит это стандартный вариант, и машиной может управлять кто угодно. Искать можно, но сложно, если учесть мой статус частного детектива, которому даже родная ГИБДД показала фигуру из трёх пальцев, именуемой в народе фигой, на совершенно законном основании. Но, оказывается, была и вторая машина, на первый взгляд, никак не приспособленная для слежки – белая «Газель», принадлежавшая… всё правильно, тому же самому ближне зарубежному иностранцу.
Ну, очень интересно, и очень понятно. Наверное, времени на решение всех проблем, связанных с Даманцевым, и всеми, кто оказался втянутым в эту историю, у исполнителей совсем мало. А потому и морочить голову с тем, чтобы зашифроваться как следует, они не стали, или просто находятся в цейтноте. Однако раздавшийся вскоре звонок из ГАИ меня немного удивил.
– Сергей Петрович доброе утро, – звонил Быстров. – Вы бы не могли подъехать к нам? Нужно переговорить лично.
Если человек просит «лично», значит, не очень доверяет телефону и вероятно, имеет для этого основания. Вскоре я уже был в знакомом кабинете. Быстров кивнул в знак приветствия и пригласил жестом сесть за стол.
– Одну секунду, – он забегал пальцами по клавиатуре. – Кажется всё.
– Слушаю внимательно, Максим Владимирович. Чем порадуете?
– Вопросы появились, – полицейский замолчал, подбирая слова. – Как бы это…. Сказать?
– Как считаете нужным, можно без предисловий.
– Если так, то вопрос в том, что свидетель, который одним из первых оказался на месте ДТП с автомобилем вашего банка, нигде не числится.
– То есть?
– Его данные, указанные в протоколе, не подтвердились по нашим базам.
– Как это? А тот, кто составлял протокол, не проверил, что ли? Ведь в каждой машине есть компьютер, и все инспектора кнопки нажимать умеют, или как?
– Похоже «или как», как вы говорите. Я уже взял объяснения с инспектора, и знаете, что он пишет?
– Нет, но могу догадаться. Компьютер был неисправен, появились проблемы с каналом связи. Что-нибудь в этом духе.
– А вы откуда знаете?
– Опыт, товарищ старший инспектор, уже говорил, всё он, сын ошибок трудных. Только представьте, ночь дорога, двое пострадавших, которые то ли живы, то ли не очень, скорой не видно на горизонте, схему нужно составлять, людей опрашивать, а тут ещё и связь пропадает неизвестно куда и почему. Проще всего записать данные, а потом проверить. Кстати, в это время других ДТП не было?
– Сейчас посмотрим сводку за сутки, – полицейский вновь включил свой компьютер. – Так ничего существенного. Машина вылетела на тротуар, зацепила киоск. Водитель с места происшествия скрылся, потом он же, судя по описанию, на перекрёстке въехал в задний бампер джипу, и опять скрылся. Ищем…
Ищите, ребята ищите. Если всё, как я и думаю, долго ещё искать будете. Но пазлы, похоже, начинают складываться в картинку. Дежурный связывается с инспектором и предлагает ему быстрее заканчивать, потому что…. Пострадавшие к этому времени уже отправлены в больницу, и спасло их только то, что одновременно с водителем белой «Газели» на месте появился микроавтобус с рабочими, ехавшими со смены. Умыкнуть видеорегистратор он успел, а вот сделать что-нибудь нехорошее пострадавшим – нет. Только об этом рассказывать Быстрову пока ни к чему. Пусть сам догадается, во избежание лишних вопросов.
– И мы ищем….
– В смысле?
– Я о фуре, про которую говорил Павлов. Пришлось покрутиться по окрестностям.
– И что? – в глазах полицейского появился интерес.
– Грузовик, – начал я. – Тягач марки … государственный номер …. Последняя цифра неизвестна. Машина, судя по номерам, зарегистрирована в сопредельном государстве. Пока так.
О том, что фура покинула территорию нашей страны, я вновь говорить не стал.
– И как вам это удалось, если не секрет?
– С людьми много работал, навыки остались. Сидеть в кабинете иногда полезно, но никто сам не придёт и не расскажет, что видел машину, ну и так далее. Имейте в виду, возможно и пригодится то, что я сказал.
– Хорошо, объявим в розыск, хотя, – инспектор задумался. – А где её видели в последний раз?
– Вот тут, – я показал на карте точку в одном из пригородных посёлков.
– Мог уже уйти за границу. Времени вполне достаточно. И у меня просьба будет, если вдруг в городе встретитесь с белой Газелью номер … пожалуйста, сразу позвоните мне.
– Конечно, без проблем. Услуга за услугу, не могли бы вы пробить, по базам серый «Форд» гос. номер … о причинах несколько позже, хорошо?
Реакция, которую я ожидал, оказалась вполне предсказуемой – «глаза на лоб».
– Но это же… один хозяин.
– Который, скорее всего, тоже за бугром, – добавил я. – Поэтому ищите ту машину которая дважды скрылась с места происшествия и того кто был за рулём. Быть может, тогда разберёмся, что произошло на трассе с Павловым. Это Александр Ильич подсказал мне, а я просто просмотрел данные с камер видеозаписи в нашем банке. Они и зафиксировали этот самый «Форд». Быть может и он, а может, и нет. Значит, кто-то интересовался Павловым ещё до аварии. Однако мне пора, – я поглядел на часы. – Начальство ждёт.
Судя по тому, что пришло сообщение с просьбой «перезвонить абоненту номер …. В десять пятьдесят», оно действительно ждёт. Лосев после традиционного приветствия сразу перешёл к традиционному вопросу.
– Как успехи?
– Разнообразно, Дмитрий Владимирович. Потерь вроде бы нет, но и достижений особых тоже. Полностью подтвердилось то что Белыша контролировали на все сто процентов, однако они не нашли ту запись, которую он скачал с камеры наблюдения. Я предварительно просмотрел её, и ни чего особо интересного не заметил. Есть подозрения, что Даманцева могли ослепить лазером или сделать нечто подобное. Это собственно, и явилось причиной его гибели, но доказать сложно, тем более определить кто это сделал. Должно быть ещё что-то. Пусть криминалисты ещё раз посмотрят. Возможно, они что-то смогут сказать.
– Хорошо, распоряжусь. По Белышу мы приняли решение вновь ввести его в дело. Пока он ещё действующий сотрудник полиции. Пусть так и работает. Справку из больницы для службы организуем. Но постарайся сильно его не перегружать. Доктора говорят, что надо время, чтобы он вновь мог адаптироваться к нагрузкам. Работать будете в паре, ты старший, отвечаешь за всё, в том числе и за безопасность. Учитывая сложившуюся обстановку вам отправили два бронежилета для скрытного ношения. Получишь аэропорту, рейс номер …. Курьер сам тебя найдёт. Остальное по обстановке. Вопросы есть?
– Предложение, Дмитрий Владимирович. Просил бы его родителей куда-нибудь убрать отсюда, хотя бы на несколько дней. Учитывая методы работы наших оппонентов, это актуально. Их могут использовать для того чтобы оказать давление на самого Белыша, как минимум, или хуже того….
– Резонно, – Лосев замолчал. – Решим, проблем не будет. Сегодня же их положат в больницу, а потом отправим в один из санаториев на пару недель. В этом регионе их хватает. Белыша в шестнадцать часов заберёшь из госпиталя. Он будет ждать. Про аэропорт не забудь. Вечером доложишь в обычном порядке.
О чём докладывать-то? Думать надо. Что же такое на этой записи, из-за чего началась такая засада на Жеку? Самое смешное, что он этого не знает. Я тоже. Придётся посмотреть запись ещё раз, и ещё, и ещё… после восьмого раза у меня начало рябить в глазах. Ну, ничего такого кроме бликов! Вообще ничего! Неужели мы все такие тупые, что не видим вещей очевидных? Получается так. И я, и Жека, и весь наш технический отдел?! Когда прибывает этот самый рейс номер…? Ого, я ещё и пообедать успею. Ибо как говорит мой бывший начальник Вадик Рыжов: – «обедать надо не тогда, когда кушать хочется, а когда есть возможность». Тем более рядом парк, в котором множество кафе и забегаловок, рассчитанных на самые широкие предпочтения и финансовые возможности клиентов, от бутерброда до вполне приличного кафе с официантами.
Как обычно лёгкий, но сытный обед укрепил мой боевой дух и обрадовал желудок. Выйдя из заведения общепита, я посмотрел направо, посмотрел налево, так, на всякий случай, и мой взгляд упёрся в призовой тир «Меткий стрелок». В принципе, до встречи в аэропорту времени достаточно, а вот свои навыки по части стрельбы неплохо иногда и освежать. Зачёт, зачётом, а почему бы и нет? Игрушечный пистолет с газовым баллончиком и пластиковыми шариками вместо пуль, конечно, не то, что у меня в кобуре под рубашкой, но навыки примерно те же самые.
– Сколько стоит удовольствие? – поинтересовался я у скучающего парня – инструктора тира.
– Двести рублей призовая стрельба, из чего будете?
– Вот из этого, – я ткнул пальцем в лежавший передо мной клон ПМ.
– Из двадцати надо поразить все, – парень кивнул на алюминиевые баночки из-под напитков. – У вас двадцать три выстрела. Настройки у пистолета заводские, в смысле по центру. – Он зарядил шарики в магазин и протянул мне пистолет.
– Надо же, почти как настоящий, с виду и не отличить.
Я прицелился и плавно нажал на спусковой крючок. Баночка дёрнулась, но осталась на месте. Ещё раз. И опять тот же результат. Не понял. Вроде всё как положено, и тут до меня дошло. В банках песок, для устойчивости. Энергия у пульки совсем маленькая и её явно не хватает, чтобы сбить мишень, а потому стрелять-то надо в верхнюю часть! И всего-то! Каждый зарабатывает, как может. Если все будут попадать, то хозяин тира разорится. Ну, ну, посмотрим. А если начать сверху…. После пятнадцатого выстрела все банки валялись на полу. Инструктор смотрел на меня несколько растерянно.
– Первый раз вижу, чтоб вот так вот, – он почесал затылок. – Выбирайте приз, зайки мишки, брелоки, призовая стрельба.
– Движущиеся мишени есть?
– Ну да, включим, – он нажал тумблер и передо мной поехали слоники, танки, машины, жирафы и какие-то неведомые зверушки.
– Идёт, но только из винтовки.
А вот тут мои успехи оказались гораздо скромнее, как я ни старался. То ли прицел не настроен, то ли спуск тугой, то ли фигурки двигались рывками, и моё упреждение не всегда срабатывало. Однако когда я закончил свою серию инструктор протянул мне брелок в виде маленького мерседеса.
– У нас призовой тир, в любом случае вы выиграли. В спецназе служили?
– Почему так думаете?
– Ну как же! Из пистолета классно стреляете! С пятнадцати выстрелов двадцать баночек! Это нечто. Первый раз такое вижу.
– Дома тренируюсь, у сына пистолет с присосками. Навыки те же, – отшутился я.
А вот брелок мне что-то напоминает…. Ну да, именно на «Мерседесе» ехал господин Даманцев. Вдруг снайпер? И игрушки с лазером здесь не причём? А потому обратимся за помощью в наш технический отдел.
«Какова вероятность того, что снайпер может поразить водителя через лобовое стекло, в машине, движущейся со скоростью около ста километров, ночью с включённым дальним светом?» И пока я добирался до аэропорта пришёл ответ. «В зависимости от квалификации стрелка не более 10%»
То есть, совсем никакая. Проще было бы прострелить колёса, но и это не просто, да и эксперты смогут определить. И отверстие от пули тоже можно найти в обломках стекла. Теперь понятно, почему те, кто устроил засаду на Даманцева не пошли по пути наименьшего сопротивления, потому что он, этот путь этот, ведёт прямиком в тупик, если задача поставлена устранить бизнесмена, но так чтобы никто и ни о чём не догадался. Я-то в игрушечный танк, и то не с первого раза. А тут ночь, машина летит с включённым дальним светом, который бьёт прямо в глаза? Расстояние меняется с каждой долей секунды. Какая уж тут стрельба.
А так всё чисто, после того как автомобиль превратился в груду металлолома, никому и в голову не придёт, что водителя ослепили да так, что даже если бы и жив остался, то со зрением возникли бы проблемы на всю оставшуюся жизнь. Или сделали ещё что-то очень интересное. Полная имитация ДТП. Однако кое-чего не учли, а именно – скрытую камеру и педанта Белыша. Попытались исправить ситуацию, опять не получилось. И так три раза подряд. Но время не ждёт. Поэтому следует ждать форсирования событий и готовиться к этому. А вот пока мы ждём курьера в зале прилёта, можно ещё раз просмотреть запись с камеры наблюдения около магазина, и ещё, и ещё…. И ещё раз, и опять ничего стоящего.
– Сергей Петрович, – меня окликнула рыжеволосая девушка с небольшой спортивной сумкой в руках.
– Да, я, документы показывать надо?
– Не стоит, у меня хорошая память. Вам просили передать вот это, – она протянула сумку. – У меня скоро регистрация на обратный рейс. Не подскажете, где здесь можно перекусить?
– Конечно, поднимитесь на второй этаж, там вполне приличные кафе, целых три.
– Всего наилучшего, – девушка направилась к эскалатору.
И вам того же. Странная сумка, совсем лёгкая. Я расстегнул замок, точно вот они, на безрукавки похожи, не то, что штатные полицейские. И даже подписаны, какой и кому. Можно одеть поверх рубашки, а можно и под неё. Всё равно, выглядит как лёгкая спортивная куртка без рукавов, но с кучей карманов, куда вставляются пластиковые вкладыши, защищающие «жизненно важные органы», согласно приложенной инструкции. Можно подумать, что у человека есть и не важные органы. Однако пора в госпиталь, пока доберусь, пока посмотрю за собой, как раз и будет четыре часа. Для начала проложим маршрут по городу, запомним его, и пристроим свой смартфон к заднему стеклу, чтоб записал тех, кто будет сзади. А до того, как… почему бы не проверить на жучки собственное авто, но сделать это надо так, чтобы те, кто, возможно, наблюдает за мной в бинокль, не догадались, чем я занимаюсь. Как, никак моё авто без присмотра оставалось целых полчаса, а за это время можно не только жучки подсунуть, но и что похуже. Лучше всего для этой операции подходит стоянка под гипермаркетом. Въездов и выездов достаточно, все не перекроют.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 18th, 2019, 9:46 pm

Оказавшись на месте, я не торопясь вышел из машины, предварительно включив режим поиска посторонних «клопов». Ну да! Вот они, целых две штуки. Как всегда, под задним и передним бамперами. Обычные липучки, похожие на жевательную резинку. Аккуратненько снимаем и переклеиваем на серый универсал, стоящий рядом, и так чтобы не засекла камера видеонаблюдения, висящая в углу. Машина даже чем-то похожа на мою. А теперь пора и в госпиталь. Оказавшись на развязке, я с эстакады увидел белую «Газель», выезжавшую вслед за серым универсалом с парковки. А может это просто совпадение, мало ли похожих машин? Покрутившись по городу, я понял, что никого за мной нет, так мне хотелось бы думать. Наверное, Белыш уже заждался меня. Надо торопиться. На месте я был почти вовремя, но никого около КПП госпиталя не заметил. Жека появился лишь спустя минут двадцать и сразу направился к моей машине.
– Сергей Петрович, задержали при выписке, – извинился он. – Мне сообщили, что вы заберёте меня отсюда.
– Кто?
– Как обычно, диспетчер службы вызова такси, – он усмехнулся. – Только номер машины продиктовали в обратном порядке. Я сразу понял, кто это.
– Вот и хорошо. Что дальше делать будем? Вопрос не риторический. Согласно распоряжению начальства, с этого момента работаем вместе, я старший, и меня очень интересует, всё то, что известно по делу Даманцева, и то, что ты собирался делать дальше. Ничего, что на «ты»?
– Да нет, нормально.
– Ну и меня тоже, и так же. Лучше без отчества. В нашем деле, иногда и по имени назвать-то не всегда получается. Можно не успеть.
– Знаю, было. Сейчас мне надо бы домой. Одежду поменять и со вчерашнего дня до родителей дозвониться не могу.
– И не получится. Они в больнице, а возможно их уже вывезли из города.
– Так серьёзно?
– Женя, а как мы можем расценить три попытки твоего устранения? Те, кто этим занимается, продвинутые в своём деле, и явно не отягощены нормами морали. Зачем им давать повод и лишние преимущества?
– Всё понимаю, всё кроме одного. За что? Меня-то за что?!
– Я в таких случаях говорю, не за что, а почему. Потому, что им кажется, что ты выкопал нечто такое, ну очень, очень важное. Только ты сам не знаешь, что.
– Вот именно, голова кругом идёт. Пока отлёживался, всё время думал. И не понимаю. Только одно – видеозапись. Я единственный, кто её видел.
– И они думают, что рассказал о своих подозрениях Павлову. И ему тоже попробовали подстроить аварию в стиле hi – tech. Не получилось. Из-за того, что дорожный мастер распорядился высыпать кучу песка не туда. Это его и спасло.
– Быть не может!
– Может, Женя, может. И видео регистратор спёрли, и запись подчистили. А я нашёл. Знаем, что подстава была. Знаем, что машина, которая должна была снести его с трассы уже за кордоном. Но от этого не легче. Могу ещё обрадовать. Твоя квартира сейчас похожа на студию звукозаписи. Семь прослушек, которые я нашёл, говорят сами за себя.
– Вот это попал!
– Прорвёмся, как говорят опера, не переживай. Ты пока официально работаешь в полиции, вот и работай. Какой никакой доступ к оперативной информации у тебя остался, и это для нас очень важно. Надо этим пользоваться. А сейчас поехали к тебе. Возьмёшь всё что нужно и переберёшься на нашу оперативную квартиру. Там безопаснее. Соседям скажешь, что поживёшь у родителей. Кстати с коллекторами разбирался?
– Ну да. Наехать пробовали. На блатных похожи по разговору. Вроде как я кредит взял в микро финансовой организации. «Бонус» называется. Кто-то воспользовался моими данными, я так думаю. Поэтому я популярно объяснил этой публике, что они не правы, а если ещё раз появятся, голову отвинчу и поставлю задом наперёд.
– Что так и сказал?
– Ну да, а по-другому они не понимают. Вроде отстали.
– Женя, была ещё одна «бригада». Соседи говорили, что и одеты прилично, и разговаривали вежливо. Но это такие же коллекторы, как ты воспитательница ясельной группы.
– А что? – Женя улыбнулся. – Был же фильм «Полицейский из детского сада», там железный Арнольд играл. Быть может «старшие товарищи» из ФСБ?
– Не знаю, потому говорить не могу, но то, что я здесь под видом детектива, и никаких контактов с ними мне не дали, вряд ли. Скорее это те, кто страстно желает тебя устранить. Давай думать, почему? А пока поехали. Ремень пристегни на всякий случай. – Я нажал педаль газа, и машина плавно выехала со стоянки. – Кстати, смотри по сторонам. Если увидишь позади серый «Форд» или белую «Газель» фургон, которые долго идут следом, говори сразу. За твоей квартирой наблюдают, я уверен. Поэтому соображай, как сделать так, чтобы и появиться неожиданно, и исчезнуть незаметно. Они точно знать будут знать, что ты пришёл. Не думаю, что кто-то постоянно сидит около твоего дома и караулит. Нет у них столько людей. Но сигнал пройдёт, едва ты
переступишь свой порог, и очередные «коллекторы» нарисуются на месте минут через двадцать, может, и раньше. Есть проверенный вариант?
– Конечно. Даже знаю, как. Через стройку рядом.
– Там, где на тебя напала собака?
– Ну, да.
– Согласен.
Вскоре мы были уже около той самой незаконченной многоэтажки, о которой говорил Белыш. Впечатление не то чтобы грустное, а очень грустное. Здесь только снимать фильмы ужасов с вампирами и прочими экстравагантными персонажами. Поросшая бурьяном строительная площадка, разрушающиеся кое-где кирпичные перегородки, и везде кучи мусора. Видимо с вывозом бытовых отходов здесь проблема, и потому население близлежащих домов стаскивало сюда и крупногабаритный мусор, вроде старых холодильников, и диванов, и вообще всё, что таковым считало.
– Вот тут лучше всего, – Женя кивнул на кузов старого «Москвича», багажник которого торчал из травы в человеческий рост. – И нашу машину с дороги не видно, и проход рядом. Пошли.
– Подожди немного, – я достал сумку с заднего сидения и протянул ему бронежилет. – Примерь «кольчужку». Лучше под рубашку.
– Обязательно?
– Ага, и я тоже. От греха подальше.
Действительно оба «изделия» оказались впору, и под ветровкой их было практически не, видно, если не присмотреться. Патрон в ствол, пистолет на предохранитель…
– Вот теперь пошли, я впереди, ты за мной.
– Что, всё так плохо? – Женя посмотрел на меня.
– Не плохо, а не понятно. Сколько раз тебя пытались убрать? А мы даже не знаем почему. И как? Всё какие-то изыски. Проще было поработать снайперу, и дело с концом. А ведь нет, как думаешь, из-за чего?
– По той же причине, что и ты Сергей Петрович, здесь под видом частного агента службы безопасности. Думаю, что где-то есть утечка информации. Кроме того, если меня просто отстрелят, это сразу потянет за собой дополнительное расследование, потому что я полицейский. Возможно, что-то всплывёт. Только не могу понять, что?
– Вот и мы тоже не можем, однако пошли. Как только подойдём к дверям твоей квартиры, я включу постановщик помех, в простонародье глушилку. Пока наблюдатели сообразят, что к чему, пока чего, мы выиграем время. Но оставаться, там долго не стоит. Сразу продумай, что взять с собой, и не суетись, чтобы потом не возвращаться.
Вскоре мы были уже около подъезда. Бессменный «караул» со своим начальником Елизаветой Петровной, как всегда сидел на своём месте. Увидев нас вместе с Женей бабушки дружно зашушукались.
– Ой, Женя! Ну, на конец-то! А то мы уж тут всякое передумали, – Петровна поправила платок на голове. – Вон и товарищ твой, когда сначала тоже начал расспрашивать, что да почему. Так мы подумали опять эти, как их… коллекторы, будь они не ладны. Ну как сам-то? А то, говорят, сильно тяжёлый был.
– Тётя Лиза, если бы так, то сейчас тут бы не стоял, – Жека усмехнулся. – А так, вроде бы и ничего.
– Ну, и слава Богу, – Петровна перекрестилась. – Женя, вот чего я подумала…. Не нравятся мне эти коллекторы. Ты бы телефон свой мне на бумажке написал, а то я с кнопками не очень. Если объявятся, я тебе перезвоню, чтоб ты знал.
– Зачем на бумажке, давайте телефон, я сделаю как надо.
Через минуту Жекин номер был в памяти «раскладушки» тёти Лизы. Вот она знакомая дверь, окрашенная зелёной краской. Я включил глушилку, Женя повернул ручку, и в прихожей тут же раздался звон битого стекла. От неожиданности Белыш вздрогнул.
– Не бойся всё нормально, это наш сторож. Открывай спокойно, на полу должны лежать обломки красного бокала в белый горошек. Его хотела выбросить твоя мама, но не успела, и хорошо, а мы применили с пользой для дела.
Действительно, остатки «сторожа» валялись около двери. Это значит, что в квартиру никто не заходил, по крайней мере, через дверь. Как только Женя начал собирать свои вещи, в прихожей раздался приглушённый телефонный звонок. «Этого только не хватало» – мелькнула в голове мысль. Ни какая глушилка на обычный советский телефон не действует! Как же это вылетело из головы! Надо было просто его отключить от сети, когда уходил. Хорошо, что аппарат накрыт сразу двумя куртками. Белыш вопросительно посмотрел на меня. Теперь поздно метаться. Я кивнул – «бери» и приложил палец к губам. Однако чем дольше разговаривал Женя по телефону, тем спокойнее становилось его лицо.
– Да, мама, всё понял, обязательно завтра заеду и полью цветы. Вы там, в санатории лечитесь, как положено, за меня не беспокойтесь. Завтра уже выхожу на работу, больничный уже закрыли.
Наконец он положил трубку. Я ещё раз приложил палец к губам. Кто знает, как работает этот советский аппарат. Быть может, он слушает, даже когда трубка положена на рычаги. То, что говорила Самохина, я помнил хорошо. Женя поставил на пол сумку с вещами. Значит пора уходить. Через несколько минут мы были около той самой незаконченной стройки, и когда, лавируя между куч мусора, уже почти добрались до своей машины, я услышал хлопок, и тут же дротик с зелёным оперением ударился в ветровку и беспомощно повис, зацепившись за ткань. Второй попал Жеке. Стрелять могли только из подвального окна недостроенного здания, невдалеке от нас. А раз так… три пули ушли туда, откуда нам прилетел «подарок». Короткий вскрик и топот удаляющихся шагов. Женя выглядел несколько растерянным.
– Сергей Петрович, извини, не среагировал, немного торможу после лечения. Доктора сказали, что машину водить нельзя ещё пару дней.
– Считай, что один прошёл. В подвал попадём с другой стороны, – я кивнул на заваренную решётку в дверном проёме. – Те, кто там был, давно смотались. Интересно посмотреть, может, кого подстрелил.
Вскоре мы оказались в техническом этаже возле того окна, из которого нас хотели положить, как амурских тигров. Ничего интересного, разве что свежие сколы на бетонном откосе маленького окошка под потолком. Видимо осколки бетона от моих пуль зацепили стрелка. Оно и понятно, тут не только закричишь. Уже хорошо, есть отметины, на которые стоит обратить внимание при личной встрече. Жаль наших экспертов не хватает, они точно чего-нибудь бы наковыряли.
– Сергей Петрович, смотри – Женя кивнул на след, отпечатавшийся на грязном бетонном полу. – Кажется, свежий.
– Я уже говорил, давай без отчества, долго выговаривать. Хорошо, что заметил, пригодится. – Я щёлкнул своим чудо смартфоном. – Как думаешь, почему нас так быстро отыскали? Радиомаяки отпадают. Перед тем как ехать сюда, я их снял с машины.
– Остаётся только одно. За моей квартирой следили. Они видели, откуда мы пришли, были где-то рядом и быстро сообразили, как будем возвращаться. Или… или! Да как же это не дошло раньше! Лекарства «компьютер» тормозят до сих пор, наверное, – он постучал себя по голове. – Сотовый! Только через него могли отследить. Хорошо, что в сумке лежал, а то бы всё, что мы говорили, было бы слышно. Это мы сейчас, – Жека достал телефон и вынул аккумулятор. – Теперь пусть поищут. У меня есть ещё одна симка и старый «кроссовок».
– Что, что?
– Телефон такой, в резиновом корпусе, на тапок похож. На службу всегда его брал. Сколько раз падал на пол и ничего, да если даже и крякнет, не жалко.
– Однако пора выбираться отсюда. По поводу нашей с тобой связи…. Звонить буду я, и то если что-то очень важное. Мой номер определяться не будет. Даже если кто-то перехватит наш разговор, то не сможет ни определить, кто звонил, ни сделать локацию по месту звонка. Ты звони только в крайнем случае, и наш разговор не должен продолжаться более двадцати секунд.
– Хорошо, всё понял.
Перед тем как завести двигатель, я просканировал свою машину ещё раз. Чем, чёрт не шутит. И, похоже, не только он. Снова пара «липучек» за бамперами, хорошо, что ничего более существенного вроде килограмма в тротиловом эквиваленте. Ну, хотя бы новое что-то придумали! Ага, ещё один жучок за решёткой радиатора.
– Что с ними делать будем? – спросил Женя. – С собой брать не стоит, а как вещь док очень даже может оказаться полезным.
– Придётся расстрелять шпионов, – я поднёс свой смартфон к радиомаякам и через секунду высоковольтный импульс прекратил мучения «наблюдателей».
– Классная штука, – Женя кивнул на смартфон. – Мне бы такой.
– Будет, только помни в случае чего, чтоб не было осечек им пользоваться могу только я, и никто другой, как и своим пистолетом. Садись, поехали, домой пора. Заодно подумай, как заменить моего железного коня, если уж мы засветились здесь.
– Есть одно предложение – сервис, где я машину чинил. У них можно взять авто, пока твоё в ремонте, но надо к родителям заскочить.
– Цветы полить?
– Не только, у них мой ноутбук остался. В нём кое-что интересное. На счёт автосервиса подумайте.
– Я, вроде, не и собираюсь…. Не моё, и не надо, тем более что проблем никаких.
– С этим договоримся, хозяин – мой хороший знакомый. Цену завинчивать не будет. Ему заработок, нам машина.
Так оно и получилось. Самое смешное, что на замену мне предложили точно такой же автомобиль, но годом свежее и белого цвета. Особенно мне понравились солнцезащитные шторки на стёклах передних дверей. Надо – закрыл, надо – открыл и никакая ГАИ ничего не предъявит.
– С тачкой что-нибудь делать будем? – поинтересовался владелец сервиса, пересчитав деньги.
– Нет, пусть здесь стоит. Держи ключи, – я протянул брелок.
А вот сейчас можно и домой. И пусть чужой самый зоркий глаз с околоземной орбиты запомнил моего серебристого «японца». Это даже хорошо. Есть некоторый запас времени. Цвет другой, номера тоже. Если наши друзья через фирму проката пробьют мои координаты, и начнут проверять кто я и откуда, то в городе всё равно будут искать по номеру, марке и цвету. А вот тут преимущество опять на нашей стороне. Но по дороге надо бы заскочить в магазин. Запасы продовольствия в служебном холодильнике пополнять необходимо, хотя бы изредка.
– Женя, пора домой. Едем в четвёртый микрорайон. До квартиры твоих родителей далеко? И нужно в магазин, заскочить, чтобы продукты купить. По дороге есть что-нибудь на примете?
– Сколько угодно. Лучше всего «гипер» перед выездом на обходную трассу, и родители недалеко живут. Там и стоянка вполне приличная, магазин большой, и выбор неплохой.
И это правда, как и то, что вместо девяти касс, почему-то работали всего три, и как следствие – очередь десятка полтора покупателей с тележками, загруженными доверху. Кассир в оранжевом фирменном жилете и такой же бейсболке бодро чиркала товаром по окошку сканера, покупатели укладывали своё добро в пакеты, и очередь продвигалась достаточно быстро. До кассы осталось совсем немного, но впереди оказалась семья с детьми и двумя «грузовиками», забитыми до отказа. Какой-то товар оказался без стикера и конвейер встал. Пока кассир нашла товар в каталоге, пока пробила на кассе…. И опять что-то не получилось. Народ начал роптать. Кое-кто стал перебираться к другой кассе. Я уже подумал о том же и стал искать, где меньше народу, но тут голос из динамиков под потолком сообщил, что покупатели могут пройти на свободную кассу номер один, около выхода из гипермаркета. Да мы бы с радостью, только выбраться с тележкой из очереди просто невозможно, а вот первым на этой самой кассе номер один оказался парень в синей потёртой ветровке, джинсах, тёмных очках и пластырем на щеке! Что-то было знакомым в его лице. Он быстро рассчитался, и направился к выходу. Через стекло я увидел, как он сел в подкатившую машину, остановившуюся прямо перед дверями.
– Да чтоб тебя… твою мать! – невольно вырвалось у меня.
– Молодой человек! – пожилая женщина, стоявшая рядом, укоризненно посмотрела на меня. – Дети рядом!
– Извините, на поезд опаздываю, – соврал я.
– Попросили бы, вас пропустили бы без очереди.
– Похоже, мой поезд того… уйдёт без меня, – я глянул для убедительности на часы.
Действительно «того», да где же видел этого того парня?
– Какой поезд? – Женя вопросительно посмотрел на меня, когда мы забрали покупки. – Я не стал в очереди спрашивать? Планы изменились?
– Пока не знаю. Сейчас видел человека с пластырем на щеке, может быть тот самый, из подвала?
– Мало ли….
– Женя, надо посмотреть в охране гипермаркета видеозапись, сможешь помочь? Частному сыщику вряд ли сделают одолжение.
– Знакомых у меня здесь нет, но попытаемся. У нас не столица и народ проще. Надо только продукты в машину положить, а то не солидно.
– Тут такое дело, – Женя развернул удостоверение и показал его дежурному начальнику смены – высокому худощавому, седому мужчине. – Бойцов криминального фронта ищем, машины на стоянках потрошат, слышали, наверное. На сером «Форде» рассекают. – Надо бы запись с камер наблюдения просмотреть.
– Ну, надо, так надо.
Охранник оказался человеком понятливым и без лишних слов включил видеозапись. Кого искать, где и когда, мы уже знали, а записать для себя – это не проблема с моим многофункциональным смартфоном, хотя толку от такой записи…. Парень в джинсе точно знал, как себя вести перед пристальным взглядом видеокамер. Ни в фас, ни в полный профиль он никогда не оказывался перед объективами, и как только ухитрялся.
– Вот паразиты! Ничего не боятся и никого не уважают, надо же, прямо перед входом на зебре остановился, – дежурный взял ручку. – Да что же это такое, и номер заляпали специально, чтоб не прочитать! Ладно, если появится, сразу перезвоню, скажите кому?
– Обязательно, – Женя продиктовал свои координаты.
Скромный, но плотный ужин на двоих из пельменей и чая, и отбой. Вот сейчас я почувствовал настоящую усталость. А когда наступает перебор с активностью, то сразу затормозиться не всегда получается. Все приёмы расслабления и релаксации, которые я знал, оказались не то чтобы не эффективными, а совсем никакими.
И баранов считал, и в одну точку глядел, ноги и руки расслаблял, смотрел на «пустой экран телевизора», и всё бес толку. Когда это надоело совсем, и надежда на крепкий и благодатный сон испарилась с шипением, как чай пролитый на раскалённую конфорку, я просто закрыл глаза и стал отматывать назад часы своего пребывания в этом гостеприимном городе. И о, ужас! Все мои попытки стали вязнуть в каком-то эфемерном болоте. Картинки прошедших дней хаотично смешались и закрутились в медленном хороводе. Лица, лица, лица…. Аэропорт, Павлов в гипсе, его друг – доктор Малиновский, Жека вместе со своим отцом и ноги покойника, торчащие из байкового одеяла.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 19th, 2019, 8:15 pm

