ОСКОЛКИ СУДЬБЫ

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

ОСКОЛКИ СУДЬБЫ

Сообщение Владимир Воронин 13 Октябрь 19th, 2015, 8:56 pm

Алексею Леонтьеву службу срочную двухлетнюю выпало ломать на Кавказе. Служил инструктором горно-пешеходного туризма на одном из горных приютов турбазы Министерства Обороны Советского Союза. Сама база располагалась в городе Пятигорске, филиалы свои и горные приюты разбросала по всему Кавказу. Алексею повезло, служба ему нравилась. Ещё до армии он полазил по горам, приобрёл необходимые навыки.

Срок службы подходил к концу, он уже и дембельский мундир справил. Хотя солдатскую форму в горах надевал редко. Ходил в «горке» и высоких берцах.
Берцы были тогда в диковинку, достались по блату. Обувная фабрика Таганрога шила такие ботинки для дружественной кубинской армии. Случался брак, который не пропускал военный представитель. Он, наверное, был слишком придирчив. Потому как в своих бракованных ботинках Лёха, как ни пытался, брака не обнаружил. Может, критерии брака были разные. Алексею нравились ботинки за удобство и крепкость. Военному представителю, возможно, не понравились не совсем ровные швы на высоком голенище.

В этих самых ботинках, которыми очень гордился, в брезентовом штормовом горном костюме, который, как говорят, был после войны почти полностью скопирован с формы немецких горных стрелков дивизии «Эдельвейс», в солдатской парадной фуражке, рядовой Леонтьев встречал очередной автобус с «туриками» из Пятигорска.

Первым из подошедшего автобуса выбрался знакомый инструктор группы, маленький, чёрненький, худой чеченец с огромным рюкзаком. Они были с Лёхой приятели. Чеченец рассказывал Лёхе за кружкой чая с дымком, каким великим был раньше его угнетённый ныне народ. И каким великим он станет. Даже писал об этом книгу. Показывал исписанные мелким почерком синие школьные тетрадки. Говорил при этом, что для его книги время ещё не пришло.

Он утверждал, что родная мать, называет сына цыганом. За его черноту. Что настоящие чеченцы - это рыжие голубоглазые богатыри высокого роста. Настоящие арийцы. Тяжкая жизнь под игом Турок-Османов, невзгоды незаслуженного переселения чеченского народа в дикую степь Казахстана, сделали многих чеченцев такими, как он.

Лёхе было всё равно. До службы в армии он вообще считал, что все горцы – это грузины. Однажды очень удивился, когда один шашлычник из карачаевцев за малым не бросился с ножом на туриста из средней полосы, назвавшего его по-грузински «генацвале», что значит «друг». Постепенно к Лёхе пришло понимание, что Кавказ населяет огромное количество небольших, но гордых племён и народов. Каждый народ горд своей историей, традициями, обычаями. Чем ближе географически проживали эти народы, тем больше между ними вражды. На Кавказе мало земли, пригодной для проживания. Отсюда и распри.

Его, казака по происхождению, называли здесь русским. Русских уважали все. Уважали с оттенком боязни. Не боялись. Побаивались. Только русские, пришедшие на вечно воюющий Кавказ, сумели установить здесь мир и порядок.

Чеченец, выбравшись из автобуса, не без труда выволок из створок двери огромный рюкзак, помахал Алексею рукой. Тот знал по предыдущему опыту, что у хитрого инструктора в рюкзаке, кроме деревянной ложки и толстого листа лёгкого поролона для подстилки, ничего нет. Он заблаговременно распределил тяжёлый груз по рюкзакам членов своей группы.

Вторым из дверей автобуса вышел небольшого роста седой человек с зелёного стекла бутылкой пива в руках. Он потянулся всем телом, разминая затёкшие суставы, допил последний глоток пива и бросил тару в камни. Бутылка со звоном разбилась. Алексей направился к приезжему. Вежливо поздоровался. Тихо, но с напором сказал: «Соберите осколки».

Мужчина с интересом, снизу вверх, взглянул на Алексея, на его солдатскую фуражку. Так же тихо сказал: «А я - полковник!». «А я - начальник тутошнего приюта. И если Вы сейчас же не соберёте осколки, этим же автобусом отправитесь назад. Туда, откуда приехали!» Лёха, конечно, немного привирал. Не был он начальником приюта. Настоящий начальник уехал по своим делам в город, оставив рядового Леонтьева за старшего. Но он действительно мог отправить туриста, нарушающего порядок, обратно в дом отдыха. В горах без дисциплины нельзя. А здесь представился случай сразу продемонстрировать всей группе новичков, кто здесь хозяин.

Полковник минуту подумал, направился к камням. Собрал стеклянные осколки и вопросительно посмотрел на строгого инструктора. Алексей показал глазами на урну, стоявшую среди палаток. Полковник понял. Подошёл к металлическому ящику, с грохотом высыпал в него бывшую бутылку. Инцидент был исчерпан.

История на этом не закончилась. Вечером, когда уже стемнело, на пороге фанерного домика, где обретался инструктор горно-пешеходного туризма рядовой Леонтьев, появился давешний полковник. В руках держал бутылку водки. Алексей посторонился в дверях, пропуская гостя внутрь. Отправился в маленькую кухоньку жарить яичницу с тушёнкой и луком. Дежурно-аварийное блюдо на все случаи жизни.

Они познакомились и подружились. Подружились так, как может подружиться умудрённый опытом седой полковник и двадцатилетний мальчишка, волею судьбы поставленный в обстоятельства, когда он вынужден руководить людьми, гораздо старшими и по возрасту, и по званию.