День четвёртый

Очнулся я от того что кто-то тихонько тормошил меня за плечо. За окном уже светало, рядом с диваном стоял Женя с неизменной чашкой кофе в руке.
– Кажется, нашёл, – он сделал глоток.
– И я тоже.
– Кого?
– Того, кто был в гипермаркете. Это санитар из больницы скорой помощи, если только он там работал. Видел его близко, так же, как и тебя. В отделе кадров должно быть его личное дело. А там обязательно портрет нашего героя есть, даже если он успел сбежать. А ты?
– Думал, думал, и вот что надумал. Видеозапись мы просматривали как? Только то, что касалось непосредственно самого момента ДТП и после него. Так? Так. А что если посмотреть до того, и не за несколько минут, а за несколько часов?
– И это всё записалось на твоей флешке?
– Есть некоторые хитрости, – Женя усмехнулся. – Но получилось. Та самая белая «Газель», о которой ты говорил. Прошла, развернулась и встала именно там, откуда могли бахнуть лазером по Даманцеву. Номер хорошо виден. Можно даже рассмотреть, кто за рулём, и кто рядом. Компьютер портрет дорисует.
– Зачем ждать, давай сейчас и посмотрим. Есть некоторые хитрости, как ты говоришь.
– Не понял, – Жека поставил чашку на стол.
– Гляди сюда, – я достал свой смартфон и открыл последний записанный файл с камер наблюдения гипермаркета. – Давай сюда свою картинку.
– Так уже есть, – передо мной была та самая «Газель», но с другим номером и водитель в бейсболке, надвинутой почти на лоб и в больших солнечных очках в половину лица.
– По такому фото определять кто за рулём ну, очень сложно! Как думаешь, зачем очки нацепил.
– Наверное, чтоб не узнали.
– А как рулить ночью? Это, скорее всего, прибор ночного видения.
– Да, ладно!
– Потом покажу, почти такой же и у меня есть. Давай думать дальше. А сейчас я бы сказал так – маразм крепчает с каждым часом.
– Опять не понял, – Жека взял свою чашку со стола.
– И я тоже. Пора вместе напрягать своё серое вещество и устраивать что-то типа мозгового штурма, чтобы потом не случилось штурма мозгов.
– А это? – он кивнул на экран ноутбука.
– Вот и я об «этом». Я не первый год на службе, ты тоже. С убийствами разбирался?
– Нет, не моё, а вот тяжкие телесные были.
– Бытовые? Это другое. Где ты видел таких извращенцев? Если уж надо было грохнуть Даманцева, так подстрелили бы и дело с концом. Или полкило в тротиловом эквиваленте под днище машины, и всё, проблема закрыта. Пока полиция раскрутится, пока то, пока сё, исполнитель окажется на другом конце страны, а то и вообще за кордоном. А без него выйти на заказчика маловероятно. С тобой вообще смех один. Скажи, зачем все эти идиотские игрушки в догонялки с какой-то экзотикой? То эксклюзивная отрава, то киллер по фамилии доберман, то дротики, будто мы красно книжные кавказские леопарды.
– Звери, не звери, а нерегулируемый железнодорожный переезд в паре километров. Там даже автоматику ещё не поставили. Только светофоры и звуковой сигнал. Представь, машина заглохла на рельсах, и от удара локомотива загорелась. В результате – груда металлолома и два обугленных «шашлыка» в кабине. Как тебе такая перспектива?
– Не очень. И всё равно, подготовки эта хрень требует куда больше, чем снайпер. Самое интересное, зачем убирать людей случайных. Того же Павлова или его друга, доктора? В этом вообще смысла никакого. Включай свой компьютер в турбо режим, – я постучал пальцем по лбу. – Сам подумай, что они могли видеть такого, этакого? Или даже твоя запись с флешки. Что там интересного? Номер машины? Так я уже знаю, кто хозяин.
– Откуда?
– Они пытались следить за мной. Номер я срисовал, только от этого не легче. На этой тачке сейчас может ездить кто угодно, а владелец давно за кордоном. Стандартный подход, и ищите, сколько влезет. Думаю, что таких вариантов с транспортом у них не один. Возникнут проблемы, тут же пересядут на другого железного коня. Объявлять перехват бесполезно. Короче, что скажешь?
– Только одно, – Жека задумался. – Кто-то очень сильно не хочет, чтобы всё выглядело как банальное убийство. Или для того чтобы этот кто-то не спугнул ещё кого-то раньше времени. Или и то, и другое вместе. Хотя в любом случае, гибель Даманцева определённо насторожит потенциальную жертву, если такая есть. Как этот вариант?
– Вполне. Тогда перспективная жертва либо сразу ноги сделает, либо заляжет на дно, или обставится телохранителями, при наличии изрядного количества лишних денег. Только практика показывает, что охрана спасает только от уличных придурков, как и замок на дверях от честного человека. Специалист откроет хоть что. Вопрос времени. Давай ещё раз посмотрим запись ДТП. У меня уже появились вопросы.
После четвёртого раза Жека откинулся на спинку кресла и огорчённо заметил.
– Вся эта тема с лазером мне уже кажется полным бредом. Нет луча. Я его не увидел, а он должен быть. Ночь, воздух сырой и всё такое…. Ну по любому засветился бы!
– Почти правильно, но почти. Представь, что вместо лазера сидит стрелок.
– Не получится. Темно, скорость, фары, прибор ночного видения использовать нельзя.
– Примерно так. Вероятность поражения менее десяти процентов. Знаю точно.
– А если…– Женя задумался. – Если лазер работает коротким импульсом и наводится автоматически? Тогда вполне возможно. Такие системы у военных есть, по телевизору видел. Но нужно чтобы компьютер быстро опознал цель, захватил её, сопровождал и навёл луч. Вручную сделать этого нельзя. Но кто-то должен был ввести изображение машины Даманцева именно с этого ракурса. Или….
– Или очень похожей, – я достал из кармана брелок – «мерседес», выигранный в тире. – Модель, цвет – да, номер не обязательно. Значит, надо искать такие авто. Одно из них и будет «манекеном» для примерки. Но если так, то остальное дело техники. Создать ситуацию, вывести Даманцева в нужное время и в нужное место. Только и всего. Вот видишь, уже появляется план работы на день. А сейчас пошли досыпать, пара часов есть, днём силы понадобятся. Однако мечты по поводу утреннего сна так и остались мечтами, которые мгновенно развеял своим звонком Лосев.
– Доброе утро, проснулся?
– Доброе, уже на ногах.
– Докладывай, что интересного удалось найти. Как Белыш?
– Здесь рядом со мной. Работаем, кое-что проясняется. Нас вновь пытались убрать, теперь обоих, и весьма экзотическим способом – дротиками. Я их в пакет положил, потом передам нашим криминалистам.
– Хорошо, работайте аккуратно. Если ещё что-то подобное произойдёт, вышлем дополнительную опергруппу и будем действовать официально.
– Дмитрий Владимирович, считаю это сейчас нецелесообразным. Алгоритм действий наших противников говорит о том, что они всеми силами стараются сохранить свои действия в тайне, маскируя всё под несчастные случаи. Причём не повторяются. Доходит до нелепости. Думаю, что есть ещё кто-то, кого они хотели бы устранить, не вызывая подозрений. Вопрос кто это?
– Понятно, наши аналитики работают по персоне Даманцева, но пока ничего существенного, за исключением того что выезжал на Ближний Восток для работы по краткосрочному контракту. Но там всё в норме. Как только появится что-либо стоящее, обязательно сообщим.
А если так, но ноги в руки и вперёд, только Жеке тоже нужно поменять своего железного коня. Его старый и верный «кореец» явно не избежал внимания наших оппонентов. Хозяин автосервиса хотя и удивился немного, но лишних вопросов задавать не стал. Просто выгнал из гаража серую «десятку» с антикрылом на багажнике.
– Всё, что на сегодня имеем, – и, поймав наши разочарованные взгляды, добавил. – Это наше ноу-хау. Машина немного того, в смысле доработанная, мы её готовили для городских гонок. Движок форсировали, подвеску подшаманили, тормоза, ну и всё такое. Выхлоп, правда, не успели настроить, чтобы рычал, но это, думаю, вас не очень разочарует. С места можно смело втыкать сразу вторую передачу, машина выстреливает как болид. Если не отвыкли от механической коробки передач, проблем не будет. Немного покатаетесь, привыкнете.
Кажется, с экипировкой закончили, а больше и похвастать нечем. Всё, о чём мы думаем на пару с Жекой, не более чем рабочие гипотезы. В расследовании я не продвинулся ни на шаг. А с другой стороны, как сказать. Всего три дня, и мы знаем, что Даманцева точно убили, и весьма экзотическим способом. На Белыша трижды покушались, и не менее оригинально. Кто-то пытается устранять всех причастных к расследованию, только не понятно, зачем, и делает это не по правилам, когда главное – надёжный результат, полученный самым простым способом? И что? И всё! Опять бег по кругу, скоро начну это повторять как попугай. Тьфу! Даже самому противно. И больше ничего, кроме того, что, один из исполнителей дважды попал в кадр, и я-то его видел на расстоянии вытянутой руки. Должна же где-то быть зацепка, ну обязательно должна! А пока Белышу надо на службу, и пора его озадачивать.
– Женя, как у тебя отношения с криминалистами? Было бы неплохо определить, чем смазали дротики. Официально заявлять о том, что на тебя было покушение преждевременно. Тогда и мне придётся раскрыться, а это крайний случай, который ставит под сомнение всю нашу работу. Просто так назначать экспертизу никто не будет, а если использовать личные связи?
– Сделаем, есть у меня один хороший человек, но не у криминалистов, а в университете, и лаборатория у них тоже неплохая, правда придётся….
– С оплатой проблем не будет.
– Я не то имел в виду, – Женя улыбнулся. – Это моя знакомая, живёт в соседнем подъезде. Мы с её мужем на рыбалку ездим. Коробки конфет хватит. Оформит всё официально. Они делают анализы пищевых продуктов. Бумажку напишет для отчётности, консервы какие-нибудь, или ещё что придумаем. Что там было на самом деле скажет так, без протокола. Устроит?
– Вполне, потом сверим результаты с тем, что будет у наших криминалистов. А сейчас вперёд, заодно и новую тачку попробуешь, – я похлопал «десятку» по крыше. – Только цветы у родителей без меня не поливай, договорились? Я попробую поискать в окружении Даманцева. Может, подскажешь с кого начать?
– Я только начал разбираться в его знакомствах и попал в больницу, но думаю, стоит встретиться с некой Ольгой Леонидовной Серовской. И начал бы я с неё. Фото в соцсетях есть.
– Кто это и почему?
– Его любовница, работала экономистом. Хотела даже узаконить свои отношения с Даманцевым. Это мне известно из достоверных источников. Почему именно с неё? Да потому именно она и была вторым человеком на фирме после него. Ни один мало-мальски значимый вопрос без неё не решался. Значит, была в курсе всех его дел. Пиши адрес и номер телефона, – он продиктовал цифры. – Не удивляйся, у меня профессиональная память на числа. В семье у Даманцева были серьёзные проблемы, насколько мне известно. С сыном отношения опустились до уровня плинтуса. Почему? Пока не разбирался.
Тоже неплохо, с такими талантами можно даже обходиться без записной книжки. Но если «абонент временно недоступен» в течение двух часов, как правило, будет недоступен и дальше. Кстати, почему бы не посмотреть фото? Да…. Марат Борисович явно отсутствием вкуса в этом деле страдал. Экономист чем-то похожа на мисс мира 2014, которую недавно показывали в новостях, только глаза голубые. Однако придётся начать с другого конца – с семьи, хотя со своим самым близким и единственным родственником, с сыном, господин Даманцев особо тесных отношений последнее время почему-то не поддерживал, как говорил Жека. Но это официальная версия событий. А на самом деле? Его адрес вместе с фото был у меня через полчаса после запроса нашим технарям. Вскоре я уже подъезжал к воротам автосервиса, хозяином которого был Артём Даманцев.
Из ворот бокса вышел высокий парень в коричневом рабочем комбинезоне. И это был хозяин собственной персоной. На ходу вытирая руки, он подошёл к моей машине и поинтересовался.
– Какие проблемы, чем можем помочь?
– Артём Маратович, меня интересует нечто иное, – я протянул удостоверение частного детектива «Легионера».
– Простите, не понял.
– Я занимаюсь расследованием обстоятельств ДТП, в котором погиб ваш отец.
– Знаете ли, господин частный детектив, – в его голосе почувствовалось некоторое раздражение. – Имею полное право не отвечать ни на один ваш вопрос. Меня даже полицейские не допрашивали, тем более что уголовного дела нет и говорить не о чем. Поэтому….
– Поэтому я и здесь, что дела нет. Работаю по заданию своей фирмы, с которой у вашего отца были некоторые общие интересы. И из-за его преждевременной гибели у фирмы возникли серьёзные проблемы, последствия которых мы бы хотели свести к минимуму. Говорю это для того чтобы вам были ясны наши мотивы.
– Никогда и ничего об этом не слышал, хотя в том, что касается бизнеса, он был человеком скрытным. Да и во всём остальном – тоже, – помолчав некоторое время, добавил он. – Тем более что мы встречались очень редко. Особенно в последнее время, хотя и живём в одном городе, то есть жили…. Однако пойдёмте, на улице неудобно разговаривать.
– И так Сергей Петрович, что хотели бы узнать? Садитесь, – он кивнул на стул около окна в своём стеклянном «аквариуме», в котором мы оказались, пройдя через ремонтный бокс.
– Думаю, что есть смысл поговорить с вами, но с одним условием, я бы очень хотел знать, что на самом деле произошло с моим отцом. Официальных бумаг мне не нужно, просто скажите, и этого будет достаточно.
– Хорошо, как только будут результаты, я обязательно вам сообщу, разумеется, только то, что вас касается лично.
– Договорились, так что именно интересует?
– То, что на ваш взгляд может и не быть связано с конкретным происшествием. Меня интересуют отношения в семье. Не отвечайте, если не считаете нужным.
– Странный вопрос, это тоже как-то связано с ДТП? Или вы подозреваете и меня?
– Нет, вас никто не подозревает. Мы не видим причины, которая могла бы послужить поводом для убийства, если таковое имело место, и это необычно для ситуации.
– То есть? Я, по-вашему, должен был бы желать….
– Вряд ли, завещание, которое оставил ваш отец, очень уж своеобразное. Мы об этом знаем. Оно исключает ваш материальный интерес даже в перспективе. Всё нажитое – совершенно посторонним людям. В такой ситуации, не то, что обида гложет. Близкие люди иногда становятся смертельными врагами в прямом смысле. Тем более что самому приходится гайки крутить. Явно не от хорошей жизни.
– Вы правы, не от радости, – он усмехнулся. – Но это не то о чём вы подумали. Просто заболел слесарь, а машину я обещал владельцу сдать сегодня. С моим отцом всё и проще, и сложнее. Дело в том, что у нас примерно пару лет назад состоялся крупный разговор. Тогда у меня появились проблемы с финансами. У нас ведь так, бизнес малый, а проблемы большие. Деньги нужны были позарез. А он дал ровно половину, и то предупредил, чтобы я вернул через год, да ещё с процентами.
– Круто.
– Вот именно. Он так и сказал, круто то, что мне вообще бабки упали. А то я, типа того, мог бы занять и в микро финансовой организации, кто же не даёт? Под восемьсот процентов годовых. Тогда вообще придётся всё продать. А в его возможностях было, без проблем не то, что покрыть мои долги, не напрягаясь, а помочь раскрутиться. И что мне теперь, целовать его в зад что ли?! Я выдал ему всё что думал, но он просто рассмеялся, даже не рассердился. Потом сказал, что пройдёт время, ещё и спасибо скажу, что денег не дал, потому что избавил меня от самого большого долга – быть обязанным кому бы то ни было. Свои ошибки надо исправлять самому, иначе всё время будешь наступать на одни и те же грабли. И это есть кредит с самыми большими процентами, которые никогда не погасить. Мне пришлось пахать с утра до поздней ночи, но я смог вывернуться и даже денег скопил, чтобы отдать ему долг. Он оказался прав, но денег не взял. Дела стали постепенно налаживаться. Всё вроде бы встало на свои места. Сейчас жалею, что с отцом получилось так. У него было чему поучиться.
– Что думаете по поводу аварии?
– Из головы никак не идёт. Он же всегда прямой и правильный как вон тот столб, – Артём кивнул на опору освещения, стоявшую неподалёку. – У него всё и всегда по правилам. Положено по городу шестьдесят километров в час, значит шестьдесят. Положено техобслуживание делать через двадцать тысяч, значит через двадцать. И по-другому никак. Машина хорошая, какие-то скрытые неисправности…. Не знаю. Не мог он не пристегнуться, когда ехал тогда ночью, просто не мог!
– А если ремни безопасности не сработали?
– Это как? Там же обычная защёлка с датчиком, который показывает, пристёгнут водитель или нет. Вот и вся автоматика. Ну, уж не знаю, если только она была повреждена. Но там же ломаться нечему! Хотя, любая техника может отказать, даже самая надёжная. Вроде и застёгнут, а если дёрнуть сильно, то замок не держит. Тогда да.
– Где Марат Борисович делал техобслуживание?
– Только не у меня, по морально-этическим соображениям, разумеется, как он говорил. Отметки должны быть в сервисной книжке. Обычно он её возил с собой в автомобиле. Проверить, где конкретно, наверное, можно.
– Артём, судя по тому, что я услышал, Марат Борисович, должен был обслуживать машину в авторизованном сервисе. Сколько их в вашем городе?
– Всего три, рядом с автосалонами. Но есть ещё десятка два, которые хорошо разбираются в этой марке авто, если интересно, могу подсказать.
– Конечно, – через пару минут у меня были все адреса возможных мастерских.
– Что-то ещё? – Артём открыл ноутбук, видимо, собираясь работать.
– Конечно, самое главное, то о чём мы говорили, отношения в семье, и желательно с детства. Если неприятно, то не надо.
– Зачем? Может с детского сада начать? – он замолчал.
– Всё нормально. Детский сад оставим в покое, а вот всё, что произошло за последние годы, было бы неплохо припомнить. Опыт подсказывает, что корни наших неприятностей часто скрываются в прошлом. Я говорю о том, что могло существенно повлиять на отношения с отцом, и то, что больше всего запомнилось.
– Зачем? Странно, вы первый человек за несколько лет, который спрашивает меня об этом. Даже легче стало. Кому-то интересно, что произошло с нами. Тут не то чтобы запомнилось, отпечаталось на всю оставшуюся жизнь, – он замолчал. – Жили, себе жили, как люди. Отец работал мастером по обслуживанию бассейнов. Я учился в университете на строительном факультете. Мама работала экономистом в торговом центре. Денег на жизнь хватало. Народ стал жить более-менее, строительство пошло, и отец зарабатывал неплохо. Мы из панельной пятиэтажки переехали в нормальную квартиру, которую взяли под ипотеку. У меня впервые своя комната появилась. Можно было за компом хоть целые сутки сидеть, никто не доставал, что спать не даю. А потом у отца начались проблемы на работе, фирма обанкротилась, а такую же найти не получилось. Долги стали копиться как снежный ком. И тут это объявление! Прямо как палочка-выручалочка.
– Какое объявление?
– Работа по контракту за рубежом, всего на три месяца. Зарплата очень приличная, и как раз по его профессии – строительство и обслуживание бассейнов. Представляете?!
– Когда всё слишком хорошо, это совсем не хорошо, потому что в природе так не бывает.
– Ну да, за всё надо платить. Это я сейчас понимаю, а тогда для всех нас это был выход. К тому же я учился на платном. О переводе на бюджет и речи быть не могло. Отец даже с деканом разговаривал. Тот сразу сказал, что мест нет, а если бы и были, то в первую очередь инвалидам и другим льготникам. Мы под эти категории не подпадаем. Он после разговора в университете сильно расстроился. И если бы денег не нашли, то четыре года впустую. Отец ухватился за эту возможность как за спасательный круг, да так оно и было. Каких-то три месяца, и зарплата больше чем за год здесь! Значительная часть наших проблем решалась автоматически. И моё образование, и ипотека. В общем, папа уехал, а вернулся с деньгами не он.
– Стоп, а кто?
– То есть вроде бы и он, но абсолютно другой человек. Тот папа, которого я всегда знал, перестал существовать. Он просто исчез. А с этим…. С ним разговаривать невозможно. Смотрит и молчит, молчит и смотрит, так, будто насквозь видит. Я для него рентгеновский снимок, и всё. Никаких эмоций, просто томограф представляете? Но интересно другое. После этой поездки я ни разу не видел, чтобы он спал. Как-то раз зашёл к нему в комнату, не помню зачем, а он сидит в кресле и смотрит в окно. Я прошёл мимо, отец меня даже не заметил.
– Так, может, и спал с открытыми глазами? Такое иногда бывает.
– Нет, я вообще, думал он – того. Даже испугался. Потом отец сразу в себя пришёл и меня отчитал за то, что я без разрешения вошёл в комнату. Он, видишь ли, в трансе был. И в этом состоянии его нельзя беспокоить. После этого мне вообще домой не хотелось приходить. Потом ещё и этот выигрыш….
– Какой?
– В лотерею. Он купил несколько билетов, заполнил, отправил и ничего. Потом опять, и снова те же самые цифры и опять ничего. А вот в третий раз выигрыш, который может только присниться. Сюжет об этом даже по телевизору показывали. Три раза подряд одни и те же цифры! Вероятность выигрыша бесконечно стремится к нулю! И миллионы в кармане! Но именно с этого начались наши проблемы, а если подумать – вступили в завершающую фазу. Можно и, так сказать. Отец вложил все деньги в бизнес и, как оказалось, очень удачно. Но дома отношения совсем испортились. Родители не разговаривали друг с другом неделями. Однажды он просто собрал вещи, и ни с кем не попрощавшись, ушёл. Сбежал, бросил, будто не жили вместе двадцать лет. Всё имущество оставил, и квартиру тоже. Деньги на моё обучение всегда перечислял. Тут ничего сказать не могу. Потом мама заболела. Отец нашёл лучших докторов, отправил её за границу. Операция прошла успешно, мы даже обрадовались. Но радость была преждевременной, и всё оказалось бесполезно. После этого мы совсем перестали общаться. Странное чувство, – Артём пристально посмотрел на меня. – Вижу вас впервые, знаю, кто передо мной, а рассказал всё. Даже легче стало, будто исповедался.
– Бывает, иногда лучше рассказать постороннему, зная, что его больше не увидишь, чтобы на душе камень не висел. Только у меня работа другая. Давайте попробуем уточнить некоторые деликатные моменты.
– Его женщины?
– И это тоже.
– Ничего существенного сказать не могу, никогда не интересовался. Сами посудите, ну кто с ним жить будет? Это то же самое что спать с рентгеновским аппаратом. Удовольствие сомнительное, а лучевая болезнь гарантирована.
– А за деньги? За большие деньги, в перспективе, хотя бы?
– Тем более, он ведь всё будет знать, что ты думаешь. И как? Правда, слышал от людей…. В последнее время, но это возможно сплетни.
– Экономист на его фирме?
– И это знаете?
– Работа такая. Меня интересует круг знакомых. Быть может какие-нибудь фото? Те что, остались в ваших семейных альбомах, если такие ещё сохранились, ещё что-нибудь?
– Странно, – Артём грустно усмехнулся. – Третий раз за полчаса говорю это слово – «странно». Не поверите, я только неделю назад собрал в кучу всё, что осталось, и отсканировал. Ностальгия отчего-то накатила. Подумал о том, что не хотел бы растерять окончательно то, чем мы жили многие годы. Это начинаешь понимать, когда что-то уходит безвозвратно. Файл у меня на компьютере здесь. Смотрите, – он развернул ноутбук экраном ко мне. – Вот эта папка, – курсор упёрся в картинку – игрушечного плюшевого медвежонка. – Если что-нибудь понадобится, скажите, скопируем, не стесняйтесь. Услуга за услугу, в этом мире нет ничего бесплатного, даже сыра в мышеловке. А меня очень бы интересовало, что же реально произошло с отцом? Дело даже не в деньгах, надеюсь, понимаете. Сейчас извините, мне нужно принять товар, расходники должны подвезти, скоро освобожусь, – он поднялся и вышел в ремонтный бокс из своего «аквариума».
Как и обещал, Даманцев-младший вернулся минут через двадцать и за это время я успел не только просмотреть, но и скачать всю паку себе, так, на всякий случай. Однако ничего примечательного не увидел, тем более что каких-либо фото с кем-нибудь, кроме своей семьи после выпускного в школе у Марата Борисовича не было. А жизнь семейная, она семейная и есть. Вот счастливые родители с маленьким Артёмчиком на руках. Вот ребёнок уже подрос, и они вновь вместе где-то на берегу Чёрного моря. Вот уже выпускной у Артёма и мальчик, который выше отца почти на голову. Всё как у всех.
– Что-нибудь интересное нашли? – Артём появился в дверях своего офиса.
– Пока нет. Надо поработать нашему аналитику. Мало ли кто и где мог оказаться в кадре. Посмотрим.
– Скачать есть куда?
– Конечно, – я протянул флешку. Лишняя копия делу не помеха. – Артём, быть может, вспомнили что-нибудь интересное, пока занимались своими делами. Такое иногда бывает.
– Не интересного, не неинтересного, к сожалению, – он замолчал. – Мы ведь почти не общались. Я иногда звонил, он иногда звонил. И всё. Однажды его не оказалось на месте, и телефон был вне зоны доступа.
– Мало ли….
– У него? Да никогда! Я же говорил, что это робот, компьютер, киборг, да кто угодно, но не человек! Он всё и всегда просчитывал вперёд на два шага. Не поверите, он каждый раз знал, о чём я с ним буду говорить. Поэтому, когда я второй раз позвонил секретарю, мне ответили, что отец уехал к морю, там у него какая-то ежегодная встреча то ли с коллегами, то ли с друзьями. У него? С друзьями? Если кто и был, то давно разбежались.
– Отчего так уверенно?
– Ни разу не слышал, после того как он вернулся, что бы кто-то из его старых знакомых звонил.
– А куда ездил, не знаете?
– Нет, секретарь не сказала. В хорошие времена мы всей семьёй обычно отдыхали в Геленджике. Нам очень нравилось это место. Небольшая гостиница недалеко от моря, «Каравелла» называется. Мы всегда останавливались там. Счастливое время было, – он замолчал. – Тогда казалось, что всё так будет всегда, но это к делу не относится, а сейчас, извините, мне пора машину сдавать заказчику. Если что-то понадобится, диагностика или ремонт, всегда, пожалуйста, – он протянул визитку.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 20th, 2019, 10:59 am

И мне пора связываться со своими. Пусть процедят всех постояльцев этой самой «Каравеллы». И посмотрят, кто отдыхал в одно время с Даманцевым, если, он был в этой гостинице. Странно, чем же таким можно было зацепить Марата Борисовича, да так, чтобы он, приняв на грудь, устроил гонки на трассе с не пристёгнутым ремнём безопасности? Кататься подряд по всем автосервисам у меня просто времени нет, а вот мои дорогие коллеги могут поинтересоваться, не особенно привлекая внимания, где обслуживался автомобиль нашего бизнесмена? Зная предпочтения Даманцева, сложно предположить, чтобы тот доверил своё авто какому-нибудь авто-Айболиту непонятного происхождения. Через час на экране своего смартфона я увидел карту города с флажком «Пит стоп», и адресом в нижней части экрана. Молодцы, сразу сделали как надо, чтобы не блуждал и не искал в интернете. Навигатор без особых сложностей вывел меня к этому адресу. Мастер, окинув моё авто критическим взглядом сразу заявил:
– Этим не занимаемся, у нас только «немцы».
– Понял, меня интересует «мерседес» гос. номер…. Кто обслуживал?
– Я, а что случилось? – судя по тону, он был не особенно настроен на разговор.
– ДТП.
– Вы из полиции?
– Не совсем, – я показал удостоверение частного детектива, и тут же на лице моего собеседника появилась насторожённость, смешанная со снисходительностью.
– Это меняет дело, и я не обязан….
– Всяким частникам рассказывать о наших клиентах, – добавил я. – Мы в курсе.
– Ну да.
– Меня интересует не клиент, а его машина, и думаю, что вы всё же сможете помочь, – две купюры, свёрнутые в трубочку, оказались в нагрудном кармане комбинезона мастера. Действительно, статус частного сыщика даёт некоторые преимущества. – Вас никто не собирается допрашивать и уж тем более в чём-то обвинять. Нас всего лишь интересует, мог ли самопроизвольно расстегнуться ремень безопасности в момент аварии? Пока так.
– Сам? Да что вы, это же мерседес! Нет, исключено.
– Вы проверяли ремни?
– Нет, только то, что требуется по регламенту тех. обслуживания. Там этой операции нет. Поэтому и претензий быть не может.
– Хорошо, задам вопрос по-другому. Можно ли сделать так чтобы датчик показывал, что ремень застёгнут при неисправной защёлке.
Мастер пожал плечами.
– Кому? Зачем? Мог мусор попасть, наверное. Ну, не знаю…. Но не та машина! Бизнес класс, вылизанная изнутри и снаружи. Какой мусор?! Помню хорошо.
– Кто ещё обслуживался в это время в вашем сервисе? – ещё одна «трубочка» оказалась в кармане мастера. – Вспомните.
– А что вспоминать? Был ещё один такой же «мерин», и цвет почти такой же. Прямо как братья близнецы. Его прикатили с утра. Место освободилось, поставили этот.
– Что с ним было?
– Ерунда какая-то, – мастер задумался. – Что-то с «мозгами», в смысле бортовой компьютер глючить стал. Вроде бы всё исправно, а ложные сигналы выдаёт. Проверили всё что могли и ничего, а потом и неисправность куда-то исчезла. Мы так и не поняли. С хозяина взяли самый минимум – за «посмотреть», и предупредили, если что, то сразу к нам. Хорошая неисправность всегда наружу вылезет, по опыту знаю.
И я тоже, по опыту, только не эта. Осталась единственная надежда быстро развязать этот узелок, но, если не судьба, значит, не судьба.
– Видеозапись есть?
– Нет, а зачем? – мастер удивлённо пожал плечами. У нас нет камер. Чего смотреть и кому? Зря деньги тратить. Кто как работает и так известно. Если госномер, то, пожалуйста, сейчас посмотрим.
Через пару минут госномер «двойника» был в моём телефоне. А ещё через четверть часа в нашем техническом отделе. Но когда сразу всё слишком хорошо, это…. Мы уже проходили это, и в данном случае мимо. «…. Автомобиль «Тойота», госномер … зарегистрирован в г. Хабаровске, владелец…». Далековато, однако, да и «гранаты не той системы», как говорил известный персонаж из «Белого солнца пустыни». А вот когда машина господина Даманцева стояла в боксе…. Кто-то мог без проблем отвлечь мастера и немного испортить защёлку ремня, тем более что видеонаблюдения там нет. Совсем чуть-чуть, но вполне достаточно для того чтобы в критический момент она расстегнулась.
Поверять, кто хозяин мерседеса с липовыми номерами и таким же липовым ПТС – только время терять, если уж номера перевесили и тех паспорт слепили, то в журнале учёта явно и фамилия другая. С этим пока придётся подождать. Из всего этого следует, что Даманцева вели очень грамотно. С его-то способностями и педантизмом, да не заметить?! Уже что-то не то. Знали, что будет проходить ТО. Знали, где и когда. Но делать липовые номера и не только их, чтоб один раз закатить на сервис? Это слишком. А может, просто скрутили с первой попавшейся машины «из хулиганских побуждений», а потом выбросили за ненадобностью и сожгли пластиковый «техпаспорт» который просто откатали на принтере, сменив на компьютере фото. На автосервисе подлинность проверять никто не будет. Тупиковый вариант для поиска. А вот то, что сообщил Жека по результатам анализа, оказалось очень интересным. Только для того чтобы это услышать опять пришлось пробираться через автомобильные пробки больше часа, чтобы оказаться на стоянке около заправки недалеко от городской окраины.
– Такое дело, – без предисловий начал он после того как устроился на пассажирском сидении рядом со мной. – Результаты готовы, токсин в нормальной концентрации смертелен, в малой вызывает заторможенность нервной системы. То есть человек всё видит, слышит, понимает, но ничего сделать не может, и не сопротивляется чужой воле.
– И всё?
– Нет не всё. Разрушается под действием алкоголя через пару-тройку часов.
– Замечательно.
– Чего? Не понял.
– Я про «шашлыки», о которых ты говорил. «Затормозили», дозу сделали с гарантией, чтоб не нашли следов, влили в рот водки и поставили на железнодорожный переезд перед гружёным товарняком, отключив предварительно видеонаблюдение если такое вдруг есть. Они это умеют. Состав будет останавливаться ещё километра два. Любая экспертиза определит наличие алкоголя в крови, ну и так далее. Короче, концы в воду, то есть под поезд. Всё сходится. Ребята расслабились после мирного дня трудового, но не рассчитали сил. Даже если полиция начнёт проверку, то твоё реноме нестабильного в психическом плане сотрудника органов внутренних дел, подтверждается как нельзя лучше. Проблемы с бывшей женой – раз. По пьянке попал в больницу – два. Выводов не сделал, и опять под «парами», за руль, с прогнозируемым финалом – три. Моя персона на таком фоне выглядит лишней, да мало ли? Тоже человек. Кто разбираться будет?
– Да, – Женя замолчал. – Хорошо то, что хорошо кончается. Понимаешь по-настоящему, когда все позади.
– Пока всё хорошее, что происходит вокруг, называется нехорошим словом «постфактум», потому что заканчивается это рано или поздно нехорошо. Что-то совершается, а мы после это пытаемся объяснить, прямо как в политике.
– Мы так всегда работали. Законом определено. Есть дело, расследуем, нет, не имеем права, сам знаешь – «нету тела, нету дела».
– Женя, здесь ситуация в принципе другая. Надо работать на опережение, но об этом поговорим дома. Когда будешь возвращаться, посмотри, чтоб за тобой никого не было. Давай, пока.
И мне пора домой и думать, что дальше делать, с Белышом на пару. Интересно, с кем же встречался в Геленджике господин Даманцев? Где сейчас его пассия? Придётся ещё раз отправить запрос. Жека был уже дома, когда я открыл двери. Из кухни доносился запах жареной картошки, от которого в моём организме проснулся зверский аппетит.
– Проходи, как раз, и ужин готов. Не люблю замороженные полуфабрикаты, знаешь ли. Заехал в магазин, купил картошки, заодно сковородку и ещё кое-чего для полноты счастья. Так что давай.
Конечно, даю, и счастье, вот оно, совсем рядом в тарелке, стоящей на столе. Но у медали всегда две стороны. Вторая выглядит очень просто, как говорил дедушка: – «сытое брюхо, к работе глухо». Грубо, но, по существу. А потому, после вполне приличного ужина у меня пропало всякое желание не то чтобы интенсивно работать серым веществом, но вообще шевелить им. И не только у меня. Жека включил свой ноутбук и понеслось! Огненные трассы прошивают вражеские бомбардировщики с крестами… они огрызаются пулемётными очередями в ответ.
Картина что надо. А мы? А мы побегаем по каналам, благо на спутнике их великое множество. Сразу вспомнилась реклама, где парень купил телевизор, а голос с небес вопрошает: – «А что ты будешь смотреть?». Действительно – что? Новости. Разборки кого-то с кем-то, под названием ток шоу. Откровения небожителей. Спорт, рыбалка, сделай сам, и красОты где-то там. Ещё многосерийное «мыло», непонятно о чём для поднятия уровня гормонов удовольствия у широких зрительских масс, к которым я не принадлежу. Вся эта информационная еда сдобрена непомерно жирным слоем рекламного майонеза, или наоборот. Вот, пожалуй, и всё многообразие однообразия. Мелькание названий передач вперемежку с заклинаниями, что у меня варикоз, понос, совсем не дышит нос, плюс ко всему геморрой, отягощённый головной болью, совсем развеяло благополучное расположение духа, оставшееся от ужина.
И я уже хотел нажать красную кнопку на пульте, но на экране мелькнуло знакомое лицо, и диктор стала рассказывать о том, какая погода ожидает туристов на курортах Египта. Стоп, что это было? Как Ольга Леонидовна Серовская оказалась в новостях? Хорошо, что телевизор «умный», можно без труда отмотать понравившуюся передачу назад. На экране появился диктор на фоне пляжа и пальм.
«… Только что в нашу студию поступило сообщение, – начал он, и в левом верхнем углу экрана вновь появилось знакомое фото. – Нашему корреспонденту рассказали, что поиски туристки из России, Ольги Серовской, отдыхавшей на местном курорте и пропавшей во время экскурсии три дня назад, прекращены по погодным условиям. Это чрезвычайное происшествие произошло, когда группа туристов занималась дайвингом около одного из небольших островов в Красном море. Срочно по тревоге были подняты спасательные службы, но поиск до сегодняшнего дня результатов, к сожалению, не дал. В этом месте иногда появляются подводные течения, характер которых непредсказуем. Так пояснили нашему корреспонденту местные специалисты. Пока ещё остаётся надежда, что туристка смогла добраться вплавь до одного из необитаемых островов. С улучшением погоды поисково-спасательная операция будет продолжена. Сейчас же наш дежурный синоптик, расскажет, какая погода ожидается на курортах солнечного Египта…»
А это мы уже знаем, хотя оно нам и не надо.
– Можно ещё разок, – Женя кивнул на телевизор.
– Не вопрос, – я нажал кнопку на пульте, и вновь – море, пальмы, солнце и песок. И портрет в левом верхнем углу экрана.
– Пора начинать штурм мозгов. Что скажешь? Вопрос, почему новость в эфире появилась только трое суток спустя после пропажи? Хотя, пока местные спасатели сами искали, пока не нашли. Пока связались с консульской службой, пока те перепроверили…. Обычная бюрократия, как и везде.
– Кажется, всё встаёт на свои места, – он замолчал. – Или совсем наоборот. Я не удивлюсь, если деньги Даманцева оказались каким-либо образом на счетах фондов, фирм или ещё кого, в которых присутствует или присутствовала госпожа экономист. Но это совсем другая история. Мадам Серовская вряд ли отыщется. Её либо убрали, как отработанный материал, который может быть опасным, либо вывели из игры. Только подумай! Недели не прошло, как погиб человек, с которым она собиралась связать свою жизнь, и путешествие в Египет! Даже формально приличия не соблюдены. Просто сбежала с деньгами. Теперь твоя очередь.
– Почти всё сходится кроме одного. То, что я узнал от сына Даманцева о его отце, говорит совершенно о другом. Наш фигурант был человеком очень неглупым, и обладал потрясающей интуицией, граничащей с экстрасенсорикой. И чтобы он приблизил к себе аферистку, собиравшуюся завладеть его капиталами?! Что-то здесь не так. И если уж надо было его убрать, то могли бы и без изысков, вроде лазера. С химией у них всё в порядке. Сам знаешь. И стрелять умеют, думаю, не только дротиками. В любом случае Марат Борисович и пискнуть бы не успел. А тут целая операция в стиле hi – tech. Пока у меня только одно объяснение. Всё было сделано по предварительной договорённости. Даманцев предполагал, что события могут развиваться именно так. Поэтому предусмотрел пути отхода для единственного близкого ему человека. Это рабочий вариант, который объясняет и тур поездку после похорон, и его завещание, и исчезновение дамы сердца с последующей «реинкарнацией» после пластического хирурга где-нибудь в Южной Америке или не менее Южной Азии. Хотя это всего лишь предположение, которое таковым может и остаться. Теперь твоя очередь пофантазировать.
– У меня только одна фантазия, но совсем другая. Сейчас в игре подсмотрел. Для того чтобы победить в бою, надо провести разведку заранее. Знать, где аэродром противника, сколько там самолётов, каких и так далее. Мы увидели, как «Газель» с лазером на борту вышла на огневой рубеж, а раньше?
– Машину «манекен» я уже нашёл. Стояла в одном боксе с мерседесом Даманцева на техобслуживании.
– Ну, так это меняет дело, – глаза у Жеки загорелись. – Вычислим кто хозяин, дальше всё просто.
– Не факт, машина была с липовыми номерами, видеозаписи нет, фамилия в журнале – тоже не настоящая, как и копия липового техпаспорта.
– Зато наше кино самое то. Если «мерс» там, – Женя кивнул на компьютер, – то может, и водителя разглядим? Я могу просмотреть запись за несколько часов перед ДТП. Тем более что знаем, кого искать. Качество позволяет рассмотреть и водителя. Времени надо совсем немного.
Однако то, что мы увидели после того как поиск, был закончен, отключило все наши аналитические способности почти полностью. За рулём мерседеса была сама Ольга Леонидовна Серовская. Или женщина, очень похожая на неё, как бы сказал любой адвокат в суде. Слишком низкое качество изображения, чтобы можно было сделать достоверный анализ изображения, но ведь похожа!
– У них, что, с фантазией совсем плохо, или больше никого не нашлось, чтобы посадить за руль кого-нибудь другого? О двойниках или сестрах близнецах, разлучённых в роддоме, даже думать не хочу, слишком накладно и отдаёт индийским кино девяностых годов. Кстати, что там с номерами? Ну, да, мерседес Марата Борисовича Да уж…. – Белыш был явно разочарован. – И что теперь?
– Позвольте представить, Евгений Андреевич, – я сделал паузу. – Похоже, перед нами командир, собственной персоной. Кто это не знаю, но то, что одно из главных действующих лиц всего этого представления – скорее всего. Дубликат номера изготовить сейчас не проблема, ты в курсе. А тут сделали «манекен» с очень высокой степенью похожести, чтоб исключить ошибку распознавания, даже номера слепили те же самые, на время примерки, разумеется. Всего на час, но вполне достаточно чтобы система наведения запомнила по кому надо давать лазерный залп. Сдаётся мне, именно эта дама руководила устранением Даманцева. А думаю я так, потому что ты играл в воздушный бой.
– М-м-м да…. – Женя усмехнулся. – Может и есть, какая связь, но ещё меньше чем между детородными способностями пингвинов в Антарктике и уровнем ДТП в нашем городе.
– Ты правильно заметил. Руководитель операции, как командир эскадрильи в твоей игрушке, должен располагать абсолютно достоверной информацией при подготовке. Сколько самолётов, какие, где аэродромы, средства ПВО, откуда дует ветер, и ещё много чего. Иначе поражение гарантировано, и даже героизм лётчиков не спасёт. Вот только откуда она могла иметь подробную информацию о Даманцеве – очень интересно. Хорошо бы посмотреть круг знакомых мадам Серовской, только вот как это сделать? Исчезла! Плюс леди боссу надо было знать всё, что есть на месте, Женя, доподлинно знать. Можно, конечно, отправить разведку, потом перепроверить, чтоб накладок не получилось. И это без проблем, но требуется и время, и люди. Здесь проще увидеть всё своими глазами и принять решение. Потому-то и за тебя взялись не по-детски. Быстро сообразили, что можешь рассмотреть автоледи за рулём машины-манекена и начать искать. И запись моментом удалили, и всех, кто хотя бы как-то мог что-то знать, тоже в расход попробовали отправить. А когда поняли, что ситуация вышла из-под контроля, самые главные шефы приняли решение прикрыть руководителя операции и перевести стрелки на мадам Серовскую. Даманцев мог ей что-то рассказать очень интересное, и даже если она успела выскользнуть из цепких объятий наших противников, накрыли в её в Красном море, если только Марат Борисович не опередил их, успев вывести из-под удара единственного близкого человека. Одним ударом решается сразу две проблемы. Они убирают возможного свидетеля и пускают следствие, если конечно оно будет копать так глубоко, по ложному следу. Вспомни, что ты говорил пару минут назад.
– Но я же не знал о том, что у Даманцева была потрясающая интуиция.
– Вот именно, её-то к делу не пришьёшь. Потом зачистка территории. Когда задействованы такие силы, решения принимают не исполнители, работающие на месте. Фактор времени сработал. Склоняюсь к тому, что Даманцев не единственный, кому светило перебраться в мир иной не по своей воле. Иначе киллеры просто бы исчезли после того как задача была выполнена. Однако до сих пор здесь.
– Ну, не знаю. Как-то всё уж больно накручено. А это значит, мы толком ничего не знаем, если такие сложности. Что делать-то будем?
– Ответ простой искать, проверять, исключать и предвидеть.
– Вот, вот. Последнее самое интересное, может, на картах бросим?
– Не стоит. Но пошевели мозгами, что бы ты делал, оказавшись на месте наших противников?
– Я? – Жека задумался. – Попытался бы понять, зачем здесь детектив из частной фирмы? И насколько она частная. Дальше…. Дальше разобраться, наконец, со мною. Тем более что фактор времени, уже не так давит. Потом по плану. Если знаю, кого убрать, готовлю сценарий. Нахожу объект, наблюдаю за ним, изучаю распорядок дня, привычки, маршруты. В конце концов, и из интернета можно качнуть кое-чего. Готовлю пути отхода, по сути, сплошная рутина. Но исходная информация обязательно должна быть.
– И я того же мнения, обязательно должна, и у нас тоже, а нет её. Ты, кстати, ничего не знаешь о том, зачем Даманцев ездил в Геленджик? Его сын рассказал об этом мне при личной встрече. И это было не один раз, а каждый год после того как Марат Борисович возвратился с Ближнего Востока.
– Нет, первый раз слышу. Можно, конечно сгонять в воскресенье. Походить, поговорить с местными полицейскими, знать бы, где он останавливался.
– Предположительно, отель «Каравелла», недалеко от моря. А с кем общался, если был там, скоро узнаем.
То, что мысль материальна в прямом смысле, я почти не сомневался, но не настолько же…. Словно угадав мои желания, смартфон радостно пискнул, сообщая о том, что пришло SMS. Ну, вот, кажется, и то, что нужно. На экране был список возможных друзей – партнёров господина Даманцева. Всего одиннадцать фамилий. И что всех проверять? Когда? Должен же быть ещё какой-то фильтр.
– Смотри сюда, – я положил телефон перед Белышом. – Здесь список предполагаемых друзей нашего потерпевшего. Что скажешь?
– А не много? Скачать можно?
– Не получится, придётся ручками, если есть интерес.
– Сейчас, срисуем, – его пальцы забегали по клавиатуре. – Вот, кажется и всё. – Женя удовлетворённо откинулся на спинку стула. – Отфильтруем по месту жительства. Нас, как понимаю, больше всего интересуют земляки господина Даманцева, проживающие в нашем регионе, в первую очередь. Иначе наши заклятые друзья уже бы исчезли с горизонта, как ты говоришь.
– Почему так думаешь?
– Ну как же…. Если встреча кратковременная, то возможность приехать на день больше всего у тех, кто живёт где-то недалеко. Ребята съехались, день пообщались и разбежались. Тем более был выходной, как я понимаю.
Возраст…. От восемнадцати до пенсии, что ещё? Граждане, они же друзья нашего фигуранта должны прибыть к месту сбора в гордом одиночестве, то есть без вторых половин и боевых подруг. Понятно. Аналитики уже учли. Ещё? Чтобы более подробно покопаться, данных мало. И что у нас? Ого, целых «четыре кандидата в депутаты». Думаю, с них и надо начать. Если ничего не накопаем, будем искать дальше по списку. Ай, ай, ну надо же! Вот уж, никак бы не подумал. Знакомые всё лица! – Белыш озадаченно смотрел на экран монитора. – Леонид, свет, Алексеевич Серёгин собственной персоной.
– Знакомый, что ли?
– Ага, тот самый, у кого спёрли батареи со строящегося дома. Из-за этого я имел массу острых ощущений, закончившихся рапортом на увольнение. Гражданин явно не промах, я уже говорил. Две транспортные компании, склады, логистика, строительство, ещё кое-что, плюс друзья в администрации. И второй, я бы сказал очень даже интересный персонаж – господин Гайдуков Владимир Васильевич. Тоже личность широко известная в наших узких кругах. Он же Вова Гайдук. Весьма занятный гражданин. Его реклама по телевизору постоянно идёт. Держит частную клинику, специализирующуюся на алкашах и наркоманах. Правда, Вова парень с головой, на излечении человеческих пороков не остановился. Подхватил весьма доходные тренды нашего времени – пластическую хирургию и продвинутую стоматологию. Я вместе с ним учился три года на одном факультете.
– Стоп, чего-то не понял. Ты же вроде математик, а он доктор.
– Да, то есть, нет.
– Это как? Давай уже по прядку.
– Вова тоже на прикладной математике учился. Я бы сказал, очень неплохо, правда, парень был безбашенный. Своими подвигами деканат доводил до белого каления. То вниз головой по водосточной трубе с пятого этажа в общаге спустится, то на первое апреля покойника из себя изобразит, то в пьяном виде на экзамен явится. Другого бы давно выгнали, но отец был человеком уважаемым, постоянно сына отмазывал. Потом папа помог Вове выиграть грант на обучение в Лондоне на целый год. Тот уехал, научился, и приехал.
– То есть?
– На дурь там подсел. Из университета его выперли, даже папины связи не помогли. На экзамены хотя бы иногда, но приходить надо. А у него с этим проблемы были всегда. Его отца потом инфаркт добил от таких успехов собственного чада. Вова тут же исчез с глаз почтенной публики.
Народ разное говорил, и что наркотой приторговывал по старой памяти, и автоподставами занимался и другими не очень красивыми делами. Но, не пойман, не вор. Презумпцию невиновности никто не отменял. Потом Вова, вроде как, совсем растворился в пространстве, то ли уехал, то ли где-то не у нас посадили. Никто толком ничего не знал. Лет пять назад объявился, но с деньгами, и с большими. Где был, что делал, откуда взял, никто ничего не знает. С дурью завязал намертво и начал с ней же бороться, но уже за деньги клиентов. Попутно взялся и за алкашей, и весьма успешно. Опыт, наверное, сказался. Плюс стоматологические услуги, говорят, самые продвинутые в городе. Плюс хороший диагностический центр и пластическая хирургия, как я говорил. Докторов и менеджеров нанял толковых, здание взял в аренду, и пошло, поехало. Клинику назвал «Донна Белла». В интервью телевидению однажды сказал, что это в честь той, что спасла его от неминуемой гибели. Вот я и думаю… копнуть бы глубже. А то информации мало. Запросить бы более подробные сведения, перед тем как с ним разговаривать. Сможешь?
– Уже сделал, сказали, что время нужно. План работы на завтра, как я вижу, уже есть. Как дела службе? Начальство не прессует?
– Ещё не успели. Им сейчас не до меня. Пока в больнице лежал, опять руководство поменялось. Сейчас у нас как на вокзале. Кто ждёт свой поезд под названием «пенсия», кто просто ждёт, когда поменяется расписание, то есть что новое начальство начнёт изобретать, в смысле, куда ветер дунет, и не дёргается по мелочам. А то, что мне дали для проверки, именно так и есть. Как не крути, сущий пустяк, почти формальность. Прокуратура, видишь ли, докопалась. У них там плановая проверка была. Наши прокололись. Неправильно оформили отказ в возбуджении уголовного дела по грабежу. Это вылезло наружу, кое-кому вкатили за нарушение учётно-регистрационной дисциплины, и меня снарядили на проверку, на всякий случай. Там вообще ерунда какая-то была. Кто-то чего-то начал исправлять в базах данных нашего УМВД. В конце концов, статистика не сошлась. И понеслось!
– Может, кто умышленно постарался?
– Сомневаюсь, и очень. Если бы хотели что-то скрыть, просто удалили бы. А тут? Так коряво сделали, что руки оторвать не грех, есть за что. В одном месте одни данные, в другом то же самое, но цифры совсем другие. Как всё это дошло до прокуратуры, ума не приложу. Но с этого всё началось. У нас ведь как, самое главное отрапортовать вовремя: – «… дополнительной проверкой не установлено причин, препятствующих отказу в возбуждении уголовного дела по факту….», – Жека закатил глаза к потолку. – Ну, и так далее, сам знаешь.
– Знаю, а потому флаг в руки и вперёд. Завтра начинаем отрабатывать друзей-соратников Даманцева. Предлагаю разделиться, чтобы быстрее было. Ты возьмёшь своих знакомых, а я тех, кто остался. Посмотри подробнее, что за публика. Копни-ка в интернете, если не трудно.
– Сделаем, – его пальцы опять забегали по клавиатуре и через некоторое время Женя заметил:
– Эти, вроде, из другой оперы, на, полюбуйся, – он повернул ноутбук, чтобы мне было видно лучше.
– Молотков Даниэль Адамович, менеджер оптовой фирмы по продаже пастельного белья. Живёт в нашем городе. Больше пока ничего сказать не могу. Даже в соц. сетях нигде не засветился. Сплошное серое пятно. И второй по стать ему, Мамонтов Илья Александрович, фрилансер, занимается разработкой рекламных сайтов. Такой же никакой. Обычный улыбающийся мужчина в возрасте от двадцати до сорока. В обычных очках, с такой же обычной щетиной. Тёмно русые волосы собраны в пучок на затылке. Правильные черты лица и…. всё. Абсолютно стандартный вид, если так можно сказать. Ребята явно не экстремалы. Интересно, что же общего между ними и нашим фигурантом, кроме того, что вместе оказались в одном отеле в одно время?
– Не люблю я тихушников, опыт подсказывает, что в тихом болоте черти водятся. Будем искать, Женя. Если понадобится, или возникнут какие-то сомнения, можно будет продублировать друг друга. То чего не скажут мне, могут сказать тебе. И наоборот.
– Ага, и послать тоже.
– Меня запросто, а тебя по должности не положено.
– Согласен, – Жека добавил кофе в свою чашку. – Не люблю холодный.
– Смотри не переусердствуй с напитком, – я кивнул на кофе. – Надо выспаться хорошо, завтра не выходной.
– Мне не грозит, это для меня как снотворное, однако и то правда, надо укладываться. Утро вечера мудрёнее.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 22nd, 2019, 9:24 pm

День пятый

Действительно, мудрёнее, и ещё как! Только мы закончили свой холостяцкий завтрак, состоявший из разогретых остатков такого же холостяцкого ужина и традиционной яичницы с колбасой, нас вновь обрадовал диктор, ведущий местных новостей.
– Только что нам сообщил наш корреспондент, оказавшийся случайным свидетелем на месте ЧП, – радостно начал он. – В восьмом микрорайоне произошло чрезвычайное происшествие.
Но по мере того, как он читал сообщение с ноутбука, с его лица медленно, но верно сползала дежурная улыбка. И было от чего. На экране появилась запись, сделанная, по всей видимости, на сотовый телефон. Середина кадра была достаточно отчётлива, чтобы понять, что на асфальте лежит безжизненное тело мужчины.
– По мнению очевидцев, это не кто иной, как Владимир Васильевич Гайдуков – владелец клиники «Донна Белла». Прибывшие на место происшествия полицейские уже начали проверку по факту гибели человека, – продолжил диктор. – По словам свидетелей случившегося, мужчина выпал из окна шестого этажа своей собственной клиники. Какие-либо выводы делать пока преждевременно, но охрана утверждает, что служебный кабинет господина Гайдукова был заперт изнутри, и после того как дверь была вскрыта, там никого не оказалось. По словам секьюрити, имеется видеозапись с камер наблюдения. На ней отчётливо видно, как он вошёл в свой кабинет, и после этого дверь не открывалась, до тех пока слесарь не открыл замок. По всей видимости, случившееся можно отнести либо к несчастному случаю, либо к суициду. При таком падении шансов остаться в живых у потерпевшего просто не было. Правоохранительные органы, как принято в таких случаях, от комментариев отказались. О результатах расследования мы обязательно сообщим нашим телезрителям позже. Не переключайтесь, после короткой рекламы мы вновь продолжим выпуск новостей.
После этих слов в кадре появился дородный усатый дядька в семейных трусах в горошек, который проглотил какие-то пилюли и проникновенно глядя с экрана поинтересовался: – «А что? А вдруг?»
– Действительно «вдруг» … – чашка с кофе зависла в Жекиной руке. – Быстро, однако, журналисты делают выводы. И как это они успели? Если так дальше пойдёт, допрашивать будет некого. – Район-то наш, хоть в этом повезло, если можно, так сказать. Всё, надо дуть на работу и разбираться на месте.
– Жилет не забудь надеть, – напомнил я. – И с вопросами на службе аккуратнее, ты всё же кандидат на увольнение. Сам знаешь, излишнее любопытство в наших делах не приветствуется.
– А может, жилет и не надо? Снаряд два раза в одну воронку не попадает, да и синоптики пообещали, что сегодняшний день будет жарким.
– Кто бы сомневался, потому и одень обязательно.
И мне пора, надо только придумать повод, чтобы договориться о встрече с интересующими меня людьми. Всё же банковская «крыша» даёт некоторые преимущества в моей работе. А повод, так вот он. Только что в новостях показывали, что происходит с человеком, если появляется кредит, который взят его «двойником». Бывает же. Живёт, себе человек, живёт. Никого не трогает, работу работает. Ни у кого и ничего не занимает. И на тебе! Оказывается, должным какому-нибудь банку очень кругленькую сумму. И только потому, что у него где-то есть почти полный двойник. И фамилия, и имя, и отчество и год рождения те же. Случайность? В большинстве ситуаций – да. А в меньшинстве – банальные мошенники. Суд, конечно, разберётся, кто у кого и сколько занял, но крови и нервных клеток, которые не восстанавливаются, такие совпадения могут испортить очень много и банкирам, и «заёмщику». Сейчас народ очень настороженно относятся к такой информации. Иногда даже и агрессивно. Могут сразу послать какого-то сотрудника службы безопасности куда подальше, а могут и поговорить, на всякий случай, чтобы избежать проблем в будущем. Важно найти общие точки соприкосновения.
И первым у нас будет Молотков Даниэль Адамович. Да уж…. С таким именем и отчеством найти двойника на всём постсоветском пространстве всё равно, что поймать крокодила у берегов Камчатки. Бред полнейший, но что-то в этом есть. Поэтому будем изобретать «крокодила». Надо всего лишь сделать фото паспорта гражданина Молоткова, и такое, чтобы вместо его портрета был любой другой. Какой? Совершенно неважно. Мало ли мошенников, которые брали кредиты по чужим паспортам? Вот и используем их опыт, тем более что схема отработана на практике, и один из моих коллег разбирался с таким «заёмщиком».
Только речь шла не о кредите, а совместном бизнесе. Но разницы особой нет. Главное создать имидж честного партнёра. Фигурант берёт один кредит, совсем небольшой. Рассчитывается вовремя. Второй, уже больше. И опять перед нами добросовестный плательщик. А когда сформирована хорошая кредитная история, то можно взять и гораздо больше.
Кто бы сомневался, мы ведь люди обязательные. И всё, тю-тю. Ищите несуществующего заёмщика, и сколько влезет. Сначала будет бегать служба безопасности, стирая ноги до того места откуда они растут. Потом, когда выяснится, что к чему, подключится полиция. К этому времени можно оказаться и в другом городе, да и в другой стране. И, опять всё по новой, если фантазия не подскажет нечто более оригинальное. Можно, конечно, и попасть под раздачу, а можно и не попасть.
Наш тех. отдел такую картинку сочинит за пару часов. Через некоторое время передо мной на экране смартфона была «копия» паспорта Даниэля Адамовича. Данные его, а вот фото – нет. Нет, конечно, похож, но не он, это точно. А нам и не надо, это всего лишь повод. И чтобы всё выглядело более-менее похожим на правду неплохо ещё бы подпереться соответствующей визиткой с реквизитами банка. Я как-никак я сотрудник службы безопасности. Что значит, тренировка, начинаешь понимать, когда её нет. Только с третьего раза мне удалось из заготовки, которую я получил от Самохиной, сделать нужную карточку, правда, весьма скромного вида. Но и так пойдёт. Имя, фамилия, должность и самое главное название банка, всё на месте. А сейчас «звонок другу».
Однако реальная жизнь сильно отличается от телевизора, и «друг» ответил только через полчаса непрерывных напоминаний. Узнав о моих претензиях, Молотков сразу занял глухую оборону. Оно и понятно. Ни с того ни с сего на тебя вешают долг, который ты не брал, тут и ненормативную лексику включить не грех.
– Даниэль Адамович, никто и ни чём вас не обвиняет, выслушайте, пожалуйста, до конца, – я говорил так, словно рассказывал сказку своему сыну. – Та ситуация, с которой мы имеем дело, абсолютно типична, и как мне подсказали наши аналитики, либо это обычная ошибка, либо мошенничество, где и вы и мы являемся в данном случае сторонами потерпевшими. Поэтому и у вас, и у нас цели совпадают, точнее, она единственная, разобраться с тем, что произошло, и как это оказалось возможным.
– Согласен. Только с тем, как и почему, ломать голову вам, а не мне. Даже по закону я сторона заведомо слабая, – агрессивность в его тоне почти исчезла, уже хорошо.
– Никто с этим не спорит, и, если бы мы встретились, возможно, и что-то прояснилось бы гораздо быстрее. Поэтому если вы придёте к нам в банк, мы покажем все документы, которые вы подписали….
– Ничего я не подписывал, и бегать по городу не обязан из-за ваших ошибок. Мне просто некогда. Я, знаете ли, ещё и работаю, и очень занят. Готов уделить вам несколько минут во время обеденного перерыва. Можно встретиться в торговом комплексе «Планета – Т», в центре города. Подъезжайте с часа до полвторого. На третьем этаже есть кафе «Орхидея», там и поговорим.
А вот это то, что надо. Иначе мне пришлось бы изобретать липовые документы с подписями и синими печатями. Конечно, это не проблема, но требуется время, а его может и не хватить. Директор банка обещал помочь, если что. Но чем меньше людей знают о том, для чего я здесь на самом деле, тем лучше. А так…. «копии» четырёх договоров за последние два года были в «облаке» через полчаса. Скачать их оттуда и превратить в текст на бумаге не составило для меня никакого труда. Благо, что в цокольном этаже соседнего дома был магазин «Подарки». А там, в самом углу, скучающая дама неопределённого возраста с кроссвордом на столе, и надпись на стене рядом крупными буквами: – «Бесплатный Wi-Fi, копирование, ламинирование, доступные цены».
– Сколько стоит удовольствие? – поинтересовался я.
– Два рубля страница, давайте, что у вас там?
– Пока ничего, но очень хочу для родственника сделать копии документов из электронной почты. Сильно просил, сам не может.
– Такая услуга у нас не предусмотрена прейскурантом, – женщина опять уткнулась в кроссворд, лежавший перед ней.
– А если подумать? – купюра легла поверх газеты.
– Сами справитесь? – безразличие мгновенно сменилось на милость.
– Конечно.
Через пять минут все необходимые копии были у меня в руках. Вернувшись в машину, я ещё раз внимательно просмотрел все бумаги. Умеет тех. отдел работать, однако. Паспорт с фото, что надо. Очень похож на «оригинал», который мне на всякий случай отправили вместе с тем, что я просил. Несколько бланков договоров с печатями и подписями. Всё как положено. До встречи ещё почти час, как раз хватит, чтобы добраться и осмотреться на месте. Однако надо думать, что не только я один умный такой. Преимущество, конечно, на моей стороне, потому что мы знакомы с гражданином Молотковым на пятьдесят процентов. В смысле, я его знаю хотя бы по фото, а он меня нет.
С учётом того что это первый и пока единственный человек, который встречался с Даманцевым в Геленджике к этому разговору следует подготовиться хорошо. Как говорят военные: – «провести рекогносцировку на месте». Но два раза мелькать перед его глазами не стоит, мало ли что. Тем более что в моей прошлой жизни были и переодевания и отвлекающая группа, которая страховала основного фигуранта, и много ещё чего. Поэтому, воспользуемся служебными чудо-очками. Тяжеловаты, но ничего не поделать, за достижения техники платить надо. Указатель на входе в торговый центр быстро разъяснил, где находится эта самая «Орхидея». Интересно, где бы я устроил проверку, окажись на месте этого самого Даниэля Адамовича? Судя по плану этажа для пожарной эвакуации, больше всего подходил магазин спортивных товаров «Мастер S». Целых три входа-выхода и «Орхидея» перед глазами прямо как на странице гербария. Можно спокойно рассматривать спортивный инвентарь и одновременно наблюдать за всеми, кто находится в кафе и рядом с ним.
В случае чего, исчезнуть не составит труда. Поднявшись на эскалаторе на третий этаж, я направился в противоположную сторону от интересующего меня кафе. «Круг почёта» и передо мной «Мастер S» в паре десятков метров, прямо как на ладони. Действительно, мои очки настоящее чудо, чудо техники. Даже можно прочесть ценники со скидками в этом самом спортивном магазине. Время ещё вполне достаточно, подождём, пока не появится наш мнимый неплательщик кредитов. Однако сколько я ни старался найти знакомое лицо среди покупателей, это мне так и не удалось. А вот, кажется, и мой будущий собеседник – мужчина среднего роста, среднего телосложения, типичный представитель менеджмента среднего уровня. «Да он вообще какой-то средний» – мелькнула в голове мысль. Интересно, откуда он появился? Явно не на эскалаторе поднялся, хотя именно этот путь самый короткий от входа в здание и уж точно, не проскользнул незаметно мимо меня.
Молотков не торопясь подошёл к крайнему столику, стоявшему около небольшого фонтана и, устроившись в кресле, принялся изучать меню. Никаких попыток контроля с его стороны за обстановкой вокруг я не заметил, сколько ни старался. Он просто сидел, и просто листал меню. Народу в кафе совсем немного, и наблюдать за ним было одно удовольствие. Семейная пара за столиком около бара, судя по всему, уже собралась уходить. Они подозвали официанта. Эти явно «вне игры». Мужчина лет под шестьдесят, спортивного телосложения, в белой шляпе и модных очках, его спутница значительно моложе. Но судя по тому, как она убрала ему своим платком каплю мороженого, случайно упавшую на воротничок, эти вне игры. Возраст не тот, да и одеты весьма прилично. Одни часы у него на правой руке чего стоят. Марка запомнилась по рекламному журналу, который я пролистал в самолёте. Они рассчитались и не торопясь направились в спортивный магазин. Недалеко от выхода расположилась молодая семья с маленьким ребёнком, спавшим в коляске. Сделаем увеличение больше, ещё больше и ещё… младенец натуральный, в белой шапочке и с пустышкой во рту. Видимо ему приснилось что-то хорошее, он улыбнулся во сне и закинул руку за голову. И эти отпадают.
Три девушки что-то бурно обсуждают, размахивая руками, и постоянно перебивая друг друга. Судя по одежде, все трое где-то работают в одной фирме. Да и туфли на высоком каблуке не та обувь, в которой можно заниматься наблюдением за объектом, то есть за мной. Мало ли как сложится ситуация. Ага, ещё дама неопределённого возраста, в очках и скорее всего, в парике. Наслаждается кофе, вольготно расположившись в кресле за столиком около выхода. Размер обуви явно не мужской, адамова яблока на шее тоже нет. Вот и все посетители «Орхидеи». Если Даниэль Адамович, решил подстраховаться, или отправить наблюдателя, перед тем, как самому прийти в кафе, то вряд ли кто из посетителей мог подойти на эту роль. Тем более что никто из них за время моего «сканирования» так ни разу и не воспользовался сотовым телефоном. Ну, и мы тоже последуем его примеру. Зачем давать человеку лишнюю пищу для размышлений. Я вновь спустился на нижний этаж по боковой лестнице, и опять поднялся, но уже на эскалаторе. Вскоре передо мной был вход в кафе. Для порядка покрутив головой вокруг, я набрал номер телефона Молоткова, который сидел в нескольких метрах от меня. Он тут же взял трубку, однако поняв, что это мой звонок, кивнул, как старому знакомому и пригласил за свой стол.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 23rd, 2019, 5:57 pm

– День добрый, Сергей Петрович, прошу, – Молотков отложил меню в сторону. – Вы не возражаете, если я сделаю заказ, а пока он будет готовиться мы и поговорим. Кстати, не желаете пообедать? Здесь относительно дёшево и разнообразно.
– Нет, спасибо, – я достал своё удостоверение инспектора службы безопасности банка и копии документов, после того как официант, приняв заказ отправился на кухню.
– И так, приступим, чем обязан вашему вниманию? – он спокойно смотрел мне прямо в глаза. Ни беспокойства, ни тем более страха в его взгляде я не заметил. Передо мной был человек, абсолютно уверенный в своей правоте, и не просто уверенный, а заранее знающий, чем всё это закончится. Этакий гранитный утёс, который не может поколебать даже направленный ядерный взрыв.
– Даниэль Адамович, – начал я как можно мягче. – Судя по тому, что мы имеем, у нас возникают большие сомнения в том, что вы, это вы.
– Простите, а нельзя ли более конкретно?
– Можно, но я хотел бы убедиться в том, что передо мной именно Молотков Даниэль Адамович. Свой паспорт вы конечно с собой не взяли.
– Да, это так, не имею привычки носить, и не обязан это делать по закону. У меня только водительское удостоверение, если вас это устроит? Пожалуйста, – он достал из кармана бумажник, вытащил оттуда пластиковую карточку, не дожидаясь моего ответа, и сделал глоток кофе, после чего поставил чашку на стол.
Для порядка я покрутил права в руках, словно изучая фото.
– Действительно, вы – это вы. То есть вы, но не совсем вы. То есть, вы вроде как, и брали кредит в нашем банке, но в действительности, возможно, его и не брали.
Всю эту словесную ахинею я включил по второму кругу умышленно с одной целью, чтобы показать свой не очень высокий уровень интеллекта, отсутствие необходимого количества которого компенсируется профессиональным нахальством. Незачем прежде времени настораживать потенциального клиента своими талантами. Пусть думает, что перед ним обычный банковский служащий, главной задачей которого является – «доложить начальству», а там хоть трава не расти. И, кажется, мой маскировочный манёвр удался, судя по усмешке, промелькнувшей на лице моего собеседника.
– Ещё раз прошу, нельзя ли понятнее?
– Конечно можно! Сейчас я вижу, что человек, который передо мной здесь сидит, – я сделал паузу для убедительности. – Скорее всего, никаких кредитов не брал. А вот он, – я ткнул пальцем в фото на копии паспорта, – Выдавал себя за вас. Простите, а вы его случайно не знаете?
– Ни случайно, ни умышленно, и вообще никак.
– И паспорт не теряли?
– Нет, не терял.
– Так я и думал, – я изобразил огорчённое лицо. – Но это уже игра по другим правилам. Подделка документов статья, которая на четыре года тянет. Три кредита были относительно небольшими, а потом, когда сформировалась хорошая кредитная история, взяли уже вполне приличную сумму, пять миллионов рублей и помахали всем ручкой. Думаю, не только нам.
– Сергей Петрович, вы позволите посмотреть договоры?
– Без проблем, – я протянул ему бумаги.
– Почему здесь только копии?
– В целях безопасности оригиналы нам запрещено выносить из банка. Это же деньги и достаточно большие. И их утрата для нашего банка означала бы отсутствие всякой возможности вернуть заёмные средства. Но если бы вы пришли к нам в офис, то вам предоставили бы оригиналы, вне всякого сомнения.
– В этом есть что-то логичное, – Молотков задумался. – Однако никаких препятствий для подачи заявления со стороны банка в полицию, сейчас не вижу. Обращайтесь, все необходимые показания дам. Надеюсь, вы убедились, что я действительно не мог взять кредит в вашем банке?
– Даниэль Адамович, я обязательно доложу о результатах нашего разговора начальству. За него решать не могу, но мне кажется, и они будут того же мнения. Больше вопросов не имею, благодарю за то, что нашли время для встречи, всего наилучшего. На всякий случай, если что-то понадобится, вот мои координаты, – я протянул свою визитную карточку.
– Хорошо, спасибо, буду иметь в виду.
И я тоже. Оно, конечно неправильно, устанавливать наблюдение и прослушку за законопослушными гражданами без постановления суда, но с учётом сложившейся обстановки уже не понятно, что правильно, а что не очень. Доктор Малиновский тому свежий пример. Если бы не прямое нарушение инструкций и спешка из-за которой я не получил обычные бумажные визитки, мы сейчас имели ещё одно хладное тело в морге с диагнозом вроде сердечного приступа или чего-нибудь подобного. А сейчас неплохо бы и подкрепиться, благо, что в торговом центре различных точек общепита вполне достаточно и на любой вкус.
Я вновь занял свою наблюдательную позицию в конце коридора. Правда в этот раз пришлось использовать опыт моего недавнего собеседника и смотреть на всё через зеркало, чтобы дождался, пока Молотков закончит обед и покинет торговый центр. После этого можно не торопясь с бутербродом в руке просмотреть маршрут движения моего недавнего собеседника. Жмём иконку на моём чудо смартфоне и…. кусок гамбургера застрял у меня в горле. А наш Даниэль Адамович никуда из кафе не выходил! Это как же? Своими глазами видел, а может, вернулся? Почти бегом я отправился на прежнее место. В кафе – никого. В смысле никого похожего на Молоткова. И при этом локация показывает, что он именно там. Придётся проверять. Неужели выбросил мою супер визитку? Однако когда я вновь оказался за тем же столиком, определение по месту показало, что и изделие РМ тут же. Это где же? Рядом даже нет урны для мусора, только настоящая пальма в горшке, стилизованном под деревянную бочку. Ага, вот, кажется и то, что я искал. Земля в углу оказалась немного примята, и я разглядел краешек пластика. Тьфу! Вот к чему приводит глупость, даже показная!
Это значит, что я слишком хорошо вошёл в образ сотрудника службы безопасности, которому не очень-то и надо напрягать мозги, и не понял вовремя, что человек, сидящий передо мной с двойным, а может и с тройным дном. Если бы ему была не нужна моя визитка, он просто бы её выбросил в мусорную корзину. А так, что-то заподозрил и даже оставил подсказку, где искать. И мне пора бы понять, что продвинутые радиомаяки есть не только у нас, но и в любом приличном частном детективном агентстве. Но самое интересное я увидел прямо перед собой – это была та самая витрина спортивного магазина. Сидя здесь не надо крутить головой и озираться вокруг для того чтобы посмотреть, кто сзади и, кто слева или справа идёт по коридору. Всё вот оно – «оно»! Прямо в зеркале, напротив. Значит, можно особо и не напрягаться. И, если это так, то наш уважаемый друг Молотков, вполне возможно, не торопясь наблюдает где-то за всеми моими телодвижениями. Значит, будем играть по его правилам, пусть порадуется, пока порадуется. Для этого нужно заказать себе скромный обед, тем более что мой недоеденный бургер так и остался на столе в кафе этажом ниже.
Визитку трогать нельзя, но достать её из цветочного горшка нужно обязательно. Сделаем это с помощью маленьких, неутомимых тружеников, обычных муравьёв, которых здесь быть не должно, но они есть. Пусть с ними разбирается персонал кафе. Я пригласил официанта после того как мой обед был закончен и поинтересовался.
– Скажите, пожалуйста, у вас здесь давно делали обработку от насекомых?
– Простите, не понял, а в чём дело?
– Да вон, – я кивнул на пальму рядом. – Муравьи бегают по столу, аппетит портят, заразу всякую таскают. Для такого заведения это просто неприлично, и Росппотребнадзор не поймёт и не оценит, если что.
– Извините, сейчас исправим.
Я положил деньги в специальную корзинку, поднялся и вышел из кафе. Официант, естественно, передаст мои слова менеджеру. Тот распорядится, чтобы перетрясли злосчастный горшок с пальмой и очистили его от насекомых. Хорошо, что посетитель, то есть я, оказался человеком не склочным, и не стал «делать» нервы тем, что будет жаловаться в контролирующие органы. В земле обнаружат мою визитку, сто процентов. Потом её либо отдадут менеджеру, либо просто выбросят. И то и другое меня вполне устраивает. Перед Молотковым я чист как стёклышко. Да, вернулся в кафе, ну и что? Здесь, действительно, соотношение цена – качество лучшая. Пообедал, а визитку-то не взял. Значит…. Она ничего не значит, и все опасения что это «клоп» были ни к чему. А то, что горшок перетрясли, так я здесь ни при чём.
Допустить, чтобы изделие РМ попало в руки человека, который, возможно, знает, что это такое на самом деле, никак нельзя. Если уж сомнения появились, то ничего не стоит проверить их под микроскопом, в прямом смысле. Это означает мою расшифровку. И всё же, как Молотков незаметно попал в кафе? Вопрос интересный, и не только в теоретическом плане. Если случайно, тогда возможно все мои рассуждения ничего не стоят, а если нет, то есть о чём подумать. Надо немного подождать и посмотреть незаметно, что будут делать работники кафе.
А они просто взяли ящик с пальмой, погрузили его на тележку и покатили её к грузовому лифту. Что, собственно и требовалось от них. Ну, очень оперативно! Теперь можно спокойно прогуливаться по коридору, попутно рассматривая витрины бутиков. Вот, кажется и то, что надо – фирменный магазин «Мягкий мир». Ого! Целый мир подушек, простыней и одеял. Магазин с таким претенциозным названием занимал на самом деле не очень много места.
Сейчас мне нужно пройти мимо, не задерживаясь. Иначе нельзя, потому что камеры видеонаблюдения внимательно смотрят и за торговым залом, и за витринами, и за теми, кто стоит возле этих витрин. К тому же я не знаю, кто сейчас сидит перед экраном монитора. Но то, каким образом менеджер Молотков попал в кафе с чёрного хода, кажется, ясно. Прямо передо мною рабочий выкатил из грузового лифта тележку, доверху нагруженную картонными коробками. И всего-то! Ему по должности положено знать, как и что попадает в магазины, с которыми работает его фирма.
А если посмотреть из этого самого «Мягкого мира» в витрину бутика, что напротив, то очень неплохо видно пространство кафе, где только что я пообедал. И не очень далеко. Можно безо всякой крутой оптики вполне разобрать, и кто сидит за столиками, и кто находится рядом. И что нам это даёт? Почти ничего, за исключением того, что я лично познакомился с человеком, который мог быть знаком с нашим фигурантом. А мог и не быть. Но «зеркальный» вариант наблюдения, повторённый дважды, говорит о том, что он действует по шаблону. Похоже, и место в кафе пристрелянное. Хорошо получилось один раз, почему бы и не повторить? Или времени у него мало, чтобы придумать нечто новое. К сожалению, задать напрямую вопрос: – «А знали ли вы, уважаемый, гражданина Даманцева? И что делали в солнечном Геленджике такого-то числа?», я не мог по вполне понятным причинам. Но то, что передо мной человек весьма неглупый, убедился. И потому ещё один запрос в наш тех. отдел на предмет уточнения данных по Молоткову ушёл ещё до того, как я покинул гостеприимный торговый центр. Заодно сделаем «прощальный привет», то есть запрос по месту локации нашего изделия РМ. На экране моего смартфона красный крестик медленно пополз мимо гипермаркета и остановился перед выездом на развязку, который очень хорошо видно из окна. И там только одна машина – большой оранжевый мусоровоз.
Чтобы подтвердить или опровергнуть свои сомнения мне достаточно всего лишь набрать номер Молоткова. Можно, например, обрадовать человека тем, что мы, мол, уже разобрались и приносим свои извинения. Настоящего мошенника вроде как разыскали, ну и так далее…. Придумаем по ходу дела. Если на звонок ответит, хорошо. Вопросы потом задавать может и Жека. Если нет, будем думать, каким образом нам с ним работать дальше. То, что это придётся делать, сомнений у меня всё меньше и меньше. Мою встречу с Молотковым можно считать холостым выстрелом в пустоту, почти холостым…. Потому что телефон уважаемого Даниэля Адамовича на этот раз оказался даже не «вне зоны доступа», он просто не значился в базе! Это как же так? Час назад был, а сейчас нет?!
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Татьяна Ка. Август 23rd, 2019, 6:07 pm

Я тут, читаю, хоть и не очень быстро! :D Кажется, что написано с такой легкостью, но по себе знаю, что это очень обманчивое впечатление.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9837
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 23rd, 2019, 10:14 pm

Татьяна! Бальзам на мою авторскую душу, прямо таки. Читают моё творение человек десять от силы, да и то хорошо. Пусть народ немного отдохнёт от суеты. да и мне приятно.
Мой звонок на фирму, где работает наш средний менеджер, расставил всё по местам. Не работает, а работал. Сегодня он забрал документы и получил расчёт. Отпахал положенные две недели и точка. Всё, его карьера в постельном бизнесе закончилась. На встречу со мной он шёл, будучи уже в свободном полёте. Отсюда и его уверенность. Человек действительно знал, чем всё это закончится. Единственное что приходит в голову, так это то, что новости по телевизору смотрели не только мы с Жекой, но и Молотков тоже. И знаком он был с Даманцевым, и в Геленджике встречался, как и Вова Гайдук. Авария на загородной трассе для него, пожалуй, была жёлтым сигналом светофора, а вот сегодняшний прыжок из окна, показанный в новостях, оказался уже красным. Удивительно, как ещё согласился поговорить со мной.
Однако место выбрал весьма удачное. Почти всё незаметно хорошо просматривается даже с приличного расстояния. А с биноклем по торговому центру бегать никто не будет в противном случае охрана, которой здесь хватает, обязательно поинтересуется: – «А зачем это…?». Вокруг много народа, и какие-либо силовые мероприятия по отношению к нему, контрпродуктивны, как сейчас говорят по телевизору. Смотаться можно на все четыре стороны, в прямом смысле. Но посмотреть, кто придёт и зачем, очень даже полезно. Это значит, что Даниэль Адамович человек, подготовлен к таким ситуациям неплохо. Или мне так кажется. Судя по тому, что произошло, искать теперь его придётся днём с огнём и с собаками впридачу по всей стране, а может и за её пределами. Если мои рассуждения верны, то и второго моего клиента – Илюшу Мамонтова вряд ли удастся застать дома, поскольку именно там у него рабочее место и есть.
«Аппарат абонента временно не доступен, пожалуйста, перезвоните позже» – кто бы сомневался…. Вот и поговорили. Все, с кем Даманцев встречался в Геленджике, исчезают, кто из нашего поля зрения, а кто совсем, как хозяин клиники Гайдуков. Получается так. Интересно, кто же такая эта самая Донна Белла, в честь которой он назвал свою клинику? Донна Белла, Донна Белла, Белла Донна…. Тьфу! Да это же ядовитая трава, вызывающая галлюцинации! А Вова Гайдук был, однако, человеком со специфическим чувством юмора. Хотя, как знать, может и спасла его некая Белла от пагубного пристрастия, или совсем наоборот.
Интересно как дела продвигаются у Белыша? Время уже близится к завершению рабочего дня и можно подводить предварительные итоги, а они не очень радуют. Мало того, что Молотков исчез в неизвестном направлении, мало того, что Мамонтов так и не появился на нашем горизонте, так ещё и Вова Гайдук выпал почему-то из окна. Это означает безвозвратные потери среди потенциальных свидетелей. Уже существенно, и о причинах сказать нечего. Но сейчас нужно подумать о хлебе насущном и заехать в магазин, чтобы купить чего-нибудь на ужин. Пельмени уже стали надоедать.
Знакомый гипермаркет встретил меня обычной вечерней суетой. Не я один такой умный и голодный после работы. Взяв тележку, направился в торговый зал. Много провизии набирать мне ни к чему, но пара салатов, суши и гуляш, который нужно разогреть в микроволновке вполне могут удовлетворить запросы моего желудка и не только моего. Заботиться о ближнем своём надо обязательно, долг платежом красен. Однако на входе в торговый зал, меня остановил на входе охранник, лицо которого показалось мне знакомым.
– Мужчина, одну минуту, – он окликнул меня.
– В чём дело? – я отодвинул тележку с прохода, чтобы она не мешала покупателям.
– Вы, кажется из полиции?
– Да, – в подробности я вдаваться не стал.
– И позавчера интересовались машиной, на ней катаются воры, которые потрошат автомобили на стоянках?
– Да.
– Я звонил по телефону, который оставил ваш товарищ, но он почему-то не ответил.
– Видели авто? Когда?
– Сегодня утром. Получилось так, что у покупателя увели сумку из ячейки хранения. Я стал просматривать запись, и опять увидел через стекло эту машину с грязным номером. Посмотрел видео с камер на стоянке. Точно – та же самая, и сразу за телефон.
– Спасибо. В какое время она засветилась?
– Десять тридцать пять. Позвонил в двенадцать, как только просмотрел запись.
– Меня, почему запомнили?
– Раньше в милиции работал, как и вы. И глаза у вас такие, как бы это сказать, внимательные, что ли. Память на лица у меня профессиональная…. хотя уже не то. Вы поищите в округе, если два раза в одном магазине отоваривались, значит, живут где-то рядом.
– Или?
– Или заезжают по пути. Тогда вам придётся побегать.
Наверное, не придётся. Едва я вытащил сотовый, чтобы поинтересоваться у Жеки, почему он не удосужился ответить на звонок охранника, который имел важную информацию, Белыш опередил меня. За целый день ни одного звонка, и это правильно. Так и договаривались. Если он позвонил первым, значит, произошло нечто, никак не вписывающееся в наши логические построения. Жека, как обычно, с ходу начал:
– Похоже, тот «Форд», что за тобой катался, сегодня утром сгорел на трассе за городом. Автомобиль ушёл в кювет на большой скорости, опрокинулся и вспыхнул как спичка. Имей в виду. Более подробно расскажу вечером. Он отключил связь.
Всё правильно, уложился в положенные двадцать секунд. О деталях поговорим за ужином. То ли радоваться, то ли грустить, уже и не знаю. С одной стороны, искать за собой старый хвост не надо. А с другой? Никто не даёт гарантии, что не вырос новый. И в любом случае могли быть уничтожены какие-то важные следы. Покупки провианта успешно завершены, и можно домой. На прощание я кивнул бдительному охраннику, предупредившему меня, и направился к выходу, попутно, как бы, между прочим, заглядывая в маленькие магазины. Чем чёрт не шутит, вдруг да проглянет знакомое лицо.
Однако не судьба, мой фейсконтроль так и ничего не обнаружил. Вот только на стоянке… кажется, я уже видел где-то эту белую Тойоту, изрядно потрёпанную дорогами нашей страны и не только нашей. А может и показалось. Мало ли таких импортных жестянок с ржавыми крыльями бегает по нашим необъятным просторам. Для порядка сделаем «круг почёта» вокруг гипермаркета. Нет, ничего интересного. Пора домой, однако перед этим не грех и покататься по городу, в котором могут ждать сюрпризы. А вот и он – в жёлтом фирменном жилете, указывает мне жезлом, куда припарковаться.
– Старший лейтенант Стрекоза, предъявите, пожалуйста, документы, – потребовал полицейский.
После того как я протянул ему водительское удостоверение и ПТС, он попросил страховой полис, а потом договор аренды авто, а потом… предложил выйти из машины.
– Когда последний раз употребляли алкоголь?
– Вообще не пью, аллергия, – соврал я.
– А почему глаза красные?
– Я же говорю, аллергия и спал плохо. И как вы обнаружили это? – мне пришлось изобразить на лице нескрываемое удивление.
– То есть?
– Я стою спиной к солнцу, и оно вас немного слепит. Вы даже прищурились, разглядывая мои права.
– Так пили или нет? – он оставил без внимания мои слова.
– Нет.
– Руки вытяните перед собой и пальцы растопырьте.
И это можно, тем более что товарищ старший лейтенант мне сейчас оказывает очень большую услугу. Улица, где мы разбираемся по поводу алкоголя, с односторонним движением. Патрульная машина оставила только одну полосу для проезда, и автомобили уже выстроились в приличную очередь, чтобы преодолеть этот искусственно образовавшийся «Керченский пролив». Это значит…
– Дышите сюда, – старший лейтенант сложил импровизированный стаканчик из ПТС и моих водительских прав. После того как я это сделал он, понюхав, удовлетворённо заявил.
– Пройдёмте в патрульную машину. У меня есть подозрение что, вы всё же употребляли. Проверим алкотестером.
– Всегда, пожалуйста, – я быстрым шагом направился к автомобилю и, оказавшись в салоне, сам попросил прибор, чем очень удивил полицейского. Немного подумав, инспектор протянул мне документы.
– Наверное, вы всё же не пили…
– Зачем сомневаться, давайте уже проверим, я что, по-вашему, зря сюда шёл?
– Как хотите, первый раз вижу, чтобы водитель сам настаивал на проверке.
Быть может, и в последний. Я взял прибор и дунул в трубочку, откинувшись на спинку пассажирского сидения, так чтобы спрятаться за полицейским, и вовремя. Рядом медленно проехала та самая Тойота, что была на стоянке перед гипермаркетом. Только вот стёкла оказались тонированными, даже лобовое. А это мы уже проходили. Новейшая супер плёнка на основе нано технологий, которая меняет плотность затемнения по желанию водителя, и никакая ГАИ не страшна.
– Ну, вот, – я протянул прибор инспектору. – Говорил же, что ничего такого, а вы сразу: - «пил…». – И, тут же поинтересовался, – а что, сейчас за тонировку, не наказывают?
– Как штрафовали, так и штрафуем, – он положил передо мной права и ПТС.
– Да ладно, только что мимо белая Тойота проскочила, вся наглухо тонированная. Вон там, перед микроавтобусом.
Старший лейтенант потянулся за рацией. Что будет дальше, я ждать не стал и вернулся в свою машину. Понятно и так. Ребят притормозит следующий наряд, который будет очень разочарован тем, что «информация не подтвердилась» или совсем наоборот. Это уже не важно, главное можно спокойно оторваться от преследователей. Для этого нужно только свернуть в ближайший переулок, и на всякий случай ещё раз проверить своё авто на наличие радиомаяков. Надо же, в этот раз мой сканнер ничего не обнаружил, а это значит, что меня вели минимум две машины, потому что в этом случае необходим прямой визуальный контакт с объектом. Однако контрольный заезд по городским пробкам никакого результата не дал. За собой я так никого и не заметил, как не старался. Оказавшись у себя на квартире, первым делом принялся за приготовление ужина и, как только всё было готово, раздался звонок в дверь, и это был Жека.
– Проходи, ужин готов, – я пригласил его на кухню. – О делах после, не стоит портить пищеварение плохими новостями.
После того как мы закончили ужин, Белыш откинувшись на спинку стула поинтересовался:
– Теперь можно?
– Давай, только по порядку, и не торопись.
– Утром в дежурку поступила информация из ГАИ, о том, что на выезде из города серый Форд влетел в кювет и сгорел как спичка, и номер тот самый, – начал он.
– Что, как в кино, так сразу и сгорел?
– Ну да. В багажнике оказались две канистры с бензином, они-то и сработали как зажигательные бомбы.
– Что с водителем?
– Обгорел до состояния головёшки. Документы – в пепел. Личность удалось быстро установить только потому, что он километров за пять до места ДТП превысил скорость и его тормознул патруль ДПС. Полицейские составили протокол о нарушении и отпустили с миром. Они же потом первыми и прибыли на место происшествия. Так получилось. Самое интересное то, что в этом Форде нашли обгоревшую снайперскую винтовку Токарева, образца 1941 года с очень хорошим ночным прицелом и гильзы. Оружие хотя и раритетное, но очень эффективное, вдобавок переделанное под глушитель. По нашим базам данных ствол нигде до сих пор не засветился. Возможно, был привезён с территории соседнего государства, откуда к нам и прибыл этот гражданин под видом сезонного рабочего. Машину потому никто и не рискнул тушить. Патроны хлопали как из пулемёта от высокой температуры. Ребята, похоже, собирались отдохнуть на природе, но что-то пошло не так. В багажнике нашли две решётки для барбекю и недогоревшие остатки мяса для шашлыка.
– И кто же этот снайпер-гастарбайтер любитель мяса на природе?
– Сейчас, одну секунду, – Белыш достал свой телефон - «кроссовок». – Качество, конечно оставляет желать лучшего, но за неимением другого и так пойдёт. Я сделал снимок с экрана монитора. Будьте знакомы, гражданин Парамонов Никита Семёнович, собственной персоной, – Он протянул мне телефон. – Смотри, может, где раньше встречались?
Ну, надо же! Мир тесен как спичечный коробок! С маленького экрана на меня смотрело невозмутимое лицо того самого санитара из клиники, который потом бесследно исчез.
– Женя, этот человек под видом мед работника приходил по твою душу, когда ты лежал в больнице. Тебя тогда спасло только то, что в палате рядом с тобой оказался профессиональный охранник. Он поднял тревогу, почуяв неладное. Этот санитар и твоего доктора едва на тот свет не отправил. А сейчас, возможно, и тебя захотели убрать старым проверенным способом, или меня, или ещё кого. Теперь, кажется, можно вздохнуть спокойнее. Ребята забили гол в свои ворота, или им кто-то забил. Свидетели ДТП есть?
– Конечно, протоколы смотрел. Всё один в один. Показания расходятся только в мелочах. На большой скорости Форд улетает в кювет, опрокидывается, горит «синим пламенем» и внутри что-то стреляет. Примерно так. Очевидцы говорят, что он, вроде как, то ли убегал от кого, то ли гнался за кем-то. Номер и марку, конечно, не запомнили, но машина точно была. Видеонаблюдения там нигде нет. Просмотреть регистраторы не могу, нет полномочий, сам понимаешь. Но свидетелей записал, если, что, может ты как частное лицо…? Короче, пока пожарные приехали, на месте была груда обгоревшего искорёженного металла с обугленным телом за рулём, и всё. Почему-то в СМИ это не попало, даже странно, а то всё узнаём оттуда, – он кивнул в сторону телевизора.
– Что по Серёгину?
– Ничего, просто исчез из поля зрения.
– И этот тоже?
– Ну, не совсем. Уехал отдыхать в Таиланд, неделю назад. Туда дозвониться, сам понимаешь. Я уже по-всякому пробовал. Молчит, трубку не берёт. Деньги, наверное, экономит, роуминг там золотой.
– Родственники что говорят?
– Вот тут самая фишка. Они вроде есть, но вроде и нет. Не то чтобы совсем. Со своей семьёй наш потенциальный клиент расстался ещё лет пять назад. Как только я вышел на его бывшую супругу, она меня послала намного дальше, чем этот самый Таиланд, и прямо сразу. Знать, говорит, не знаю и знать не желаю, где он и что с ним. Он мне ещё пять лет назад всю кровь выпил. Плевать на него хотела. Живой, издох, крокодилами объелся, или они его съели, мне вообще параллельно. Больше не ходите, не звоните, и не спрашивайте. Ну и дальше в таком же духе. Но и это ещё не всё.
– Что ещё накопал?
– Так, по мелочи, даже не знаю, – Жека замялся. – Вроде и не очень важная информация, но всё же. Наш Серёгин тоже разбежался с семьёй, как и Даманцев примерно в то же время. До этого увлекался азартными играми. В основном карты. Играл очень неплохо, люди разное говорили. За шулерством вроде его не замечали.
– Честный картёжник профессионал, это что-то новое.
– Вот и я о том же. Похоже, проигрался и сбежал за бугор. Это понятно. Только семья-то здесь осталась! Однако вернулся и долги отдал. Потом достаточно быстро поднялся в бизнесе, и это очень удивляет. С пустого места? Так стартовать? Кому? Это надо чтобы повезло и крупно. Одного упорства не хватит. Но ему и на самом деле повезло.
– А куда выезжал за кордон, не знаешь?
– В Турцию. И время совпадает.
– Думаешь, они там пересеклись?
– В принципе, возможно. Из Турции попасть в любую страну на Ближнем Востоке проще, чем из России.
– Уже что-то. Если и Молотков и Мамонтов тоже были за кордоном, и в то же время, то есть о чём говорить. И они, кстати, тоже оба холостые. Будем пробивать по своим каналам. Я сейчас сделаю запрос, а ты пошелести в интернете по поводу всей нашей троицы.
Лети с приветом, вернись с ответом, как говорила бабушка. Однако «привет» прилетел гораздо быстрее и оттуда, откуда его не ждали. После того как Жека начал копаться в интернете и часа не прошло, как он попросил меня подойти.
– Смотри, только что информация появилась, – он навёл курсор в верхнюю часть экрана. А там….
«… Только что, нам сообщили из госпиталя, куда попал три дня назад российский турист Леонид Серёгин, пострадавший от укуса обезьяны, которую он попытался покормить во время экскурсии на один из островов. К сожалению, его не удалось спасти. Как говорят врачи, в рану попала инфекция, с которой организм россиянина справиться не смог, несмотря на все старания докторов. У него развилось воспаление, приведшее к летальному исходу. Сейчас решается вопрос о транспортировки тела на Родину…»
– Ну как? – он озадаченно смотрел на экран.
– Не плохо, я бы сказал, а очень плохо. Даманцев и те, с кем он встречался в Геленджике, Гайдуков и Серёгин погибли. Если предположить, что их ликвидировали, то весьма экзотическими способами. Его любовница Ольга Серовская пропала без вести. Кто за этим стоит? Мы до сих пор не знаем, что их связывало, и почему это произошло? Есть ещё двое. Их мы не можем найти. Плюс ко всему, обгоревший труп в машине и снайперская винтовка с патронами. Пора вызывать подкрепление, думаю так. Будем действовать в рамках инструкций.
Мой звонок Лосеву, судя по всему, для него неожиданностью не стал.
– Я только что посмотрел информацию по твоему запросу в технический отдел, – начал он. – Ситуация интересная. Все, кого ты указал в запросе, действительно, пять лет назад в одно и то же время выезжали за рубеж. Правда, страны разные, и это ещё больше усложняет ситуацию. Кто остался?
– Реально – Молотков и Мамонтов. С Молотковым я встречался, после чего он исчез в неизвестном направлении. Мою визитку – радиомаяк с собою не взял и оставил на месте встречи так, чтобы я мог найти её. Могу предположить, что пытался меня проверить.
– Тебя не расшифровал?
– Не думаю. Я сделал так, чтобы визитку нашли работники кафе, где мы встречались. Они всё сделали, как надо, потом выбросили её в мусорный контейнер около гипермаркета. Проверял по месту локации. Точно, она оказалась там, потом поехала на мусорный полигон. Молотков на меня произвёл впечатление человека очень неглупого и весьма подготовленного к различным ситуациям, вроде скрытого наблюдения за ним. Вполне может иметь специальную подготовку в этом деле. Мамонтов скрылся ещё раньше, думаю, гибель Гайдукова была для него сигналом. Первостепенной задачей считаю их розыск.
– Согласен, как только будет ясно, где они, переходишь в официальный статус. Они должны быть взяты под охрану, желают они того или нет.
– Понял, задерживаем на трое суток по подозрению, скажем…
– В контрабанде предметов антиквариата, – продолжил Лосев. – Я просмотрел информацию по ним. Молотков, похоже, разбирается в этом деле, вот и пусть думает, а наше дело обеспечить их безопасность. Потом свяжемся с местными силовиками. Вопросы есть?
Какие там вопросы! Особенно после того как я увидел информацию по нашим «потеряшкам», которая пришла из технического отдела. Ребята ещё те! Илюша Мамонтов, веб дизайнер свободного полёта. Эти его игрушки больше для души. А для денег? А вот для них родимых, Илюша очень бодро играл на бирже. И не просто играл, а по-крупному и, судя по доходам, весьма успешно. Плюс операции с криптовалютой. Интересно, каким образом этот свободный интернет художник ухитрялся обойти биржевых роботов, которые могут без проблем за секунду сто раз продать и купить акции? И, тем не менее…. очень небедный человек, почему-то жил в обычной двухкомнатной квартире, катался на обычном «немце» среднего класса. Жаль, что фото почему-то не прислали, но оно у нас уже есть.
Под стать ему и мой знакомый – постельный менеджер с навыками контрразведчика Даниэль Адамович Молотков. С таким состоянием и заниматься продажей подушек и одеял? Везёт же людям! Ему бы экспертом где-нибудь в Эрмитаже или на международном аукционе, а он продаёт простыни и наволочки. Купил человек с рук картину, а она оказалась неизвестной работой кисти великого русского художника девятнадцатого века. И это не единственный случай, и не только картины. Всё вполне официально. Нюх у человека на подлинные предметы искусства, что ли? И тоже, как и у Мамонтова, вполне скромная одинокая жизнь скромного менеджера такой же скромной фирмы.
Непонятно. Если, и покусанного бешеной обезьянкой, Серёгина тоже сюда приплюсовать? Так же, вроде как, повезло, по словам Жеки. Муть какая-то, или… всего лишь банальное отмывание денег. Только способ очень уж оригинальный, с помощью специально созданной группы из бывших неудачников по жизни. Они вдруг ни с того ни с сего сорвали джек-пот у его величества Случая? И что, все сразу? Не верю! Тогда чьи деньги? И почему именно так? Можно бы и проще. Способов хватает, от выводов денег в офшор, до липовых фирм, которые существуют только на бумаге ровно один день, но имеют приличный оборот.
– Женя, подробнее о Серёгине можешь рассказать. Меня интересует, каким образом этот человек разбогател? Клада с золотыми монетами у себя на дачном участке случайно не находил?
– Шутить изволите, гражданин начальник, кофе не желаете?
– И это можно, только горячий.
После того как передо мной стояла полная кружка, Женя продолжил.
– Там было дело под названием – «труба». В прямом смысле. И не случайно.
– Конкретнее?
– Ты знаешь, что такое бесхозные коммунальные сети?
– Слышал.
– В переводе на русский, это есть зубная боль и геморрой одновременно для любой местной администрации в одном и том же месте. Состояние у них, как обычно, убитое. Надо и чинить, и обслуживать, и денег нет, и деваться некуда. Без воды, тепла и канализации народ не желает жить в двадцать первом веке. Прокуратура поддерживает очень настойчиво это законное стремление наших граждан. Я интересовался у компетентных людей и мне рассказали, как дело было.
На окраине города когда-то работала небольшая мебельная фабрика, которая потом закрылась. У неё имелись свои тепловые сети. От них снабжалось и само предприятие и несколько жилых домов. После банкротства всё, что было, распродали и разворовали, как обычно. Там хотели строить торгово-развлекательный центр, но что-то не пошло. Логистика оказалась неподходящей. Серёгин ухитрился в этой неразберихе по случаю купить кусок теплотрассы за копейки у кого-то из собственников вместе с небольшим участком земли. Как знал! А потом недалеко построили микрорайон, и всё тепло для жилых домов пошло через эту самую трубу. В администрации подумали сначала, что она ничейная, фабрика-то накрылась. Документов сразу не нашли, хотели взять на баланс, но, когда сунулись, оказалось, что хозяин земли под теплотрассой есть – наш Лёня. И трубы тоже его. И другие проложить негде. Короче, продал он эту трассу городу очень даже неплохо.
– И проблем не было?
– Как же без них? Но по суду оказался прав он, и как-то всё утихло само собою. Наверное, откатил кому надо, потому и отстали быстро. Дураком Лёня Серёгин точно не был, деньги всегда удачно вкладывал в недвижимость, в торговлю, логистику и ещё кое-куда. С картами, конечно, завязал. Он ни разу не пролетел на сделках. Друзей завёл и в администрации, и в бизнесе. Они и помогали, конечно, не за красивые глаза.
– Понятно, задача номер один – найти этих двоих. Задача номер два – обеспечить охрану, закрыв за попытку контрабанды предметов искусства. Имеем право задержать на трое суток. Объяснять будем потом, если сами не поймут, что к чему. Скоро здесь будет группа, направленная нам в помощь. По нашим данным ни Молотков, ни Мамонтов официально территорию РФ не покидали. Но если ушли за кордон нелегально, тогда все наши усилия…. Ну ты понял. А они могли. Сейчас отбой. Завтра не праздник.
– Прямо как в армии. Однако и в правду пора отдыхать. Устаю к концу дня, наверное, больница сказывается, немного ещё покопаюсь в интернете и баиньки.
И я тоже покопаюсь… в семейном альбоме Даманцевых, мало ли? Действительно, «мало ли». Кажется, становится понятным, почему Марат Борисович доверял своему экономисту как самому себе. Даже удивительно, почему с первого раза я не рассмотрел? Рядом с юным Даманцевым, на фото с выпускного бала в школе, была именно мадам Серовская, только моложе на четверть века. Или девушка очень похожая на неё, как сказали бы криминалисты. Потому что и фамилия, и имя были же конечно другими.
– Женя, подойди, пожалуйста, посмотри, – я вывел на экран фото Ольги Серовской так, чтобы оно оказалось рядом со снимком из семейного альбома. – Что скажем?
– Ну, надо же! Похожа! Однако возраст берёт своё.
– Она?
– Не уверен.
– Почему?
– Есть некоторые сомнения, которые мы сейчас либо развеем, либо подтвердим. Одну минуту, – его пальцы забегали по клавиатуре. – Загрузим коротенькую программку – идентификатор, «Алладин» называется, и допросим этого волшебника с пристрастием, расскажет, никуда не денется. Ну вот, кажется, готово. – В верхнем левом углу экрана симпатичный босоногий паренёк в заплатанных шароварах развёл руками и покачал головой. Женя провёл курсором по фото. – Нет, не она, я вынужден вас разочаровать уважаемый, но похожа, похожа... Генотип один и тот же, брови губы, форма носа, но не она. Вот смотри, видишь, проблемные места выделены крестиками?
– Может пластика?
– Нет, не может. Не знаю прецедентов, чтобы с помощью операции кто-то смог изменить расстояние между зрачками глаз. Есть и ещё кое-что. Но очень похожа.
– Да уж, не оправдались надежды. А как бы всё хорошо сошлось!
Хотя, как сказать. Быть может это и объясняет такое доверительное отношение Даманцева к своему экономисту? Интересно, как сложилась судьба у подруги юности Даманцева? И почему бы не спросить наш всезнающий техотдел? Ответ появился гораздо быстрее, чем можно было предполагать.
«…гражданка … родилась … умерла … Причина смерти – тяжёлое наследственное заболевание, проявившееся в восемнадцать лет.»
И прожила девочка всего-то ничего. Но, похоже, встретилась «копия» через четверть века, и вспомнил Даманцев старое. Однако и правда, пора спать. Только почему-то самые интересные мысли приходят именно перед сном и не только мне.
– Тут такое дело… пару минут перед сном уделишь? – Жека, как обычно, подошёл, держа в руке полную чашку кофе.
– Давай, не вопрос.
– Я вот что подумал. Кстати, – Жека сделал глоток. – Сейчас дошло, я о знакомых Даманцева, с теми, с кем он встречался в Геленджике. Мы не правы.
– То есть?
– Мы фильтровали по месту жительства и по возрасту? Так?
– Ну да.
– Там был ещё один человек. Он появлялся именно в то время, когда Марат Борисович общался в «Каравелле» со своими коллегами по несчастью.
– А как же фильтр?
– Вроде бы всё правильно но, как всегда, дьявол прячется в деталях, как ты говоришь. А потому я просмотрел, кто ещё в это время там побывал в течение последних четырёх лет из того списка, что ты дал. И надо же… был, однако такой, или такие, пока не знаю. Этот персонаж появлялся за день до слёта бригады Даманцева и уезжал через неделю после окончания тусовки. Назовём его некто господин «А М». Альберто Мендес, Алексис Маминас, Альфонсо Мартинес, Александр Машкевич. Гражданство – Гондурас, Сальвадор, Кипр, Черногория. Возраст от пятидесяти до шестидесяти лет. Думаю, компьютер без труда ответит на вопрос один ли это человек, или разные персоны. Имена и фамилии подобраны так, что совпадают первые буквы, поэтому не надо мудрить с подписью. Гражданство – те страны, с которыми установлен безвизовый режим.
Информация, которая пришла через полчаса исключала всякие сомнения. Перед нами был один и тот же человек! И кто же этот господин – А. М. как обозвал его Белыш. И что его связывало с Даманцевым и компанией? Некая агентурная сеть, вышедшая из-под контроля, и потому принято решение о её ликвидации? Такого не было за всю современную историю. Смысла никакого и люди не те. Да, не последние в этом мире, но никто из них никакого отношения к государственным или научным секретам никогда не имел. Или нам об этом ничего неизвестно. Пока неизвестно.
Адепты новой авторитарной секты? Не похоже. Дилеры от наркомафии? Их объединяло только то, что в одно и то же время были на Ближнем Востоке, а потом все достаточно быстро поправили своё материальное положение, пусть и разными способами. Интересно, что они там делали? Почему не сдались полиции или контрразведке, когда запахло жареным? Голова кругом. И пока не найден хотя бы кто-то из этой дружной компании ближневосточных туристов, ни на один вопрос мы не ответим. А сейчас все мысли в ящик стола и его закрыть, чтоб не мешали восстанавливать силы к завтрашнему дню.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 24th, 2019, 10:40 pm

День шестой

Проснулся я от того что над ухом верещал будильник, и кто-то тормошил меня за плечо. Будильником оказался пронзительный женский визг за стеной, а кем-то Жека, который был уже одет и держал в руках кобуру и наручники.
– В чём дело?
– Там, кажется, кого-то убивают.
– Давно?
– Минут пятнадцать как начали. Думал, поорут и заткнутся, тебя сразу будить не стал, однако всё не по-детски. Пошли.
– Полицию вызвал?
– Ага, сказали, что я уже третий, и скоро приедут. Идём?
– Женя, вдруг этот спектакль только для нас?
– Думал уже. А если по-настоящему человеку голову отрывают? Как потом на самого себя в зеркало смотреть?
– Твоя правда, если что, отмажемся непредвиденными обстоятельствами. Сейчас только штаны надену.
В подтверждение наших нехороших мыслей, за стеной раздался грохот. Наверное, упал шкаф с посудой. Это уже явно не шоу. Едва я успел проверить через видеодоступ лестничные клетки этажом выше и ниже, в квартире рядом отворилась входная дверь и здоровенный мужик в трусах и майке, за руку волоком вытащил женщину в ночной рубашке, которая истошно визжала на весь дом.
– Убью…! Тварь… – мужик замахнулся утюгом, который держал в руке. – Заткнись…! Хотела, чтоб люди видели! Хотела?! Вот пусть и смотрят, я тебе сейчас башку снесу!
Ждать дальше было просто нельзя.
– Женя, пушку спрячь, применяем в крайнем случае, – я открыл дверь и шагнул в коридор.
– Ты, придурок, бабу отпустил, быстро! – скомандовал я.
– Чего?! – Мужик от удивления замер и видимо ослабил хватку, на что я, собственно, и рассчитывал.
Женщина тут же воспользовалась его замешательством и на четвереньках поползла в квартиру.
– Куда? – мужик сделал шаг к ней, но я перегородил дорогу и вытащил из кармана свой убойный смартфон.
– Ментам звонить собрался козёл? А ну дай! – его рука оказалась прямо перед моим носом. И всё бы ничего, не первый раз приходится общаться с подобной публикой. Но меня смутил его взгляд, точнее – бегающие глаза. Будто передо мною был нашкодивший мальчишка, который написал на доске неприличное слово и ждёт, что учитель, застукавший его за этим неблаговидным делом, сейчас выставит его из класса, а потом вызовет родителей. И это человек, готовый убить собственную жену!? Явно что-то не так, но разбираться будем после, а сейчас…
– Всегда, пожалуйста, – я протянул смартфон, предварительно нажав две кнопки с левой стороны. – За козла сейчас ответишь.
– Чего? – его лицо мгновенно покрылось багровыми пятнами, но мне даже легче стало. Вот такая реакция была понятной. Адреналин хлынул морским прибоем в кровь нарушителя спокойствия.
– Того, – усики, появившееся из корпуса смартфона упёрлись в ладонь дебошира, и его стокилограммовая туша медленно осела на пол.
Похоже, он так и не понял, что случилось. Остекленевший взгляд, открытый рот… мне даже стало его жаль на какое-то мгновение, но лишь на мгновение. Я нащупал пульс на сонной артерии. Кажется, в норме, сердце бьётся и дыхание есть. Но больше всего удивила реакция его жены.
– Караул! – заверещала женщина. – Васенька! Убивают! Помогите! Полиция!
– Уже здесь, – рядом стоял Жека. – Кого убивают, женщина?
– Его…, он… – наша соседка залилась слезами.
– Так его или он? – Женя «включил дурака».
– Не знаю, помогите.
– Давайте сначала занесём домой вашего мужа, а потом будем разбираться, кто кого и за что, – предложил он.
Легко сказать, но кое-как втроём бедного Васеньку мы затащили в квартиру и уложили на диван в комнате, больше напоминавшей Бородино после битвы с французами. Шкаф, где была посуда, действительно валялся на полу, телевизор – тоже. Шторы содраны с окон и посреди комнаты груда белья, выброшенная из шифоньера. Картину всеобщего разгрома дополняла рамка с семейными фото «I love…» болтавшаяся на люстре. Судя по всему, Васенька начал приходить в себя.
– Ты понимаешь, где находишься? – поинтересовался Белыш. Мужик кивнул головой.
– Двигаться можешь? – и вновь «да».
– Тогда обе руки вперёд перед собой, – и как только команда была исполнена, браслеты защёлкнулись на запястьях.
– Зачем? Зачем? Ему и так плохо. Он больше не будет, снимите наручники, умоляю, – запричитала женщина.
– Здесь распоряжаюсь я, – в голосе Белыша появился металл. – Вы бы, гражданка, забрали утюг с лестничной площадки, а то кто-нибудь утащит, а нам потом искать. Мы сейчас предметно побеседуем с вашим супругом. Говорить можешь?
– Угу, – промычал мужик. – Только язык слушается плохо.
– Сейчас полегчает, – успокоил я.
Странно, но алкоголем от Васеньки почти не пахло. Перед собой я увидел совершенно другого человека, растерянного съёжившегося толстяка, который будто бы и ростом стал ниже.
– Я не хотел, – начал оправдываться он. – Оно само так получилось.
– Ага, ты мне сказки-то не рассказывай, – Жека взял в руку злополучный утюг. – Знаешь на сколько это тянет?
– Килограмма на два, – Вася отвёл глаза в сторону.
– Да нет, не угадал. Лет на десять. Пил?
– Нет, он не пьёт, почти не пьёт, – вмешалась его жена.
– Женщина, я его спрашиваю, это понятно? Так пил или нет?
– Нет, сегодня ни капли, вчера только… немного.
– Может травка какая или ещё чего? Вспомни.
– Нет, не было.
– Тогда скажи, откуда весь этот разгром? – Белыш обвёл взглядом квартиру. – В псих диспансере на учёте не состоишь?
– Да что вы! Тьфу, тфу. Права водительские три месяца назад менял. Так психиатр ничего такого… сразу подписал «бегунок».
– Значит, думай Вася, хорошо думай, откуда прилетело тебе такое счастье, если всё нормально было в твоей жизни. Колдунов и инопланетян оставим в покое.
– Кажется, дошло, – Василий посмотрел на жену. – Люда, чаю сделай сладкого, страсть, как пить хочется и сахару по больше. – И после того как за ней закрылась дверь, продолжил:
– Тут такое дело, когда вы меня ломом отоварили…
– Каким ломом? Ты чего, Вася?
– Ну, это я так, для сравнения, как будто он меня ломом по лбу, – Вася опасливо посмотрел в мою сторону. – Так вот, лежу, ни ногой, ни рукой, язык и тот онемел, всё тело болит, будто упал с девятого этажа на асфальт, зато голова ясная, ясная.
– И что в этой ясной голове?
– А-а-а… как мама говорила отцу, не пьёт, не курит, но дурак, дураком…, и я такой же. Короче, наша строительная фирма обанкротилась, наверное, слышали. Хозяева в бега подались за границу, а нас на улицу. Остался я без работы, и началось.
– Что? Строитель, здесь, и без работы? Да, ни в жизнь не поверю, – Жека покачал головой.
– Вот и я думал, перекантуюсь, типа на мой век штукатурки и кирпичей хватит. Да куда там. Приличная работа только своим людям, и то отстёгивать надо, всё остальное типа – наработался, ещё и должен остался. Инструмент надо, колёса надо, бензин надо. Остаётся то, что почти ничего не остаётся. Совсем хреново стало, ну я и бухнул немного. Но так, не долго, три дня всего. А когда закончил, то вовсе без работы остался. А тут этот, как его … мать, тренинг.
– Вася, тебе-то какой тренинг?
– И я про то. Бери больше, кидай дальше, вот и весь тренинг. Так нет, Людка послала. Иди, говорит, пусть тебе, говорит, мозги там промоют, может, за ум возьмёшься, хотя бы охранником куда-нибудь да пристроишься. Там специалисты сертифицированные, и всё такое. Я с дуру кредит у них же и взял. Эх… правильно мама говорила. Так вот, вчера я прилепил маленько, чтоб лучше спалось. Полстакана всего. Пельмешек поел домашних. У меня всегда так, выпью чуть, пообедаю хорошенько, и сразу в сон тянет, сплю, как убитый часов десять. А сегодня ни с того ни с сего, проснулся ночью, попросил Людку чтобы она чаю сделала. А она послала меня, в общем, к маме и сказала, чтобы я сам…. Ну, слово за слово, сцепились с ней и понеслось, хорошо, что дочка у тёщи осталась на два дня, – он грустно вздохнул. – Знаете, я как будто со стороны на себя смотрю, и сделать ничего не могу, даже страшно стало. Пока вы меня в чувство не привели. Но уже полегчало, честное слово.
– Вася, а где тебе мозги промывали?
– Эта, как её… донна какая-то, белая.
Вот это да! Мы переглянулись с Жекой.
– Это там, где хозяин из окна выпал? – я поинтересовался на всякий случай.
– Что, и он тоже?
– А ещё кто?
– Я должен был, говорю же. Лежу здесь на полу после того как… у самого мурашки по телу. И как бы со стороны вижу, что я свою Людку того, типа утюгом, а потом сам в окно. Так и тянет за утюг схватиться, только не могу. Руки не слушаются, ноги тоже. Говорю же, кино какое-то.
– Заканчивать надо с таким кино, Вася. Ты это понимаешь?
– Ну да. Только я, типа уже всё, оклемался.
– Да как сказать. А потому сейчас полиции даём отбой, и сюда приедет специализированная бригада скорой помощи. Так что извини, наручники пока снимать не будем. Риск – дело благородное, но не сейчас.
Упоминание о врачах совсем добило Васю и по лицу его потекли слёзы почти рекой, и почти в прямом смысле. Странно было видеть, как на диване сидит здоровенный мужик в наручниках и плачет навзрыд, будто маленький ребёнок. После Жекиного звонка скорая прикатила достаточно быстро. Доктор – невысокая худощавая пожилая женщина в сопровождении двух дюжих санитаров, выслушав наши объяснения, поинтересовалась:
– Давно плачет?
– Минут сорок, может, меньше. На часы не смотрели.
– Это хорошо, пусть дурь выходит, а сейчас снимите наручники и оставьте нас.
– Доктор, ваша безопасность? – Жека кивнул на Василия.
– Это моя забота, а сейчас прошу покинуть помещение. Мне надо поговорить с больным наедине, и вас это касается! – скомандовала она санитарам.
– И что, не боится? – спросил я медиков, когда мы оказались в коридоре.
– Она? – усмехнулся тот, что был постарше. – Юлия Михайловна – нет. Кого хочешь, уболтает, не первый год работаем, и не таких обламывала. И что за ночь сегодня такая!? Четвёртого буйного забираем. Почти по одному в час, не то, что чай попить, отлить некогда. Буря магнитная, что ли, чтоб её! Хорошо, что скоро сменяемся, – он глянул на часы.
Как и обещал санитар, минут через пятнадцать из комнаты появился Василий, в состоянии тише воды и ниже травы, в спортивном костюме, и с полиэтиленовым пакетом в руках.
– Васенька! Я с тобой! Сейчас только оденусь, – засуетилась его жена.
– Вам не стоит, – остановила доктор. – Понаблюдаем немного, поглядим на динамику, витаминчики, системки, психотерапевт поработает, и отпустим через недельку. А сейчас проверьте, чтобы с собой у него были паспорт, медицинский полис и предметы личной гигиены. Остальным обеспечим в больнице, – она протянула женщине полиэтиленовый пакет.
Медики уехали, забрав с собой Васю, а мы остались вместе с хозяйкой в разгромленной квартире. И только сейчас до неё стал доходить ужас всего произошедшего. Женщина была абсолютно подавлена случившимся. Ещё бы! Обычная семья, пусть не идеальная, но вполне нормальная, где есть папа, мама и больная, но очень любимая всеми дочка, вдруг стала полем битвы самых близких людей. Безо всякой видимой причины началась война, в которой нет победителей. В чём дело? На это никто кроме них не ответит. Или…? Или как всегда: – «… в реальности, всё не так, как кажется на самом деле…».
– Людмила, только один вопрос, перед тем как мы уйдём, – Жека снял с люстры болтавшуюся там рамку с семейными фотографиями и повертел её в руках. – Почему возникла идея отправить мужа на этот тренинг? Может, кто подсказал, и почему именно в эту клинику?
– Даже и не знаю, – женщина всхлипнула. – Всё как-то разом свалилось в кучу, а тут и по телевизору реклама, и по радио, и на каждом столбе объявления. Вот дура! Вы простите, что так получилось. Вася, он добрый, мухи не обидит, не знаю, что на него нашло. А его не посадят?
– Не должны, скорее всего, придёт участковый, составит протокол, но то, что вашего мужа забрали доктора, в этом случае хорошо. Его счастье, что никого не покалечил и сам цел остался. Мне нужен номер телефона, ваш и Василия. Кстати, звонков ночью не было?
– Мне нет, а мужу не знаю, спала до того, как он меня разбудил. Так неудобно получилось, извините, может, чаю попьёте?
– Спасибо, как-нибудь в другой раз, – мы отправились к себе.
– Что скажешь, Женя? – поинтересовался я после того как мы оказались в своей квартире.
– «Доброе утро, страна» – самое подходящее название, но чего-то не особенно доброе. Никто ведь даже не вышел, а человека могли убить. Боится народ, боится и за себя, и за то чтобы бы крайним потом не остаться. Не то, что у нас в пятиэтажке. Другие люди здесь живут что ли? А по поводу того, что тут произошло, знаешь, когда я эту рамку с фотографиями в руках держал, то понял кое-что.
– Так быстро?
– Иногда и одного взгляда достаточно, чтобы разобраться, что к чему. А здесь целых семь фотографий, причём сделанных совсем недавно. Там, на заднем плане афиша цирка, который приезжал к нам месяц назад. Я даже на их представление ходил, классно ребята работают. Так вот, на всех фото они втроём с дочерью, и везде улыбаются. И что, за месяц так всё могло расстроиться? Не поверю, тем более дочка-инвалид. Что делать будем?
– Докладывать о нештатной ситуации.
– Думаешь, провокация?
– Вряд ли. Слишком мало времени, чтобы вычислить нас и раскрутить. Не успели бы, но есть о чём задуматься. Мы уже сталкивались с подобным. Тогда обошлось без жертв. По-хорошему надо проводить зачистку этой самой «белой донны». Это пусть начальство решает. А нам пора завтракать.
И начальство решило. После моего внеочередного утреннего доклада Лосев молчал некоторое время, а потом спросил:
– Этот Вася реально мог убить жену?
– Без сомнения, потому и вмешались. По нашим впечатлениям каких-либо серьёзных оснований для такого скандала не было, глубже копаться нет времени. Я бы хотел, чтобы специалисты пробили телефоны супругов на предмет ночных звонков. И если такие были, то кто и откуда.
– Думаешь, кодирование?
– Не знаю, но вариант вполне рабочий и потому отбрасывать нельзя. Тем более что санитар проговорился, Вася – буйный номер четыре за ночь. Такого, по его словам, никогда не было. И все под утро.
– Резонно, о результатах поиска тебе сообщат. Считаю, что пора выходить на финишную прямую. Если вопросов нет, до связи.
– И что делать будем, Женя?
– В смысле? – Белыш поставил пустую кружку на стол.
– В прямом, сегодня, чем будешь заниматься?
– Так, по всякой мелочи начальство озадачило. Как всегда, надо и то и это и ещё вот это. Опять какие-то проблемы с прокуратурой. Нужно отработать информацию по двум уголовным делам и обязательно сегодня. Это помимо Даманцева. А может, ну, его…. а? А то и делом заниматься некогда.
– «Ну, его» обязательно будет, но не сейчас. А сегодня разбирайся со своими проблемами.
– Представляю, как послезавтра у шефа вытянется лицо, – в его глазах появился злорадный огонёк. – Сегодня мне нужно кое-чего пробить по Вове Гайдуку. Загляну в эту самую Донну Беллу.
– А повод?
– Была бы причина, а повод найдётся.
– Мне надо иметь всю доступную информацию по Молоткову и Мамонтову.
– Сделаем, только надо появиться на службе.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 27th, 2019, 4:35 pm

И времени в обрез, и сидишь и ждёшь когда Белыш чего-нибудь накопает. Хуже нет, как иногда говорят, но бывает и хуже. Наконец раздался, долгожданный звонок от Жеки, который ещё больше всё запутал.
– Подъезжай в автосервис, где мы чинили машину. Жду через полчаса, – он отключил связь.
Вот как! Значит, есть нечто очень интересное. Однако рассуждать некогда, времени совсем мало. И как я не старался, всё равно опоздал, хотя начальство, то есть я, не опаздывает, а задерживается. И когда я появился в автосервисе, где мы с Белышом меняли свои автомобили, Жека был что называется, на взводе.
– Наконец-то,– он открыл дверь своего «болида» и кивнул – садись.
– Нет, давай лучше в кафе на заправке. Здесь рядом, дойдём пешком.
Судя по всему, то, что собирался мне сообщить Белыш, было явно неординарным.
– Сергей, две новости… – начал он, после того как взяв по картонному стаканчику кипятка и пакетику кофе, мы присели за столик.
– Как в кино, одна не очень, вторая совсем никакая?
– Примерно так.
– Тогда давай с той, что не очень, аппетит не хочу портить. – Я открыл пакетик и высыпал содержимое в стакан.
– Мамонтов, не очень может быть и не Мамонтов даже.
– Так…. А понятнее?
– Не могу, но непонятно вообще, как такое могло произойти. Я решил покопаться в его прошлом, и меня заинтересовало, то, что все его документы восстановлены. Оказывается, архив ЗАГСа, где они были, сгорел. Здание старое, электропроводка замкнула. Там как раз собирались оцифровать весь этот архив. Поставили новое оборудование, сигнализацию навороченную. Накануне вечером она начала глючить. Пожарные приезжали четыре раза, даже достали мастера, который обслуживает этот объект. Тот вроде всё сделал. А она опять начала мозги пудрить. Пожар начался ночью, после сильного ливня. В справке МЧС так и указано. Они подумали, что опять всё по новой, и выехали после уже того как жители соседнего дома начали названивать. Там даже прокуратура разбиралась, но никому и ничего. Пришлось использовать другие источники, и оказалось что гражданин Мамонтов Илья Александрович … года рождения погиб восемь лет назад в результате ДТП. Родственников нет. А этот, который наш, или полный однофамилец или вообще личность покрытая мраком, возможно, не тот за кого себя выдаёт.
– Стоп, стоп, стоп. Чего-то не понял. Это как? А куда глядела паспортно-визовая служба? Такого быть не может в принципе, потому что не может и всё! Там ведь есть все электронные копии. И просто так к этим данным доступа нет ни у кого, кроме как по решению суда.
– И там была проблема. Я разбирался. Специалисты долго ломали голову, но реально так ни к чему и не пришли. Или был сбой питания серверов, или вирус инопланетного происхождения, который угробил не только информацию, но и сам носитель. Подобное вообще исключительная редкость. Восстанавливали файлы по кускам как могли, но удалось не всё. Потом пришлось делать кучу запросов в разные места. С работы уволили компьютерщика, который отвечал за информационную безопасность. С Мамонтовым всё выплыло наружу только потому, мне помог хороший человек из налоговой службы.
– Источник достоверный?
– Да, раскрывать надо?
– Желательно, чтоб можно было перепроверить, сам понимаешь.
– Мария Станиславовна Долгова, начальник отдела в налоговой. Сынок её нас познакомил, Петька. Разведена, воспитывала парня одна, души в нём не чаяла, а он… в общем, как это часто бывает, вырос раздолбаем от излишней маминой опеки. И вроде парень неплохой, любитель домашней чистоты. Это у него хобби. Дома у них вылизано так, что всё не просто блестит, а сияет. На этом достоинства заканчиваются. То сам натворит чего-нибудь, то вляпается в какую-нибудь неприличную компанию. Я периодически ему мозги промывал, до тех пор, пока он не попался на краже сотового телефона у соседки.
– Посадили?
– Нет. Аппарат был старым и совсем дешёвым. На уголовное дело даже не потянуло. Можно было и сразу домой отпустить под подписку, но его подержали за решёткой пару дней с согласия мамы. Знаешь, помогло. Голову проветрило хорошо. Бабке телефон новый купили, штраф заплатили, а осенью Петька в армию пошёл. Отслужил, вернулся, отличником боевой подготовки, поступил в университет МВД. Сейчас учится на третьем курсе. Такой источник, устраивает?
– Вполне, тебя хоть сейчас в воспитатели. Однако жаль, что специалисты тогда не разобрались, что произошло с сервером. Не верю в совпадения. А тут и архив, и сервер одновременно синим пламенем….
– Я тоже не верю. Там надо разбираться очень предметно и глубоко. Кто знает, кем был этот самый Мамонтов, до того как им стал.
– Да, действительно новость не очень….. Давай совсем плохую.
– Как скажешь. Санитар, что приходил ко мне в больницу…., так вот, он скорее жив, чем мёртв.
– Да, ладно. Он же сгорел.
– И все так думали, мужчина европейской расы, возраст от двацати до сорока. Вес и рост подходят. И гаишники видели его за рулём за несколько минут до аварии. Всё вроде бы сходится. Но судмедэксперт попался дотошный и снял имплантат с челюсти погибшего. Интересная штука, я скажу, сделана по новейшим технологиям, даже имеется клеймо фирмы. Как думаешь, кто ставил зуб?
– По законам жанра наша любимая донна Белла, а хозяин этого высокотехнологичного изделия либо Молотков, либо Мамонтов, потому что гастарбайтер который приехал сюда недавно, вряд ли бы успел починить зубы, и по деньгам не потянул бы, это точно.
– Ага, типа того. Поставлено их было всего несколько штук в качестве эксперимента, каждый под своим номером. Знакомый стоматолог сказал, а ему тот, кто раньше работал в этой самой «Донне Белле». Номера для того чтобы реально отследить качество продукции фирмы-производителя. Все кому ставили это высокотехнологическое зубное чудо, должны были раз в полгода проходить обследование в клинике, за это имели очень существенные льготы по цене. Мне пришлось влезть в базу данных клиники, так, аккуратно, чтоб не наследить, и получается, по документам, хозяином high-tech зуба является господин Молотков. Там ещё был один интересный момент в багажнике – натуральные шашлыки в ведёрке. Они сгорели, но не совсем, ведёрко лежало в термосумке покрытой алюминиевой фольгой, которая прилипла к крышке. Поэтому мясо поджарилось, а этикетка из магазина, где купили этот полуфабрикат сохранилась так, что можно прочитать буквы. На ней время. Дознаватель просмотрел видеозапись, и там точно он, наш Даниэль Адамович. Видимо ребята собирались отдохнуть на свежем воздухе. Потом тот самый санитар, которого видели гаишники пересел в другую машину, а наш постельный менеджер за руль. Дальше ты знаешь.
– Женя, сколько раз убеждался, что в реальности всё не так как кажется на самом деле. Потому что это «самое дело» понятие резиновое. Не верю я такие стечения обстоятельств. С санитаром ещё как-то понять можно. Киллер, он и есть киллер. Но Молотков очень уж продвинутый человек. Лично убедился. И чтобы вот так, просто сесть за руль машины, в которой снайперская винтовка в багажнике и канистра бензина? Съездить на природу, отдохнуть? Да ещё при этом знать, что тачка могла засветиться? На него очень уж не похоже. Поэтому уточняю задачу. Нужно подтвердить или опровергнуть что, Молотков – это Молотков, и ни кто другой. Необходим анализ ДНК или ещё какая-нибудь достоверная экспертиза. Те, кто работал по дротикам, могут ещё раз помочь?
– Думаю, не откажут. Точно знаю, подобные анализы они делали. Там разборки были по установлению отцовства. Сейчас это модно. Для этого необходим биологический материал, однозначно принадлежавший Молоткову и погибшему водителю. В морге это сделать проблематично, не имея официального статуса.
– Это понятно. Его квартира опечатана?
– Вряд ли. Никаких заявлений до этого по его исчезновению или гибели не поступало. Информация появилась только что. Участковому скажут в лучшем случае вечером. Есть ещё мысль… реконструкция. У нас в университете на кафедре криминалистики занимались этим. Они брали данные компьютерной томографии в трёх плоскостях и с помощью специальной программы делали реконструкцию. Было это, ещё когда я учился на заочном отделении. Результаты, конечно, оказались далеки от совершенства, но кое-что уже тогда получалось. Узнать человека не составляло труда. Хотя, как доказательство в суде, это вряд ли подошло бы. Вот только как сделать эту самую томографию. Официально назначать такую экспертизу никто не будет, а неофициально, это уже триллер. Хотя, если Молотков проходил подобное обследование, и данные где-то сохранились, то было бы неплохо.
– К этому, возможно, вернёмся позже, а сейчас надо думать, как попасть в квартиру Молоткова. Там по любому должно остаться что-нибудь. Только вот как дверь открыть? Тут нужен или хороший слесарь, или хороший повод. Ни того ни другого у нас нет. Я могу, конечно, открыть простенький замок. Меня и этому учили, но наш уважаемый Даниэль Адамович человек очень не простой. Не думаю, что он обошёлся стандартным вариантом системы безопасности своей квартиры. Надо смотреть на месте.
– Либо просто вломиться, и обыскать, а потом разберёмся, что к чему.
– Пока обойдёмся без этого, но появиться на месте надо. Там видно будет. У тебя как со временем?
– Пока располагаем, ничего горящего на данный момент. Мелочь всякая, если что, вечером задержусь, доделаю.
– Тогда вперёд, едем каждый на своей машине, с небольшим интервалом, так чтоб не терять друг друга из вида.
Действительно, виднее…. Опасаться того что Даниэль Адамович вдруг может быть дома вряд ли стоит. И даже если это так, то карт-бланш от Лосева я уже получил. В случае чего, будем задерживать. День продержим, а потом… что будет потом, посмотрим, когда здесь будет наша бригада. То, что Молотков соображает быстро и просчитывает ситуацию на шаг вперёд, я успел удостовериться, а сейчас в этом убедился и Жека. Перед тем как позвонить в дверь его квартиры я включил свой смартфон для поиска источников радиоизлучения. Странно, но только одна точка внутри. Даже простая сигнализация имеет больше. Либо система охраны очень хитро-мудрая, либо её там просто нет. После минуты ожидания нам открыла пожилая женщина в очках, которая, отступив в сторону, гостеприимно пригласила пройти:
– Вы жильё снимать? Пожалуйста, проходите. Не стесняйтесь, квартира светлая, зимой очень тёплая, стены ветром не продуваются, – женщина начала презентацию. – Летом кондиционер прекрасно работает, соседи спокойные. Никто не скандалит. Места во дворе тоже хватает, машину можно оставлять на стоянку. Никто не хулиганит.
– Простите, а вы….?
– Я? – женщина улыбнулась, – соседка из квартиры напротив. Два дня назад владелец жилья дал объявление о сдаче в наём и попросил меня этим заняться. Вы посмотрите! Квартира, вон какая ухоженная! Я вчера сама генеральную уборку делала. Холодильник, практически новый, микроволновка тоже. Он здесь почти не жил.
Мы с Жекой переглянулись.
– Работа у него такая. Из командировок не вылезает. Поэтому и семьёй не обзавёлся. Знаете, он такой ответственный и аккуратный.
– А где он работал?
– Почему работал? – удивилась женщина. – Работает. Он бизнесмен. Своё дело у человека.
– Чем занимается, если не секрет?
– Продаёт торговое оборудование магазинам и ресторанам. А почему спрашиваете, вы, что из милиции?
– Не из милиции и не из полиции, простите…?
– Дарья Степановна, – женщина поправила очки.
– Так вот, Дарья Степановна, – я показал удостоверение частного детектива, хотя можно было обойтись и без этого, но вид документа с фотографией людям старшего поколения обычно внушает доверие. – Мы тоже из командировок не вылезаем с напарником, и нам нужно жильё примерно на полгода, а может и больше. И неплохо бы номер телефона и имя отчество хозяина, – я достал свой смартфон, чтобы записать координаты, которые нам и так хорошо известны.
– Пожалуйста, Даниил, по отчеству не знаю, телефон №…… просил, чтобы ему звонили после восьми вечера по московскому времени. В другое время он занят по работе. А мне с девяти утра до семи вечера, всегда пожалуйста.
– Странно, в объявлении другой номер, – соврал я, потому что никакого объявления ни я, ни Жека не видели.
– Может, номер перепутали, когда он объявление подавал? То, то никто не звонил и не приходил. Ну, надо же! обязательно позвоню Даниилу. Вы квартиру смотреть будете?
– Обязательно, давайте я начну с балкона, а он, – я кивнул на Жеку, – он, пока санузел проверит? Вы не возражаете? У нас с сантехникой в последнее время почему-то проблемы. Две квартиры посмотрели уже. В одной был треснутый унитаз, в другой – кран подтекал.
– Хорошо, хорошо, – засуетилась женщина. – Давайте пройдём на балкон, а ваш товарищ поглядит ванну и туалет.
А вот это то, что надо. Белыш поищет следы пребывания гражданина Молоткова в его временном обиталище, пока я буду обозревать местные достопримечательности с высоты птичьего полёта, то есть, двенадцатого этажа. То, что это жильё вовсе не место, где постоянно проживал наш Даниэль Адамович, у меня сомнений не осталось. И соседке он назвал ложные координаты, и заглядывал сюда лишь для того чтобы отметиться. Не похожа квартира на место, где живёт любитель антиквариата и предметов искусства, никак не похожа. Всё оформлено по принципу «достаточно для жизни +». Над интерьером явно работал дизайнер, которому поставили задачу сделать так, чтобы стандартная двухкомнатная квартира в обычном доме выглядела оригинально, но в рамках бюджета менеджера среднего звена, средней фирмы. И это удалось практически полностью. Кухня-студия и небольшая спальня в стиле high-tech, раздельный санузел и бюджетная, но вполне качественная мебель и там и там.
И балкон…. Вроде бы ничего примечательного на первый взгляд. Но только на первый. А на второй? Если не знаешь, что Даниэль Адамович – человек даже не с двойным, а скорее с тройным дном, то всё вроде бы как у всех. Скромная отделка светлыми пластиковыми панелями и подсветкой на потолке. Шкаф для хозяйственных мелочей, в который никто не заглядывал очень давно. Рядом с балконом пожарная лестница – анахронизм прошлого века. Чтобы спуститься по ней, надо сначала до неё добраться, а для этого необходимо иметь не только хорошую физическую подготовку, но главное, не бояться высоты. И остекление…. Очень качественные стеклопакеты, оклеенные приличной бронирующей плёнкой, причём, каждый лист стекла. Явно делалось на заказ.
Снаружи разбить, конечно, можно, но надо постараться. Крепче только пуленепробиваемое стекло. При желании, хозяин этой квартиры сможет спуститься по лестнице вниз, или подняться на крышу, чтоб уйти через соседний подъезд. Значит, где-то рядом должен быть и ключ от выхода на крышу. Ага, а вот и то, что надо. Под подоконником, незаметно для женщины, я нащупал полиэтиленовый пакет, приклеенный скотчем, в котором было несколько ключей. Забирать их я не стал. Если придётся задерживать нашего постельного менеджера, мы уже знаем, где его ждать. Даниэль Адамович, или тот, кто выдаёт себя за него, однозначно предусматривал подобное развитие событий. Осталось только найти что-нибудь, имеющее биологические следы Молоткова. И Жека с этим справился, судя по его довольному лицу.
– Порядок, – отрапортовал он. – Всё на месте, всё работает и ничего не подтекает.
– В принципе нас всё устраивает, и сколько в месяц за квартиру? – поинтересовался я у Дарьи Степановны.
– Двадцать тысяч, плюс ваша коммуналка. Деньги за месяц вперёд. Условия обычные.
– А договор? Нам будут нужны документы, чтобы потом фирма оплатила.
– Конечно, конечно. По всем вопросам вы можете связаться с хозяином. Только оставьте залог в размере оплаты за месяц. Если откажетесь в течение недели, деньги не возвращаются, если договоритесь, это зачтётся как оплата.
– Хорошо, деньги заплатим в течение дня, вас устроит?
– Если кто-нибудь не опередит, тогда квартира ваша, только обязательно свяжитесь с Даниилом и обговорите всё. Моё дело показать, рассказать и проследить, чтобы люди были порядочные.
– Как мы, – вставил Жека.
– Ну да, – согласилась Дарья Степановна. – Я не первый день на свете живу. На проходимцев вы не похожи. Их сразу видно. И было бы хорошо, чтобы именно вы сняли эту квартиру.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Татьяна Ка. Август 29th, 2019, 10:53 am

Резво бежите. У вас так много людей уже втянуто в это дело, уже куча трупов. Надеюсь, овчинка стоила выделки, то есть в конце не окажется, что не из-за чего было столько всего накручивать. Я иной раз смотрю схемы вывода нашими честнейшими депутатами денег за границу и поражаюсь - вроде все сложно, но на самом деле куда проще и всегда найдется следующее звено.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9837
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 29th, 2019, 11:09 am

Татьяна, по жизни так и есть. прежде чем следствие выходит на реального злодея, столько приходится сыщикам бегать! фильтруется куча информации, проверяется и перепроверяется пока, наконец, где-то на горизонте, что-то.... работает СИСТЕМА, если она работает. А так чтобы "один из десяти и все тута вот оне" - это только у бабушки Агаты. Горы трупов не будет, а будет то что на страницах боевиков пока редкость. Инопланетян тоже не предвидится, если что.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Август 29th, 2019, 10:08 pm

Мы распрощались и вышли на улицу. Неизвестно, кто оказался на месте водителя в сгоревшей машине. Что-то в этой истории с перевоплощениями санитара в киллера, потом чудесным образом при помощи высокотехнологичного зуба, в Молоткова, меня настораживает. Однако заранее предусматривать такой путь отступления с «двойником-камикадзе», задача которого просто умереть вовремя там, где надо, это уже слишком. Ну, не идиот же человек, чтобы вот так подставляться?! Инстинкт самосохранения должен работать, в конце концов! Или он даже и понятия не имел, какую роль ему кто-то отвёл во всей этой игре, помимо его воли.
Всё очень напоминает «Высокого блондина в чёрном ботинке». Там спецслужбы использовали втёмную совершенно постороннего человека, который оказался при всей своей наивности, хитрее их всех вместе взятых. Но как можно посадить человека за руль чужой машины, вывести на трассу, там, где надо опрокинуть и спалить в кювете? Хотя, за окном уже двадцать первый век. И то, что не могло присниться «Высокому блондину», сейчас у каждого первоклассника в кармане. Наша забота как можно быстрее идентифицировать того, кто был за рулём сгоревшего Форда.
– Женя, как я понял, ты нашёл то, что надо?
– Есть такое дело. Повезло, уборка была генеральная, но не стерилизация. Несколько волосков остались в сливной воронке душевой кабины. К тому же использованная зубная щётка, упала за тумбочку.
– Чтобы Молотков, да за собой оставил такой след? Сомневаюсь.
– Он быть может и подчистил бы всё как положено, только ему было, наверное, не до того. Убиралась тётенька соседка. Вот и выпала щётка из мусорного пакета. Молотков брюнетом был, если не ошибаюсь. И волосы, которые я нашёл, похоже, его. А если и то, что осталось на щётке – тоже, то проблем нет.
– С тем, что именно он иногда появлялся в этой квартире, – добавил я. Уже хорошо. А кто всё же за рулём оказался в сгоревшей машине? На этот вопрос нам и предстоит ответить, и чем быстрее, тем лучше. Заодно скажи, сегодня по сводкам были или нет какие-либо заявления о пропавших без вести? Мужчины от двадцати до сорока.
Белыш удивлённо поднял брови.
– Женя, я в курсе, что времени прошло совсем ничего. Но вдруг, где-то, кто-то, что-то…?
– Знаешь, нигде, ни от кого и ничего…. просто не успел. А по дежуркам прозвоню прямо сейчас. По старой памяти, думаю, не пошлют.
И правда, не послали. Не вернулись в родные стены три человека. Тех, кто должен был…. Но почему-то не пришёл. И сотовые не отвечают, и склонности к приключениям в меру, и с головой «все дома», и родственники обзвонили друзей, подруг, больницы и морги и ждали, сколько могли. Осталась полиция. Дежурные, как положено, записали данные и приметы пропавших и вскоре перед нами были три фамилии с номерами телефонов.
– Что делать будем? – Белыш озадаченно смотрел на короткий список. – Я, в смысле, покопаться в интернете, ноутбук в машине. Интернет здесь берёт хорошо.
– Давай, я пока свяжусь со своими. Пусть пробьют на счёт выезда за границу этого трио. Если и они были там и в то же время, что и наши знакомые из «Каравеллы», то может получиться: «…. Четыре трупа возле танка дополнят утренний пейзаж…»
– Какого танка? Почему четыре?
– Это я так, вспомнил песню, Чиж и Ко. Трупы нам ни к чему. Поэтому разбегаемся на полчаса и встречаемся здесь же.
Утренний пейзаж, к счастью, оказался нетронутым и через полчаса. Граждане Волков и Злобин за пределы нашего государства за последние пять лет не выезжали вообще. А вот Родионов Геннадий Фёдорович – другое дело. Целых шесть раз, но… всегда с родителями. Испания, Вьетнам – дважды, Таиланд, Куба и Китай. Ничего сверхъестественного. Папа владелец строительной компании, в которой, вроде как, работает и мама. Весьма не стандартное решение. Чтобы жена олигарха даже местного масштаба работала у него же на фирме? Большая редкость. Родители всегда брали сына с собой на отдых, чтоб ребёнок мог восстановить силы, истощённые тяжким трудом при постижении секретов архитектурного дела. Наследственность в профессии дело хорошее, но у Родионова младшего, с этим, похоже, были проблемы. Два академических отпуска, что уже само по себе проблема, пересдача экзаменов и тому подобные творческие достижения будущего архитектора говорили сами за себя. Однако пора в придорожное кафе на заправке. На этот раз я опередил Белыша.
– Чем порадуешь, Женя? – поинтересовался я после того как мы устроились за столиком у окна.
– Ничего особенно интересного. Вот, смотри, – он развернул ноутбук, так, чтобы я мог видеть экран. – Полазил по интернету, и не только, но в этот раз как-то скромно, за исключением одного персонажа.
– Гражданина Родионова Геннадия Фёдоровича?
– Ага, именно его. Значит, не только в интернете засветился. В сети куча фото и видео с пейзажами разных стран, где успел побывать этот студент горячей жизни, как он себя называет. Плюс ко всему любит отжигать на своей тачке. Это его истинная любовь. Правда, по серьёзному нигде не попадался, прав не лишали, но со штрафами всё нормально, папа платил налог государству за сына. Но последние полгода совсем тихо. Ни одного нарушения, может, просветление нашло. Машина, конечно, это не суперкары последней модели, но тоже ничего, продвинутый японец. Сам понимаешь у нас не столица. Гонять парень умеет…. Или умел.
– Что по остальным?
– Вообще ничего интересного. Волков Владимир Васильевич, тридцать четыре года. Сотрудник ЧОПа с гордым и монументальным названием «Бастион». Бывший сотрудник полиции, уволившийся «по собственному». Женат, сын школьник. Злобин Андрей Константинович – актёр нашего театра. Яркий представитель городской богемы. Этот холостой, официально, по крайней мере, но в сети куча фото и видео с поклонницами его таланта. Вниманием прекрасного пола не обделён. Иногда попадает в скандальные истории, но тоже ничего особенного, учитывая профессию. Публика разнокалиберная и по профессиям и по социальному статусу. Никто из них не привлекался…. Извини, – он взял сотовый телефон. И, судя по тому, что говорил собеседник, на его лице всё больше и больше появлялось откровенное неудовольствие.
– Ну, во-о-о-т…. Опять, – протянул Жека. – Да чтоб тебя!
– Кого опять?
– Пока никого. Приказано срочно прибыть в райотдел. Усиленный вариант. Подследственные бежали во время конвоирования в суд. Сейчас начнётся. Какие распоряжения?
– Давай в отдел, как-нибудь справлюсь сам. Освободишься, позвони.
Адреса, пароли, явки имеем. Когда работы выше крыши, и что-то горит синим пламенем, надо работать параллельно, сначала первое, потом второе. Меня так учили. Вот и начнём с самого горячего студента, точнее с его папы. Дозвониться до директора строительной фирмы «Грандстройсервис» господина Родионова оказалось не так просто. И только после того как я пообещал все кары небесные непробиваемой секретарше, та сдалась и соединила с шефом, реакция которого была вполне ожидаемой.
– У вас пять минут, чтобы изложить суть вашего предложения, – голосом автоответчика заявил директор, после того как я представился.
– Фёдор Семёнович, мне достаточно и двух. Скажу сразу, нашу фирму не интересует гонорар и даже оплата текущих расходов. Однако уточняю, мы не филантропы. Есть определённый интерес, о котором могу сказать только при личной встрече.
– Хорошо, жду через час в офисе. У вас будет десять минут, и прошу, только конкретную информацию и только по существу. До встречи, – он положил трубку.
Требования прямо как на аудиенции у президента – «пять минут, десять минут». Можно бы и за десять секунд…. Послать. Но не то время и не то место. Где-то внутри шевельнулось раздражение. Ситуация для Родионовых почти критическая, если уж дошли до того что обратились в полицию. Или он этого не понимает? В таком деле нормальный человек цепляется за любую возможность, чтобы решить проблему, а тут…. Что-то непонятное. Или не в первый раз? Но в любом случае у меня целый час, чтобы добраться, или всего лишь час? Это как посмотреть. Город незнакомый, и как не изучай карты, реальность всегда отличается от того, что мы видим в навигаторе, даже если заложена последняя версия, и визуализация выше всяких похвал.
Кто бы думал, что на самом коротком маршруте вдруг экскаватор расковыряет яму, в которой может поместиться целый грузовик с прицепом, потому что прорвало трубу с горячей водой, которая старше меня лет на десять. И кто бы знал, что маршрут объезда этого рукотворного парка гейзеров, отфильтрованный умными мозгами самого умного навигатора упрётся в бутылочное горло для транспортного потока, сотворённое двумя автоледи. И сколько не матерись про себя, но от этого скорость движения не вырастет ни на метр, если только не попробовать дворами, дворами, дворами…. Главное только не заблудиться окончательно в этом лабиринте пятиэтажек и узких переулков частного сектора, где и разъехаться двум машинам не всегда получается. И не один я такой умный. Похоже авария на магистрали горячей воды превратила окружающие переулки из тихого уютного болота в некое подобие проспекта мегаполиса в час пик.
«….На перекрёстке поверните налево, через двести метров поверните направо, ограничение скорости сорок километров….», – пропел навигатор оперным контральто. Ага, если бы сорок! Ползёшь как черепаха! А времени совсем ничего. Поворот, ещё поворот, выезд на главную дорогу. Стоп, стоим, пока кто-нибудь не сжалится, и мигнёт пару раз фарами мол, давай брат, я такой же, и завтра могу оказаться на твоём месте. И тебе спасибо, добрая душа. Пару раз моргнём аварийными сигналами в знак благодарности. Стоп! А это что?! Во встречном потоке машин промелькнула знакомая белая Тойота. А за рулём? Эх, если бы не тонировка лобового стекла? Да ещё этот разделительный забор! Плевать на знаки и разметку! Устроил бы ДТП, а уж там, разберёмся что там.
Нога инстинктивно нажала на педаль тормоза и хорошо, что сзади оказался какой-то ботаник, который держится от заднего бампера на приличном расстоянии, не ругается нехорошими словами и не возит в багажнике бейсбольную биту, чтоб научить, «как надо ездить». В боковое зеркало я увидел, как белая Тойота на светофоре повернула направо и исчезла из вида. Ладно, потом посмотрим на записи, а сейчас надо припарковаться около здания этого самого «Грандстройсервиса».
Хорошо, успел вовремя. Надо же! Строительная фирма, а охрана как в банке, если не круче. Рамка металлоискателя зачирикала на все голоса, как только я переступил порог. Охранник в тёмно-синей форме нехотя поднялся со стула и подошёл ко мне с портативным прибором, который иногда называют «тёркой» по начальным буквам названия, и начал медленно водить им поверх одежды. И вновь чириканье и мигание красного светодиода.
– Металлические предметы, сотовый телефон, ключи положите сюда, – он кивнул на стол, рядом с поисковой рамкой.
– Не могу, – я расстегнул ветровку, показывая кобуру.
– Не положено, – охранник растерянно посмотрел на своего напарника, сидевшего в комнате дежурного и не обращавшего никакого внимания на происходящее в вестибюле.
– А мне тем более. Ни оставлять без присмотра, ни тем более, отдавать в чужие руки.
– Не могу пропустить, ну не могу, не положено, – он смотрел умоляюще.
– Тогда звоните директору, прямо сейчас.
– У меня нет прямого телефона, – страж вертушки даже покраснел от волнения. – Только приёмная. Могу вызвать начальника охраны.
– По мне хоть президента Мадагаскара. Ваш директор назначил встречу, и как я понял, он очень не любит, когда кто-нибудь опаздывает. Времени осталось совсем ничего, – для убедительности я постучал пальцем по циферблату своих часов. – Так что решайте проблему, уважаемый.
Что сказал охранник своему начальнику, я не разобрал, но его шеф появился очень быстро. Мне пришлось повторить ещё раз то, что я говорил пару минут назад. Выслушав меня, он тут же связался с директором и передал трубку мне.
– Сергей Петрович, – начал Родионов. – У нас существуют определённые правила, и я не готов делать исключений для кого бы то ни было.
– А я не кто бы ни было, и встреча нужна вам более чем мне, убеждён в этом. И дел мне хватает, уж поверьте.
– Уверены? – в этот раз в тоне моего собеседника уже не было того металла в голосе, что час назад.
– Абсолютно.
– Хорошо, вас проводит начальник охраны. Я вас буду ждать в комнате для переговоров.
Помещение без единого окна, посередине круглый стол, на котором бутылка минеральной воды с тремя стаканами на стеклянном подносе, несколько стульев и кресло для босса. Вот и вся обстановка. Однако спрятать прослушку и даже подглядку в такой комнате при современных достижениях техники дело плёвое. Но нам всё равно. «… Легким движением руки…» и незаметным для постороннего взгляда включаем постановку помех с помощью моего чудо смартфона. Так, на всякий случай.
– Присаживайтесь, Сергей Петрович, – Родионов устроился в своём кресле. – Чай, кофе не предлагаю, ввиду дефицита времени. Слушаю вас.
– Буду краток, Фёдор Семёнович. Вы, как я понял, абсолютно доверяете своему начальнику службы безопасности?
– Да, конечно, иначе бы он ожидал за дверью.
– Тогда к делу. Я сотрудник частного детективного агентства «Легионер», – я положил перед Родионовым своё удостоверение.
– Мы уже проверили это.
– Наша фирма сейчас работает в интересах очень серьёзного клиента, к которому ни вы, ни ваша компания в данный момент отношения не имеет. Раскрывать, кто это, сейчас не могу по условиям контракта. По заданию заказчика мы сопровождали одного из менеджеров, подозреваемого, как минимум, в промышленном шпионаже в пользу конкурентов. Вчера этот человек погиб в ДТП. Мы так думали. Однако буквально несколько часов назад у нас появились сомнения в идентификации личности погибшего.
– Простите, причём здесь я, или моя компания?
– Лично вы, возможно, и ни при чём, но ваш сын Геннадий….
– Что?! – Родионов даже привстал с кресла. – Вы понимаете, что говорите, и с кем говорите?!
– Именно поэтому я здесь и сейчас разговариваю с вами.
– То есть вы считаете….
– Нет, мы только предполагаем, что в ДТП мог погибнуть не тот, кого видели за несколько минут до происшествия за рулём разбившегося автомобиля. Мы так же знаем, что вы подали заявление о пропаже сына в один из отделов полиции, и там открыли розыскное дело.
– За рулём мог быть кто угодно, вы просто удивляете своей наивностью и некомпетентностью, уважаемый господин детектив, – в голосе Родионова появилось плохо скрываемое раздражение. Мои отношения с сыном, это мои проблемы.
– Конечно ваши, нам своих хватает. Действительно, в машине мог оказаться не он. Уточняю, это был мужчина от двадцати до сорока лет, европейской расы, не инвалид и не бомж. Рост примерно совпадает. Размер ступни – тоже. Мы тоже кое-что уточнили. И, чтобы исключить, ваши сомнения мы просили бы лично вас сдать тест на ДНК. Мы готовы оплатить расходы. Чем быстрее, тем лучше.
– Что? – на его лице появилось некое подобие ухмылки. – А сами не в состоянии сделать так, чтобы не беспокоить людей? – Однако в этот раз фраза прозвучала не так уверенно. Меня поразила трансформация, произошедшая с Родионовым старшим практически мгновенно. Сейчас предо мною был уже не тот всесильный гроза-директор, привыкший к тому, что его слово здесь закон последней инстанции для всех, а уже немолодой и уставший от забот человек.
– Александр Владимирович, – Родионов посмотрел на начальника охраны. – Подожди, пожалуйста, меня в приёмной. – После того как дверь закрылась за шефом службы безопасности, он продолжил:
– Хорошо, сдам анализ. И результат будет получен быстро, как только можно. При моих возможностях это не проблема. Вижу два варианта, как у монеты – орёл и решка. Совпадёт, значит, Генка, не совпадёт…. Вам то, что с этого?
– Интерес простой. На анализ уйдёт, как минимум, пара дней при самых благоприятных условиях. Мы очень ограничены во времени. Если подтверждается что это ваш сын, разбираемся, как он оказался за рулём сгоревшей машины, и ищем тех, кто к этому причастен. Для нас это очень важно. Случайности здесь не при чём. Мы знаем точно. Если не он, будем дальше искать, до тех пор, пока не найдём, кто это был. Вариантов не так уже и много. Поэтому я бы предложил следующее. Вы рассказываете всё, что поможет, как вы считаете, нам в поиске вашего сына. Мы незамедлительно приступаем к розыску. Прямо сейчас.
– Сергей Петрович, я достаточно давно работаю с людьми и если бы не разбирался, кто передо мною не поднялся бы в бизнесе.
– И при чём здесь это?
– Сейчас я вижу перед собой человека, который уверен в своих возможностях гораздо более чем любой частный детектив. И уж если вы занялись этой проблемой, думаю, что за вами стоят очень серьёзные люди и это не комплимент. Я позволю себе только один вопрос, эти люди или организация, которых вы представляете, не местные резиденты? Мне это знать необходимо для того чтобы принять правильное решение. Не удивляйтесь, мой цинизм не при чём. Мысли читать не умею, но достаточно чётко определяю, как человек относится к тому, что говорит.
– То есть, врёт или нет?
– Примерно так. До сих пор то, что вы говорили, у вас сомнения не вызывало. Скажем так, информацию вы не создавали, но некоторые вещи не договариваете. Я это понимаю и претензий не имею. И сейчас мне нужна помощь, именно поэтому я отослал начальника безопасности. Жизнь может повернуться по-разному. Вы приехали, вы уехали и, надеюсь, всё, что вы узнаете, с вами и уедет. А нам здесь жить.
– Могу предполагать, что подобная щепетильность связана с некоторыми планами на будущее? И вы опасаетесь, что ваш сын может быть замешан в каких-то криминальных делах. Чтобы работать более эффективно, нам хотелось бы знать, чего вы боитесь, и какие планы строите? Когда пропал ваш сын?
– Именно. Начнём с последнего. Неделю назад. Не заявляли, потому что думали, как обычно, пошляется и придёт. Раньше такое бывало, но чтобы так долго?! В университете не появлялся, у друзей и подруг – тоже. Последний раз деньги снимал с карточки за день до исчезновения, знаю об этом точно. В больницах и моргах никого похожего нет. Машину его тоже никто не видел. Потому и заявили в полицию. Потом… потом выборы. Через год в местную думу и в определённых кругах меня бы вновь хотели бы видеть в депутатах. Ведь я был в предыдущем составе и возглавлял комитет по градостроительству. На второй срок не получилось…. из-за сына. Вроде всё было нормально. Парень неглупый поступил в вуз. Пошёл, как говорят, по моим стопам. Потом, потом начались проблемы. Наркотики. Пришлось лечить.
– Дважды? Уж не в Донне Белле?
– Уже знаете. А впрочем, может оно и к лучшему. Странно, однако, по условиям договора клиника обязана была обеспечить полную конфиденциальность. До сих пор с этим ни у кого проблем не было. Лично знаю людей, которые прошли там курс реабилитации. И никто и нигде не засветился.
– Очень интересно, постарайтесь вспомнить, Фёдор Семёнович, ваш сын зубы у них не лечил?
– Значит, Генка, – Родионов после безобидного, на первый взгляд вопроса, вновь изменился в лице и словно стал меньше ростом. Ни слова не говоря, он достал таблетки из внутреннего кармана, и проглотил их, запив минералкой прямо из бутылки.
– До тех пор пока тест не подтвердит или не опровергнет ваше родство, предполагать можно всё что угодно. В жизни всякое бывает и то, что нам кажется абсолютно реальным, на поверку оказывается всего лишь иллюзией, как в цирке. Убеждался в этом много раз. Те люди, с которыми мы имеем дело, очень изобретательны на всякие подлости. Я бы хотел, чтобы вы дали нам как можно больше информации о вашем сыне. Нас интересует возможный круг его знакомых, их адреса, телефоны, и тому подобное. Его машина, какой навигатор стоит. Быть может, у него ещё есть другие телефоны. Короче всё, всё, всё. Если что-то появится новое, звоните в любое время, телефон вы знаете.
– Организуем, начальник моей службы безопасности уже занимался этим. Человек толковый, он в вашем распоряжении до тех пор, пока…. В общем, пока не найдёте. Сейчас извините, у меня действительно очень важная встреча в городской администрации. Туда опаздывать непринято, не поймут. И очень прошу, пока ищите, чтоб информация об этом никуда не ушла. Я и в полиции предупредил, да вижу толку мало. Александр Владимирович будет ждать вас в приёмной. Со мной можете связываться в любое время, номер телефона для этого он знает.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Сентябрь 2nd, 2019, 10:20 pm

Начальник службы безопасности действительно оказался человеком конкретным и немногословным. После короткого разговора, он попросил подождать несколько минут, и вскоре положил передо мной лист бумаги с интересующими меня данными и стопку фотографий.
– Быстро, однако, и даже портреты имеются, моё уважение, – заметил я.
– По-другому у нас не бывает, за достоверность не беспокойтесь. Проверяли. Парень попадал в не очень приятные ситуации, поэтому кое-какие наработки имеются. Приходилось разбираться. Последний раз начали искать неделю назад, как только потерялся. Что собираетесь делать, если не секрет?
– Как в кино «… Бороться и искать, найти и не сдаваться…». Будем работать параллельно, – я провёл черту посреди списка. – Пойдём по второму кругу. Вдруг, что-нибудь да проявилось? Верхняя часть ваша, нижняя – моя. Фото подписаны?
– Конечно. Может, что и поменялось, но немногое. Думаю, разберётесь.
Да, куда же я денусь!? Только делать это буду без посторонних помощников. Незачем знать даже начальнику службы безопасности о наших возможностях. Опять список из шести фамилий. Обстоятельно потрудилась служба безопасности. Друзья, подруги, в том числе и бывшие, адреса, телефоны, электронная почта, личные страницы в соцсетях, данные паспортов, водительские удостоверения и фото. Обычные лица, ракурсы выбраны очень удачно, симпатичные ребята, хоть сейчас на обложку журнала.
Однако начнём с конца. В смысле с главной любви Гены Родионова, с его авто. Видно, что хозяин обожает свою игрушку. Блестит, будто сделана из ярко-синего стекла. Антикрыло, спойлеры, хромированные насадки на выхлопные трубы с подсветкой, колёсные диски «под золото» и две такие же полосы через крышу от переднего до заднего бампера. Надпись вдоль борта «ВА – 111», да и весь «макияж» будто бы говорят: – «я не такой как все, и мощи во мне хватает, чтобы не просто гонять по ночным улицам…». Сразу видно, Гена – парень, продвинутый в технике, знает, как называется самая быстрая торпеда в мире. Стоп, стоп, стоп, а это что за «плавник» на крыше? Вроде как похоже на антенну, которую ставят на некоторые марки авто, только габариты значительно больше.
Придётся задавать вопрос нашим технарям, а заодно пусть посмотрят на снимки со спутника, если метеоусловия позволяют. Золотые полосы на крыше и на капоте из космоса видно хорошо. И где же эта «торпеда» засветилась последний раз? Ответ, как обычно, не заставил себя долго ждать. А пока подчинённые Самохиной шелестели клавиатурой, фильтруя гигабайты информации, я успел перекусить в кафе на автозаправке неподалёку. И так, что мы имеем по Родионову – младшему? Увы, не так уже и много. Его авто на снимках за последний день нигде не засветилось, значит можно сделать глубокомысленный вывод – оно под крышей, в прямом смысле.
А вот «плавник», вещь очень интересная. По габаритам эта штука подходит для того чтобы внутри оказалась антенна, но не для авто радио, а для цифровой передачи-приёма данных. То есть, для работы в интернете. А это уже кое-что. И даже если Гена менял IP адреса, пароли явки хоть каждый час, то, вычислить его местоположение для наших специалистов проще простого. Лишь бы был включён этот самый «плавник».
Ещё полчаса и будьте любезны, вот она точка на карте города, а заодно и переписка в чате. Эх, Гена, Гена, святая простота! В амортизаторах, колёсах и двигателях ты понимаешь, а вот в информационных технологиях, похоже, меньше меня. Это для твоего папика с его службой безопасности все эти шифрования – кроссворд, да и то решаемый. Вопрос, сколько времени и денег понадобится, а для людей серьёзных, как говорят, этот вопрос – совсем не вопрос. И чего же тебе дома не сиделось, если только это ты? Придётся вновь озадачивать наших спецов, чтобы идентифицировали твою персону по переписке.
А мы пока будем выдвигаться на указанный адрес. В любом случае, придётся решать на месте, что и как делать. Но одно дело точка на карте города, другое дело как добраться до этой самой точки. Час пик, и этим сказано всё. На этот раз обошлось без приключений в виде неожиданных встреч с нашими заклятыми друзьями. Контрольные остановки и круги почёта ничего не дали, проверка на наличие посторонних «насекомых» в машине – тоже. И то радует. А вот и долгожданный ответ.
«…. Проведённый экспресс анализ переписки указанного объекта может говорить о том, что с высокой долей вероятности (80% и более) последние сообщения в чате и сообщения (диалоги) размещённые там же ранее (период две недели) принадлежат одному и тому же человеку….»
Бюрократы-дипломаты, … может…. с высокой долей вероятности…. Однако даже на душе легче стало. Что уж там, у Гены с папой не срослось, но ребёнок жив и здоров, судя по желанию устроить небольшое «пати» со своей постоянной компанией. И всё же странно, папа с мамой убиваются, ищут своё чадо-чудо по больницам, полициям и моргам, собственную службу безопасности напрягают, а оно это чудо, вечер отдыха организует, будто, так и надо. Ага, вот кажется и то место.
Странно выглядит убежище наследника строительной империи местного масштаба, если, конечно, наши технари ничего не перепутали. Обычный одноэтажный дом в частном секторе, с небольшим двором под навесом из тёмного поликарбоната, за ним крошечный сад. И район никак не назовёшь престижным. Вокруг такие же дома, отнюдь не шедевры архитектурного искусства. Но на малопочётное звание депрессивной окраины этот район никак не тянет. Обычно здесь люди живут долго, и все друг друга на улице знают в лицо. Ультрамариновая с золотыми полосами тачка Родионова младшего здесь то же самое, что ананас на грядке со свёклой. Тоже овощ, но очень уж отличается. Вся улица, наверное, уже знает «кто и почему». Прежде чем стучаться в дверь, неплохо бы и произвести разведку на месте.
Моё внимание привлёк пожилой мужчина в зелёном комбинезоне из дома на углу, который красил лавочку возле забора. Я остановился рядом и поздоровался. Хозяин кивнул в знак приветствия и поставил банку с краской на тротуар рядом.
– Не подскажите, сдаёт ли кто здесь жильё, – поинтересовался я, выйдя из машины.
– От чего же, и это можно, – он присел на не докрашенное сидение. Судя по всему, работать ему не очень хотелось. – Вот приходится чужие грехи исправлять, – он кивнул на спинку. – Совсем ребятня страх потеряла, разрисовали баллончиком, да ещё и слова неприличные написали. И куда родители смотрят, а нам расходы. Эх, поймаю, мало не покажется. Так чего, говоришь, снять хочешь, комнату или дом целиком?
– Лучше дом, но так чтобы всё благоустройство было.
– С этим сложно, если бы комнату, то найти можно, а дом… не знаю. Там, в конце улицы, шестьдесят третий номер. Вроде, хозяева построились где-то. Говорят, коттедж подняли, а этот пока не продали, может, и сдадут. Ты, молодой человек, поспрашивай. Лет пять, как никто у нас ничего не сдавал и не снимал, а тут как прорвало. Ты третий за неделю. Раньше бы пришёл, вон там, – он кивнул в сторону интересующего меня дома. – Вон там можно было и снять. И цена подходящая.
– А кто, если не секрет, меня обогнал?
– Парень с девчонкой, студенты, однако. У него ещё машина такая, вся из себя. А ты, если чего, у них и спроси. Они, поди, не только тут искали. Может, и адреса остались. Я вчера к ним тоже двоих посылал. Только этих студентов дома не оказалось, в магазин ездили, наверное. А эти тоже жильё искали, говорят, от фирмы, наладчики какие-то. Эти, как их, генераторы устанавливают. На белой Газели приезжали.
От последних слов мне даже стало немного непосебе.
– А-а-а… ну, так этих я, похоже, знаю. Наши партнёры, в некотором смысле. Они устанавливают, мы обслуживаем. У того, что пониже, пластырь на правой щеке.
– Ага, точно, вот тут, – он провёл пальцем по лицу. – Нельзя на себе показывать, да ладно, старый я уже, они мне даже деньги предлагали, если в округе вдруг чего-нибудь найду. И даже телефон оставили, только номер не отвечает. Я им звонил, насчёт шестьдесят третьего дома. Тишина. Ты уж извини, докрашивать надо, пока жена из магазина не вернулась. А к студентам загляни, лишне не будет. – Он поднялся с лавочки и вновь принялся за работу.
С радостью загляну, лишь бы открыли. Придётся Гену с подругой срочно эвакуировать. Если эти «наладчики» объявятся здесь, его шансы равны нулю. А сидеть тут в засаде то же самое, что ждать у моря погоды. Можно и торнадо получить, но непонятно откуда. Гена живёт в этом городе, и друзья есть, и родственники, и у его подруги – тоже. А вот прятать у папы не стоит. От таких специалистов спасти могут только ещё более крутые профессионалы вроде Вершинина. Либо режимный объект, с ротой охраны, куда даже тараканы по пропускам попадают. Здесь и сейчас у нас такого ресурса нет. Поэтому работаем…. После трёх коротких звонков во дворе раздались шаги, и калитку открыла невысокая темноволосая девушка с короткой стрижкой. Судя по её животу, Гене предстоит стать папой месяца через четыре.
– Вам кого? – поинтересовалась она.
– Здравствуйте, я хотел бы снять дом в этом районе.
– Так вы уже опоздали, – девушка улыбнулась. – Мы квартиранты и заехали сюда неделю назад. Должно быть, объявление не сняли.
– Я знаю. Меня сюда послали соседи. Вдруг у вас остались адреса, которые вы успели посмотреть? Я был бы благодарен, если бы вы мне рассказали, что видели.
– Гена! Иди сюда, с тобой хотят поговорить, – крикнула девушка.
Родионов младший появился в дверях дома практически сразу, видимо был где-то рядом. Сходство с фото, которое лежало у меня в машине почти один в один, вот только открыточный лоск, куда-то делся. И глаза грустные, как у отца. Остальное, как положено. Передо мной стоял, высокий темноволосый парень. Спортивное телосложение, правильные черты лица, говорили о том, что вниманием прекрасного пола он не может быть обойдён в принципе. А если учесть и родительский потенциал, то рядом с ним должна быть топ модель, но не как не худенький беременный воробей в старой футболке и линялых, совсем не фирменных джинсах.
– Ой! – девушка всплеснула руками. – У меня сейчас пельмени убегут, Гена, ты поговори с человеком, расскажи, как мы искали жильё. – Она исчезла в доме.
– Так что интересует? – судя по тону, Гена не особенно был настроен на разговор.
– Может, через порог не будем общаться?
– Хорошо, входите, – он отступил в сторону и закрыл за мной калитку.
– Так, что хотели?
– Поговорить, – я достал удостоверение частного детектива и показал его Родионову.
А вот дальше произошло то, чего я никак ожидать не мог. Моя красная корочка с фотографией подействовала на него словно красная тряпка на быка. Гена схватил меня за грудки и прошипел в лицо:
– Значит, тебя папа нанял. Засунь свою ксиву в себе в одно место и вали отсюда, детектив, тою мать, пока я добрый.
А вот это зря, я же просто поговорить…. По тому, как затрещала моя ветровка, было ясно, что Гена не шутит. Вдобавок он был выше меня ростом, но обучение у Вершинина даром не прошло. Короткий удар коленом в пах, и через пару секунд Родионов младший стоял, прижатый лицом к забору, с завёрнутой рукой за спину и судорожно глотал ртом воздух. Теперь была моя очередь упражняться в словах.
– Теперь слушай ты, пока я добрый…. твою мать. Твой папа меня не нанимал, это я его нашёл, потому что сегодня утром на трассе в машине сгорел человек, а тебя объявили в розыск. Это мог быть и ты. Всё понял?
– Не-е-е-т… – промычал Гена. – Руку отпусти, больно.
– Это хорошо, не доходит через голову, тогда так. – Я немного довернул кисть его руки.
– У-у-у… – завыл Гена, – ты что творишь?!
– Вежливости учу. Отпущу, если будешь вести себя правильно?
– Ага, буду.
– Договорились, – я отпустил руку. – А теперь пошли за дом. Там поговорим. Ну как, рука двигается? – Поинтересовался я, когда мы оказались в летней кухне, пристроенной к дому. Рядом был сад, который граничил с соседским участком, заросшим травой. На нём одиноко красовалось что-то наподобие сарая без дверей.
– Вроде, двигается, так что вам нужно от нас?
– Уже лучше, старших и незнакомых людей на вы называть принято в приличном обществе. А нужно мне Гена, чтобы ты со своей подругой остался в живых. Пока так, остальное потом, и тебя не касается. Чтобы это состоялось, будь добр расскажи, отчего тебя мир не берёт с папой? Я не семейный психолог, но это мне знать надо не из любопытства, а для того чтобы принять правильное решение.
– А-а-а…. – он махнул рукой. – Так, личное, вас это не должно интересовать.
– Гена, если я здесь, уже интересует.
– Отец меня женить надумал.
– И что?
– Хватит, говорит, дурака валять, пора за ум браться. У него, видишь ли, были свои планы на меня и на бизнес.
– А при чём здесь это?
– Ну как же! Бизнес расширять надо, один из его партнёров…. Ну, в общем, плохо совсем со здоровьем у человека, там совсем безнадёжно, а у него дочка, Валька, её знаю с детства. Вот и решил папа меня женить на его фирме. Или, точнее, замуж выдать за его фирму. Только у меня другие планы, я сам себе хозяин, и я решаю, как и с кем, мне жить дальше.
– С ней? – я кивнул на дом.
– Конечно. Это Аня, мы уже полгода вместе.
– И твой отец не знает, что ему предстоит скоро стать дедушкой?
– Зачем? – Гена усмехнулся. – Его же только бабки интересуют. А шифроваться я научился. Даже друзьям не говорил. Сегодня хотел Аню познакомить с ними. И вообще, что случилось? Мне тоже надо всё знать, чтобы принять правильное решение, как вы говорите.
– Всё не получится. Это даже нам неизвестно. Если кратко, то сегодня утром недалеко от города машина попала в аварию, перевернулась и сгорела. Водитель погиб. Потом оказалось, что за рулём был не тот человек, которого видели на водительском месте за пять минут до аварии. И даже не тот, кто мог бы быть по нашей информации. Но мог оказаться и ты.
– Это как?
– А так, Гена. Люди, с которыми нам пришлось столкнуться, очень уж продвинутые ребята во всяких нехороших делах. Вчера они были здесь, и искали тебя. Тебе повезло целых два раза. Первый, то, что вас дома не оказалось, а второй, потому что у них было мало времени, чтобы тебя дождаться. Третий раз испытывать судьбу не стоит, поверь. У нас тоже времени не много. – Я глянул на часы. – Минут пятнадцать вам хватит, чтобы собраться. С собой только деньги, документы и самые необходимые вещи, газ и электричество отключить, сотовые тем более. Аккумуляторы вытащить. Варианта два, либо я вас везу из этого города ближе к морю, и там вы остаётесь на несколько дней в каком-нибудь гостевом доме, пока всё не уляжется. Либо сами ложитесь на грунт, как подводная лодка, у своих очень хороших друзей, и сидите очень, очень тихо. Даже не выходите в магазин. Чтобы вопросов было меньше, хозяевам скажите, что вас ищет отец и его служба безопасности и вам надо просто отсидеться.
– Прямо как Ромео и Джульетта, – Гена потёр руку. – Есть и третий вариант, я мог бы и на своей машине. Ане можно говорить?
– Вот только без машины. Как ты думаешь, почему я так быстро нашёл вас? Объяснять надо? Ане рассказать нужно, но не всё. Пока сообщи, что ищет отец, и этого будет достаточно. Обо мне особо не распространяйся, скажи, что заранее нанял меня для охраны, не говорил, чтобы лишний раз её не беспокоить. О том, куда ехать, тоже, придумай что-нибудь, вроде того, что побудете у одного из твоих друзей. Давай иди, уговаривай подругу, время пошло. Только сделай это где-нибудь в ванной и обязательно включи воду посильнее. Выходите через сад на соседнюю улицу. Я сейчас туда подъеду, посмотрю, чтобы сюрпризов не было. Людей давно там видел?
– Пока живём, никого.
И это хорошо, лишние свидетели ни к чему. А пока Гена собирается, мы посмотрим на его обиталище со стороны, в смысле с соседнего участка. А именно из сарая. «… О сколько мне открытий чудных готовит….» новый мой смартфон. Едва только я подошёл к этому самому сараю и включил функцию поиска посторонних «наблюдателей», как тут же на экране появилось целых две точки. Странно, здесь-то откуда. Сначала включаем постановщик помех, чтоб никто не слышал даже звука моих шагов. Потом смотрим, нет ли сторожей и ловушек в виде тонких ниток или предметов, которые падают при малейшем прикосновении, и только после этого ищем, где же спрятались наши дорогие друзья, которым приказали подсматривать? Кажется, вот они! Один в старом картонном ящике из-под яблок, стоящем в пустом оконном проёме. Другой, по всей видимости, передатчик – в серой невзрачной коробочке под потолком в углу. Придётся ликвидировать наблюдателей. Сначала прихлопнем блок под потолком, потом «паука» в коробке. Пара разрядов, и миссия шпионов закончилась трагически. В ящике оказалась портативная камера с направленным микрофоном. Всё что говорили в своём доме Гена и его подруга, тут же передавалось куда нужно. Вопрос – зачем?
Вот и третий раз повезло. Зайди я в дом, наши визави знали бы кто я, зачем, и самое главное, куда исчезли Гена с подругой. Дальше, дело техники. Забирать не будем, пусть те, кто их здесь ставил, немного поломают голову, почему отказала техника. Пусть поищут Гену с подругой у «одного из друзей», если разберут, о чём они говорили в ванной. А у нас появится повод оставить здесь засаду в самое ближайшее время. Пока наш Ромео со своей Джульеттой собирается в непредвиденный вояж, мне надо доложить начальству об изменении оперативной обстановки.
Лосев ответил практически сразу и дал добро на эвакуацию, после того как я вкратце рассказал о том что произошло.
– Как думаешь, зачем понадобился этот студент? – поинтересовался он.
– Наверное, ещё что-нибудь приготовили похожее. Думаю, торопятся, и не хотят изобретать новые варианты. Быть может, нужен человек, которого потом опознают как личность, которую нужно «стереть». Или Гена что-то знает такое, чему значения не придаёт. А может, и то и другое сразу. Пока кандидатов на стирание у нас двое – Мамонтов и Молотков. Кому-то хочется очень, чтобы мы прекратили поиск их обоих.
– Вполне возможно, вывози ребят, смотри, чтоб место было надёжным. Нашу оперативную квартиру использовать нельзя. Охрану обеспечим через сутки. Координаты передашь после того как они устроятся. Контакт с ними обеспечит наш человек, тот курьер, что привёз тебе бронежилеты. Фото сбросим, покажешь им, потом удалишь. Чтобы было меньше вопросов в общих чертах расскажи, кто мы такие. Иначе не поверят. Похоже, всё идёт к логическому завершению. Вопросы есть?
– Просьба, всю доступную информацию по Мамонтову и Молоткову за последние пять лет.
– Хорошо, сделаем. Работайте аккуратно, связь как обычно.
В трубке раздались гудки. А вот, кажется, и Гена с подругой. Он не торопясь отогнул край сетки, и Аня проскользнула в образовавшуюся дыру. А девочка-то хозяйственная. Надо же, «самое необходимое» кое-как уместилось в двух приличных спортивных сумках. Не удивительно, если там окажутся и только что сваренные пельмени. Под стать подруге, обстоятельным человеком оказался и Родионов, несмотря на почётный статус мажора. Он так же аккуратно поставил сетку на место, закрутил пассатижами проволоку и сделал это удивительно быстро. Аня, увидев меня около машины, остановилась в недоумении, однако Гена что-то быстро сказал ей, и они подошли к моему авто.
– У вас вполне приличные навыки слесаря, Геннадий Фёдорович, сумки – в багажник, оба сядете в салон на заднее сиденье. Термос пельменями поставьте под ноги, чтоб бульон не пролился.
– А откуда….?
– Запах, дорогие, запах, его никуда не денешь. Аня, садитесь в машину, отсюда нужно уезжать как можно быстрее. А мы с Геннадием напоследок заглянем в сарай, покажу кое-что интересное, ему надо посмотреть обязательно. Только прошу руками ничего не трогать и вести себя очень аккуратно. – Вон там ящик из-под яблок, – я кивнул на окно, после того как мы вошли в постройку. – Это глаза и уши, с помощью которых за вами наблюдали круглые сутки. Направленный микрофон, наведён на окно, выходящее в сад. Всё что вы говорили, он слышал очень хорошо.
– Никогда бы не подумал, на комнатную телевизионную антенну похож. Странно, что я мог такого сказать?
– Думаю, им нужно было знать дома вы или нет, и куда собираетесь, если уходите. Однако пора, поехали.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Эффект депривации или другие десять дней

Сообщение Виктор Кобеев Сентябрь 4th, 2019, 10:06 am

После того как мы покрутились по городу, проверяя за собой, нет ли лишних глаз, я остановил машину на стоянке около моей любимой «Планеты Т», рядом с уличной точкой общепита – небольшим павильоном под крышей на три столика, в котором всё «быстро, вкусно и недорого».
– А сейчас поговорим более подробно, – начал я. – Перед вами, дорогие друзья, майор Ткачёв Сергей Петрович. Я работаю в специальном подразделении, которое обеспечивает защиту интересов нашего государства в сфере высоких технологий.
– Первый раз слышу о таком, но что-то похожее мы предполагали, – Гена посмотрел на свою спутницу.
– Почему?
– Слишком уж быстро вычислили меня по интернету. В полиции если бы это и сделали, то через несколько дней. А тут…. Утром начали, после обеда готово. Частникам такой прогресс вообще не светит, даже за большие деньги. Техника у вас, похоже, на уровне.
– Примерно так. Служебное удостоверение с собой не ношу, по вполне понятным причинам. Смотри сюда, – я достал смартфон и открыл фото курьера. – Вот этот человек приедет через сутки к вам. Дальше всё делаете по её распоряжениям. Уточняю, по распоряжениям, а не по просьбе, если хотите, чтобы всё закончилось быстро и хорошо. Вам надо потеряться на двадцать четыре часа, может немного дольше. А сейчас мне нужно поговорить с тобой наедине, Геннадий Фёдорович.
– Что так официально? У меня от Ани секретов нет.
– Потому что сейчас я лицо официальное, а секреты не у тебя, а у нас. Поэтому Аня, пожалуйста, вон туда, под крышу, и чтобы я вас видел, – я кивнул на забегаловку. – А мы поговорим более обстоятельно.
– И так, Геннадий Фёдорович, приступим, – начал я после того как Аня, присела за столик и принялась за мороженое. – Это не допрос под протокол, но чтобы ничего не упустить, включаю запись, хотя знаю, что это препятствие, для откровенного разговора, – я положил телефон на сидение.
– Мне всё равно, после того что увидел на соседском участке. Нас не засекут? – Гена кивнул на гаджет.
– Нас – нет. Сейчас, как положено, продолжаем, фамилия, имя отчество, дата рождения, место, место постоянного жительства, и всё что сможешь вспомнить о себе родителях и Ане.
– А её зачем?
– Надо, Гена, надо. По опыту могу сказать, в наших делах лишней информации не бывает. Есть более важная и менее важная. Самое главное, отличить одно от другого, и сделать правильные выводы.
Когда с формальностями было покончено мы перешли к разговору по существу. Больше всего меня интересовало пребывание Родионова в «Донне Белле».
– И это знаете? Зачем вам?
– Об этом, немного позже, а сейчас расскажи, как ты там оказался?
– Если честно, сам не понял. Проблем с наркотой у меня никогда не было. Другие интересы. Сначала мотоцикл, потом на тачку пересел.
– А что так, престиж?
– Да о чём вы? Смешно вспоминать, – Гена улыбнулся. – Гонял всегда аккуратно, но дорога дело такое, всё не предугадаешь, а когда колеса всего два, а идиотов вокруг много …. Некоторые специально поджимают. Короче улетел. Байк разбил, а сам ничего, или почти ничего. Немного покувыркался, немного помялся, но обошлось без серьёзных травм. По асфальту проехался ладонями, да так, что перчатки не спасли. Привезли в больницу, руки перебинтовали и всё, отпустили.
– И что?
– Да я же говорю, всё. Всё самое интересное началось. Руки-то в бинтах, да так что пальцы не согнуть, не разогнуть. Кормили с ложечки как маленького, но это не самое страшное. Ни штаны снять, ни всё такое. Натерпелся, сказал, больше не сяду на байк. Купил машину после аварии, починил, покрасил, погонял. Потом продал дороже, покупатель нашёлся быстро. Тачка ухоженная была. Купил новее и круче. Всё сам до ума доводил. Вы видели.
– Хорошая тачка, видно, что любишь. А что, отец на новую денег не дал?
– Зачем? Я лишнего не просил. Мне интересно, чтобы самому.
– Как в Белой Донне оказался?
– Я же говорю, сам не понял. То ли покурил что-то не то, то ли съел. И понеслось, крышу сносить стало. Приступы какие-то непонятные, то страшно, аж жуть, то от хохота удержаться не могу, а то готов первому встречному в рожу дать. Просто так, ни за что. Потом всё проходит, и жить неохота. До того плохо было, думал всё, капец пришёл. Туда отец определил, вроде бы помогло.
– Как лечили?
– Таблетки, уколы, системы. Гипноз, ещё кое-какие процедуры. Шлем, такой же, как для мотоцикла. Одеваешь, в ушах чего-то гудит, перед глазами мигают разноцветные пятна. Отрубаешься за пару минут. Просыпаешься, ничего не помнишь, даже как зовут. Потом тебе спать не дают двое суток. Зато после дрыхнешь, как медведь зимой, и уже вообще ничего не хочется.
– Сны, там всякие, видения, которые от реальности отличить невозможно, не доставали потом?
– Нет, вообще ничего такого. Просыпаешься и в голове реально пусто. Мне помогло. Правда, лечили два месяца. Через год опять всё повторилось.
– Сорвался?
– Нет, что вы! Доктора сказали, чтобы не было рецидива надо ещё раз пройти курс реабилитации. Закодировали так, что ни алкоголь, ни никотин просто не переношу. О наркотиках даже думать противно.
– Что с зубами?
– В смысле? – Гена, похоже, вопроса не понял.
– Я о том, где ты зубы лечил?
– Ах, это…. Там же, в «Донне Белле» и лечил, пока был на реабилитации. Сначала челюсть ныть начала. Подумал, поболит и пройдёт, а оно всё хуже и хуже. Да так разболелось, что ни спать не есть! Какое уж тут лечение. Доктора сказали, что прошляпил и надо удалять. Но они могут поставить протез, такой, что не отличить. Я согласился, чего терять-то? Делали всё под наркозом. Очнулся, зуб на месте, сначала непривычно было, а потом, будто так и надо. А в чём дело?
– Открою служебную тайну, не просто так, а чтобы ты понял, что влип по самое не хочу, и дальше вёл себя правильно. Дело в том, что у неопознанного водителя, о котором я говорил, точно такой же зуб, с таким же идентификационным номером. Чувствуешь, куда гну?
– Ни разу не слышал, чтобы на импланты ставили номера. Зачем? В медицинской карте всё есть, кто ставил, когда.
– Мы тоже. Похоже, из тебя хотели сделать чьего-то двойника. Чтобы думали, что погиб он.
– А как же экспертиза ДНК? Ведь она же даёт почти стопроцентную достоверность.
– Зачем и кому оно надо? Его определили бы по номеру коронки, а ты бы пропал без вести. Родители бы надеялись до последнего, прежде чем решиться на анализ. Если это и всплыло бы, то очень не скоро.
– Вот это да! Получается, меня можно просто так? Да?!
– Не только тебя, Гена. Вас вместе с Аней могли убрать.
– А где полиция? Где вы, в конце концов?
– Полиция работает, но у них возможности скромнее и задачи другие, а мы здесь, и только сейчас проясняется, и с твоей помощью тоже, где искать концы.
– Ну, так и тряхните эту клинику, чтоб мало не показалось! Допросите главного врача, директора, хозяина, в конце концов, не знаю, кого ещё там! Но делайте же что-нибудь!
– Делаем, Гена, делаем. С хозяином не получится, вышел в окно с шестого этажа, в новостях показывали. Главврача завтра допросят, а то, что ты здесь сказал, – я кивнул на смартфон. – О-о-очень интересная информация к размышлению. Однако пора двигаться, зови подругу и в путь. Захвати, пожалуйста, минералки без газа, в горле что-то пересохло, – я протянул ему полтинник.
– Сергей Петрович, не нужно, скажите, какую?
– Любую, чтобы только без ярко выраженного лечебного эффекта.
– Понял, – Родионов скрылся за дверью мини кафе, и вовремя.
– Какие люди! Привет, Серёжа! – рядом раздался голос Сан Саныча Фёдорова, который когда-то работал начальником одного из отделов в нашем городе, и лет пять назад, вышел в отставку. – Вот это встреча! Кто бы мог подумать. Я здесь проездом и надо же! А ты-то как тут оказался? Говорят, со службы ушёл после той аварии, когда микроавтобус с моста улетел.
– Ушёл, Саныч, ушёл.
– Говорят, не отпускали? – он прищурился.
– Говорят.
– Ну и зря, что ушёл. Толк с тебя был, а вот вины твоей не было…. Говорят. Я Серёжа, как в песне, повидал и многое и многих. И у тебя получалось лучше, чем у других. Соображаешь быстро, и чутьё оперативное есть. А без этого в нашем деле никак. И это самое чутьё мне что-то шепчет, что ты вроде как в деле остался, – он усмехнулся.
– Ага, Саныч, типа того, только подался на вольные хлеба, даже корочку дали, – я показал удостоверение частного детектива.
– Я что-то так и подумал, – он удовлетворённо хмыкнул. – Я вот о чём бы просил, Серёжа. Дело такое. Внукам хотел купить фирменные ракетки для настольного тенниса, не подскажешь где тут хороший спортивный магазин?
– Здесь, Сан Саныч. В этом торговом центре, – я кивнул на здание «Планеты Т». – Там есть очень неплохой магазин «Мастер S», на втором этаже, посмотри. Выбор хороший, думаю, найдёшь то, что нужно. Кстати, как отдохнулось?
– Эх, Серёжа, отдыхать-то, когда плохо было? Вода ещё тёплая, море уже чистое, гостевой дом, недалеко от пляжа. Полный пансион, и недорого. И самое главное нешумно. Туристы с детьми съехали, учебный год начался, вообще красота настала. Жалко уезжать, да никуда не денешься. Пора, отпуск заканчивается.
– Сан Саныч, а чего не переберёшься в тёплые края? Пенсию получаешь, а привратником стоять, что дома, что здесь. Тебе-то какая разница?
– Ох, Серёжа, говорю же, полиция потеряла хорошего кадра, прямо мысли читаешь. Только что об этом подумал. Понимаешь, там, дома, я свой, знаю многое и многих. И меня тоже люди помнят, вот, к примеру, ты. А тут? Кто я? Отставной пенсионер? И всё? Да, таких, как я, здесь, пруд пруди! А знаешь, иногда накатывает. Мозгами пораскинешь, а жить-то осталось три понедельника, как говорит мой сосед, и чего корячиться? Действительно, хочется всё бросить. Однако что-то я разговорился, надо ещё в магазин заскочить.
– Сан Саныч, где отдыхал, если не секрет? Может, и я выберусь на недельку, если получится.
– Да о чём ты! Гостевой дом «Афродита», от трассы примерно километров пять. Проезжаешь развязку в аэропорт. Сворачиваешь к аквапарку. Справа от тебя будет большой такой баннер. Там всё есть, и схема проезда и телефоны, кстати, у меня их визитка осталась, – он порылся у себя в карманах. – Вот, на, держи, мне оно ещё долго не понадобится. А если что, и так найду. Ну, давай, пока, до встречи на родной земле.
Сан Саныч отправился за подарком для своих внуков. И я найду, эту самую «Афродиту», и, наверное, прямо сегодня, но с конкретным адресом проще. Странно, что же Гена задерживается? И вообще, куда они делись? Из кафе не выходили, и внутри их нет! Не хватало, чтобы сбежали, пока я тут общался с Сан Санычем. Ведь не скажешь человеку: – «Отойди, мешаешь наблюдать за подопечными». Вот это прокол! Однако и на этот раз повезло. Гена подошёл с другой стороны.
– Не потеряли, Сергей Петрович? – поинтересовался он. – А то вижу, разговариваете со знакомым человеком, вот я и подумал, не надо мешать, и лишний раз мелькать перед чужими глазами. Мы с Аней вышли через служебный вход. Вот водички купил, держите, – он протянул полторашку минералки. – Как просили, столовая и без газа.
– Правильно подумал, Гена. Твоё нелегальное положение тебя научило кое-чему нужному. А пока вы были в кафе, появился вариант вашего размещения. Предлагаю комфортный отдых в гостевом доме под названием «Афродита» на побережье. Как вам такой план?
– Мы могли бы и у Аниной тёти, она живёт здесь недалеко в пригороде. И вам не мотаться такую даль, – Гена посмотрел на свою подругу.
– Не думаю что это правильно. Как раз, потому что и близко, и родственница. Поэтому, мы посовещались, и я решил – едем к морю, под покровительство древней богини любви, плодородия и деторождения. Вам как раз самое то. Пару дней побудете в гостинице на полном пансионе, пока мы тут поработаем. Потом вернётесь к родителям.
– Отцу скажете?
– Конечно, но не всё. Никому пока не надо знать, где вы остановились. А сейчас подскажи, как выбраться из города, минуя посты ДПС и видео наблюдение?
– Город хорошо знаете?
– Нет, потому и спрашиваю.
– Тогда мне придётся быть штурманом.
– Думаю, тебе проще сесть за руль, будет гораздо быстрее. Только просьба, без эксцессов с ПДД. Одеваешь тёмные очки, бейсболку на самый лоб и вперёд. На машине с правым рулём ездил?
– Конечно, у меня чистый японец. Выбираться будем через старый карьер. Там раньше щебёнку брали, у нас её мурОй называют, чтобы отсыпать дороги. Сейчас иногда тренируются любители мотокросса. Оттуда можно до пригородного лесопитомника, напрямую. А там… там, хоть куда. На трассу выйдем километрах в пятнадцати от города.
Действительно, ездить Гена умел. Каких-то полчаса и мы оказались на шоссе, миновав и карьер и лесопитомник. При этом он ни разу не проскочил на жёлтый, и ни разу не превысил скорость. Просто наша машина всегда оказывалась перед очередным светофором, именно когда тот переключался на зелёный. Я ещё раз убедился в том, что быстрее до места добирается не тот, кто едет быстро, а тот, кто едет правильно. А если так, то пусть Гена поработает таксистом, тем более что мне предстоит обратная дорога длиною почти в две сотни километров.
– Дорогу до места без навигатора найдёшь, – поинтересовался я.
– Конечно. В этой самой «Афродите» не был, но где аэропорт знаю. Мы оттуда с родителями один раз за границу улетали.
– И как тебе зарубежье?
– В смысле?
– Гена, я не о сервисе или экзотике. Меня интересует, было ли нечто такое, что выбивается из твоего обычного времяпрепровождения в отпуске? Неприятности какие-нибудь, случайные знакомства, которые потом продолжились. Подумай, не торопись, время есть.
– Знаете, ничего такого…. Заправится, надо бы, – он кивнул на спидометр. – Километров на пятьдесят хватит, но не люблю с пустым баком кататься. Скоро будет фирменная АЗС. У них всегда топливо нормальное. Ни разу с качеством не подводили. И мини кафе есть. Если что, и перекусить можете.
Сказано – сделано. Последние дни прямо напасть какая-то. «Заправляться» приходится на заправках в прямом смысле. Однако как бы то ни было бак полный, желудок тоже, теперь можно немного и расслабиться, а заодно и отправить Жеке СМС. Обрадовать, чтобы не ждал к ужину, если только его самого начальство отпустит. Кстати, неплохой маршрут для тех, кто по каким-то причинам желает покинуть город и не попасть в память камер наблюдения. И сколько подобных партизанских троп?
Оказалось, не так уже и много. Всего четыре, по словам Родионова младшего. Грузовику, конечно, сложно пробираться такими путями, а вот легковым авто, другое дело. Поэтому, когда наша работа выйдет на финишную прямую, вполне возможно, что придётся перекрывать дороги и здесь, но до этого ещё дожить надо. А пока серая лента шоссе бежит навстречу, и мне не надо напрягаться, чтобы вовремя закончить обгон очередного грузовика, можно немного поработать своим серым веществом. Однако этим мечтам сбыться не суждено. Едва на горизонте показалась очередная заправка, Аня что-то шепнула на ухо водителю, и тот сбросил скорость.
– Сергей Петрович, остановиться надо, – он кивнул на девушку.
Если надо, то надо, никуда не денешься. Наше авто припарковалась на стоянке, и мои попутчики отправились по своим делам, я остался в машине. Видимо сказалось напряжение последних дней и глаза начали слипаться сами собою. В принципе ничего страшного, иногда и десять минут достаточно, чтобы восстановить силы. Нужно только опустить шторку на окне и заблокировать двери. Мало ли…. Старые знакомые, которым приходится объяснять, что я здесь делаю, новые, которых надо найти раньше, чем они разыщут меня, Белыша, теперь вот Гену с подругой, зачем они мне сейчас? Разбудил меня стук в стекло. На этот раз никаких сюрпризов, рядом с машиной стоял Гена со своей избранницей.
– Всё нормально? – поинтересовался я, опустив стекло.
– Да, конечно, обычное дело, токсикоз. У нас с этим проблемы, Аню стало укачивать в машине, а так ничего.
– Вижу что ничего, только бледная она какая-то. До «Афродиты» доберёмся?
– Вы не беспокойтесь, Сергей Петрович, – девушка поправила бейсболку. – Потерплю, не сахарная, в селе выросла, и отца не было, с мамой и братом управлялись с хозяйством. Вы, наверное, уже знаете.
Конечно, знаю, как и то, что отсюда нужно уезжать как можно быстрее, только вот это объяснить тому, кто должен появиться вскоре на свет, у меня не получилось, поэтому вместо запланированных двух часов добирались «короткими перебежками» ровно вдвое дольше. Наконец перед нами показалась конечная цель нашего путешествия – эта самая «Афродита». Сразу видно, кто хозяин. Фасад выдержан в греческом стиле, балкон над входом подпирают два бородатых мужика в коротких туниках. Перед зданием рядом с родным триколором красуется флаг Греции.
– Кажется, добрались, дорогие друзья, с чем и поздравляю. Надеюсь, разместитесь без моего участия? Как только это сделаете, прошу Геннадий Фёдорович, ко мне в машину. Аня, вы остаётесь в номере.
На этот раз никаких сюрпризов не произошло, и Гена сидел у меня в машине минут через двадцать.
– И что скажем, Гена?
– Сергей Петрович, это не Испания, и не пять звёзд, но я бы сказал, всё нормально. Но почему именно здесь, если не секрет?
– Потому что тут тихо, спокойно, и вам даже никуда выходить не нужно. Пару дней посидите в номере, а там разберёмся, что к чему и почему. Завтра ждите нашего человека, быть может, и не одного. Это ясно?
– Да. – Однако по тону чувствовалось, что Гена в чём-то сомневается.
– Есть вопросы?
– В принципе нет, то есть да. Я о том, что вы говорили о впечатлениях от поездок за границу.
– Что-то вспомнил?
– Кажется так. Когда мы были последний раз в Испании, там тоже женщину укачало во время автобусной экскурсии….
– И что? Мало ли?
– Вы же говорили, о том встречался я с кем-нибудь или нет, после того как вернулся оттуда?
– И?
– Похоже, видел её в городе пару раз. И когда мы с Аней остановились не АЗС, кажется, она была. Машину заправляла.
– Мерседес? Тёмный? – это я спросил почти автоматически.
– Ну да, а вы не спали?
– Спал Гена, спал. – У меня осталась надежда, что это совпадение. Если это женщина, которая была за рулём машины «манекена» то, что она здесь делала? – Гена, описать её можешь?
– Конечно. Такая вся из себя. Кажется, я её видел или по телевизору, или где-то на обложке журнала.
– Или женщину, похожую на неё, – добавил я и достал смартфон. – Эта? – На экране открылось фото Ольги Серовской.
– Не уверен…. Эта, вроде бы, старше. Потому что стоял спиной к кассе и видел её отражение в витрине, пока Аня была в туалете.
– Она тебя?
– Конечно, но только сзади.
– Куда поехал мерседес не заметил?
– В сторону города. В машине она была не одна, потому что после оплаты топлива села на заднее сидение. Это очень важно?
– Ты не представляешь насколько. Поэтому сидите здесь тише воды и ниже травы и даже на балкон не вздумайте выйти. Шторы задёрните и попросите персонал вас не беспокоить хотя бы сутки. Сошлитесь на беременность или что-нибудь в этом духе. Пищу пусть приносят в номер. К вам постучится наш человек, спросите, кто. Это будет женщина. Фото я тебе показывал. Она назовёт имя и отчество родной тёти твоей Ани, у которой вы собирались остановиться. Все дальнейшие действия только по её распоряжению. Повторяю, никакой самодеятельности. А сейчас селфи на память, – я достал смартфон.
– Это ещё зачем?
– Затем, Гена, чтобы твой папа спал спокойно, и его служба безопасности тебя случайно не вычислила, и не мешала нам работать. Улыбнитесь, вас снимают!
Однако с улыбкой вышел явный перебор. Судя по выражению лица, Родионов был очень озадачен тем, что произошло с ними за последние несколько часов. На фото он выглядел так, словно только что ему удалили сразу два зуба, причём, без обезболивания. Признаться, и моё изображение оказалось не лучше. Ещё бы! Есть от чего. Женщина, сидевшая за рулём мерседеса с номерами господина Даманцева, предположительно руководитель операции была рядом на расстоянии вытянутой руки. Или, вдруг, сама Ольга Леонидовна? Что это было? Ответ – ничего не было, в смысле, ответ из нашей службы. То есть, никто похожий на Ольгу Леонидовну границу нашей страны легально не пересекал. Поэтому придётся разбираться в ситуации более подробно, но об этом мы подумаем завтра, сейчас пора домой, тем более что начала сказываться усталость. Я вдруг обнаружил что «на автопилоте» начинаю считать придорожные столбы» – первый признак того, что внимание рассеивается, и я теряю контроль над обстановкой. Значит, пора остановиться на обочине и сделать несколько упражнений, чтобы немного взбодриться, хотя огни города уже видны на горизонте.
Заодно попросим наших специалистов посмотреть, куда мог деться этот самый чёрный мерседес с заправки. Хотя то самое оперативное чутьё, о котором совсем недавно говорил Сан Саныч, тихо прошептало, что искать его на камерах видеонаблюдения при въезде в город, занятие контр продуктивное, или проще – бесполезное. Пока я добирался до дома, наши технари упорно пытались найти и проследить этот самый чёрный мерседес…. так, на всякий случай. Но, увы и ах. Оно и понятно, не только Гене Родионову известны партизанские тропы родного города. Или речь идёт о нелегальном положении леди босса. Но это уже слишком! И тогда зачем нужно было рисковать и рассчитываться на заправке? Есть же водитель, который сидел за рулём. Или ребята почувствовали, что им сели на хвост, и кто-то ищет того самого санитара из больницы, который и был водителем? Поэтому и выбирали меньшее из зол? Но подставлять леди-босса, которого успешно удалили из игры, чтобы скрыть исполнителя, которого тоже успели удалить?! Это что-то новое, и никак не поддаётся логике. Или логика совершенно иная. А пока есть немного времени, почему бы не попробовать попасть в город тем же путём, что и выезжали?
Однако, даже с помощью моего супер навигатора, мне удалось оказаться на городских улицах далеко не сразу. То пришлось кататься среди полей и зарослей кустарника, то дорога упёрлась в какую-то брошенную складскую базу, какого-то уже не существующего предприятия с непонятным названием «Ст…ой….ия», оставшиеся ржавые буквы которого держались на честном слове на каркасе ворот при въезде на территорию.
Покатавшись для порядка по улицам ночного города, я, наконец, добрался до своей квартиры. Однако Жеки дома не оказалось и дверь мне пришлось открывать собственным ключом. Он появился на пороге, когда я уже собирался укладываться спать. Судя по выражению лица, день у него был очень насыщенным, как и у меня.
– Поклевать что-нибудь осталось? – первым делом поинтересовался он.
– Аппетит появился, значит идёшь на поправку. В холодильнике колбаса, консервы и хлеб в пакете, чайник ещё не остыл, минут двадцать как вскипел. Побегушников всех отловили?
– Почти. Один сам сдался через полчаса. Клялся и божился, что ни при чём, мол, заставили.
– Туманно как-то, а подробнее?
– Там вообще густой туман и одно сплошное недоразумение. В одну машину запихали и рецидивистов и всякую мелочь. Транспорта, видишь ли, не хватило. Автозак у них в самый последний момент сломался, а резервный был на техобслуживании. Хорошо, что никто серьёзно не пострадал. Наряд совсем никакой, люди всего три месяца на службе. Что-то кто-то кому-то сказал, и понеслось! Сцепились друг с другом, оказывается, у них меж собой были неприязненные отношения. А то не знали?! Старший наряда услышал шум, остановил машину, попробовал утихомирить своих подчинённых, но те будто с ума сошли. Накидали ему, уже вместе, на радость сидельцам.
Такого концерта братва никогда не видела. Ключи во время драки выпали. Спец. пассажиры воспользовались случаем и разбежались кто куда. Охрану повязали, но оружие забирать не стали, грамотные оказались, только магазины вытащили, и патроны высыпали прямо на землю. Смеяться будешь, ни один не пропал. Бред какой-то. Ну, не верю в это! Самое интересное было дальше. Двоих рецидивистов отловили к вечеру, ещё одного соратника по несанкционированным путешествиям часа три назад нашли у подруги. Взяли прямо в постели в одних трусах. Он даже не сопротивлялся. А вот тот, который шёл по статье за мелкую кражу, исчез бесследно. Ему, как раз, не было никакого резона «делать ноги». Вообще не было!
Обычный бомж, даже без паспорта. Сумку у тётки в парке сдёрнул, метнулся к выходу, а там наряд. Они-то его и взяли. Раскрытие по самым горячим следам. Всего за две минуты. Это рекорд. Уголовное дело возбудили, потому что в кошельке было больше десяти тысяч. Но реально он до зоны мог и не дойти. Пока бы шло следствие, пока бы сидел в СИЗО, а там и конец срока. Такое бывает. А тут, побег из-под стражи, да ещё конвоиров повязали…. Это уже до восьми лет. Ничего не понимаю! Беглец, которого взяли последним, на допросе сказал, что этот побегушник на всю голову контуженый. У него и в СИЗО из-за этого проблемы были с сокамерниками.
– И кто этот исчезнувший бомж?
– Гражданин Вареников, тридцати шести годов от роду. Уроженец Новосибирска. До сегодняшнего дня числился пропавшим без вести уже как пять лет. Близких родственников никого не осталось. В армии не служил по здоровью. По базам данных пробили, отпечатки сняли. Раньше нигде не засветился.
– Фото есть?
– Конечно, – Жека достал телефон. – Гляди, качество, не фонтан, но разобрать можно кто такой. Сейчас на компьютер переброшу.
Действительно, сразу видно, «чьих будете». Принадлежность к социально-депрессивному сословию просто на лице написана. Нечёсаные и не стриженые волосы, синяки под глазами, опухший нос, похожий на картошку и всё одутловатое лицо, как признак постоянной алкогольной интоксикации, говорили сами за себя.
– Когда за решётку попал? Уточняю, до аварии Даманцева или после неё?
– Двадцать первого числа, через неделю после того как. Ты думаешь….? – Но это другой человек! Мы же вместе смотрели фото Мамонтова!
– Ну да, и ещё раз можно, не повредит. Интересно, что скажет твой «Аладдин»? Заряжай парня на работу.
Всего полминуты, и мультяшный волшебник удивлённо пожал плечами – «…вероятность совпадения не более 50%», – внизу появилась бегущая строка.
– Пол, палец, потолок, электрический звонок, как в детской считалке, – Жека озадаченно смотрел на экран. – То есть, очень может быть, а может, и не очень….
– Женя, сумеешь увеличить фото Мамонтова?
– Без проблем, – его руки забегали по клавиатуре ноутбука. – Есть идеи?
– Конечно, вот смотри, ракурс выбран так, что мы смотрим на нашего героя как бы немного сбоку. Я обвёл курсором контур лица.
– Ну да, очень импозантно выглядит господин Мамонтов, ему бы где-нибудь в рекламе сниматься про кредиты под ноль процентов, и что?
– Очки, Женя, очки. Смотри внимательно. Сдаётся мне, что это всего лишь аксессуар, чтобы создать определённый имидж. Похоже, стёкла без диоптрий, то есть плоские. Видишь, искажений от оптики по границам практически нет. – Стрелка курсора остановилась на оправе очков. – Теперь глянем на «дублёра». Это что-то! Не сразу поймёшь кто такой. Пару недель назад по телевизору видел передачу о жертвах чёрных косметологов. Там девчонку показывали, знаешь, в чём-то они похожи. То ли ей не то вкололи, то ли не так вкололи, но у девушки и нос опух, и веки себе пальцами открывала. И взгляд, Женя, взгляд! Глаза существуют, словно бы отдельно от лица. И на одном фото и на другом, хотя ракурсы немного разные.
– Допустим, что так, а в тюрьму-то зачем? Если бы ему надо было исчезнуть, то свалил бы по-тихому в неизвестном направлении, и ищите, где хотите. Садиться для чего? На зоне всякое бывает, сам знаешь.
– С этим проще всего. Сел под чужим именем, и вышел под ним же, но, уже со справкой об освобождении. По ней получил нормальные документы, и живи на свободе с чистой совестью, то есть сам себе режиссёр, и никому ничем не обязан. Было нечто подобное. Там, правда, мотив другой. За мелкой кражей фигурант хотел скрыть убийство, но прокололся. Тело нашли быстрее, чем он думал. И здесь понятно, зачем имитировал грабёж. Точно знал, где полицейский наряд, и кинулся прямо к ним объятия не просто так.
Но зачем бежал из СИЗО – непонятно. Не факт, что причиной побега стал конфликт в камере. Не тот человек, и не тот случай. Так рисковать, сесть в тюрьму, чтобы закуситься с братвой из-за какой-то мелочи? Потом бежать, и получить довесок за побег ещё в несколько лет?! Не стыкуется что-то. Вопрос – что? Нужна более детальная информация из следственного изолятора. Добыть сумеешь?
– Сложно, но можно. Постараюсь. Надо кое с кем повстречаться лично. По телефону, сам знаешь, такие дела не решаются. Ведомство другое, и там свои порядки.
– Понятно, завтра, прямо с утра займись этим. Сейчас отбой.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 398
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Пред.След.

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2