Познакомившись, выяснили, что они не только однофамильцы, но и тёзки.
Полковник оказался боевым. Он был военным специалистом. Воевал во Вьетнаме, Анголе, Сомали, ещё во многих местах. Был советником. Учил пользоваться оружием, которое Советский Союз продавал странам, борющимся за независимость против империалистов. Но скажите, пожалуйста, сильно отличается тот, кто учит убивать, от тех, кто реально убивает?

Случалось в жизни полковника всякое. В одной из стран, куда поставлялись наши танки, оставил о себе долгую память и неизгладимое впечатление.
Дело было так: туземные курсанты стали жаловаться, что очень неудобно расположен турельный зенитный пулемёт на башне танка. Невозможно, мол, стрелять из него по самолётам и другим движущимся воздушным целям. Если сидеть на месте командира танка, пулемёт расположен слишком высоко, если на броне, слишком низко.

Полковник выслушал претензии, осмотрел пулемёт и танк. Затем забрался в башню, встал ногами на место командира танка. Опустил казённую часть пулемёта чуть ниже ремня, на уровень ширинки. Ствол при этом задрался в небо. Нажав на гашетку, выпустил длинную очередь трассеров. Снизу казалось, что он просто мочится длинной светящейся струёй через ствол пулемёта.

Полковник весело обратился к своим курсантам: «Ну что, понятно? Надеюсь, с этим хозяйством все умеют управляться?!» Курсанты весело заржали. Не успел умолкнуть гогот, как неожиданно в небе появилась воздушная цель, самолёт-бомбардировщик противника. Курсанты бросились к своим машинам. Сразу несколько струй трассирующего огня перекрестилось на самолёте. Бомбардировщик загорелся и рухнул в пустыню. Полковник тоже стрелял. Он просто показывал, как нужно пользоваться своим хозяйством.

Впоследствии в этой стране появился специальный военный термин: «Метод ведения огня по воздушным целям полковника Леонтьева». Говорят, этот метод впоследствии был взят на вооружение и Советской Армией. Ещё говорят, что правительство Израиля назначило за голову полковника изрядную премию в шекелях и долларах. Это случилось после того, как он сбил египетской ракетой израильский самолёт. Сам полковник утверждал, что произошло это совершенно случайно.

Такого же мнения были и другие военспецы, присутствовавшие на полигоне, которых с пристрастием допрашивала специальная международная комиссия, созданная по этому случаю. Оказывается, полковник Леонтьев просто наглядно объяснял группе египетских офицеров, как обращаться с пусковым комплексом малогабаритных ракет земля-воздух, недавно поступивших на вооружение.

Во время демонстрационных испытаний, на горизонте появился израильский самолёт-разведчик, пролетавший здесь каждое утро. Полковник, объясняя, что надо делать, быстро произвёл все необходимые манипуляции и, совершенно случайно, до отказа вдавил кнопку пуска в пульт управления. Ракета случайно вылетела. Случайно оказалась боевой. Она разнесла в клочья нарушителя воздушного пространства дружественной страны.

Полковник получил орден Красной Звезды за героический поступок, проявленный на учениях в Саратовской области. Где он отродясь не бывал. Длительный отпуск с выездом на Родину и путевку на турбазу Министерства Обороны в городе Пятигорск. Он мог бы месяц прохлаждаться среди других «матрасников», попивая нарзан из бювета и любуясь горой Машук. Но услышал, что формируется группа желающих выехать на две недели в настоящие горы, с жильём в палатках и выходом в радиальные маршруты.

Радиальный маршрут, это когда группа выходит и возвращается в один день в место своей постоянной дислокации. Таким образом, как бы по радиусам, можно побывать в разных местах, познакомиться с самыми разными достопримечательностями. Примерно так действует группа разведчиков, стараясь ознакомиться за минимально-возможное время с максимально-возможной местностью. Полковник бывал в тайге, бывал в джунглях, бывал в пустыне. В горах не бывал. В те времена в горах не воевали, в горах отдыхали. И от войн тоже. Полковник записался в группу. Дальнейшее известно.

Допив бутылку «Столичной», доев яичницу, новые приятели расстались, весьма довольные друг другом. Завтра рано вставать. Ранней весной группы выходят пораньше, бывает, до восхода солнца. Связано это с тем, что в это время года в горах частенько выпадет снег. Белый и пушистый, он ложится ровным слоем на ранее выпавший, уже подтаявший и уплотнившийся, который превратился в фирн. Ближе к полудню пригревает солнышко. Снег начинает подтаивать, напитываться водой, становится тяжёлым. Его ничего не связывает с ледяной, твёрдой и скользкой основой из старого снега. Малейшее движение, и может сорваться лавина. А это страшно.

Как обычно, ещё до света, группа получила необходимое снаряжение и оборудование, погрузилась в автобус и отправилась к началу маршрута. Это был несложный маршрут. Можно сказать, даже лёгкий. Его часто выбирали инструктора для первого выхода в горы, чтобы присмотреться к группе, понять, кто на что способен.

По каменистой узкой тропе, вьющейся серпантином, необходимо подняться почти на две тысячи метров над уровнем моря. Траверзом пройти старый ледник, горбом возвышающийся над красивым глубоким карстовым озером. Выйти в соседнее ущелье. По нему возвратиться домой, прямо в базовый лагерь. Снаряжение соответствующее. Вся группа в штормовках и триконях. Специальных горных ботинках с железными короткими шипами. В рюкзаке у каждого – комплект длинных ледовых шипов, что подвязываются к ботинкам на леднике. В руках обязательный ледоруб. Инструктора несли с собой комплект верёвок и карабинов. Каждый член группы в стандартной обвязке. Группа шла налегке, с запасом продуктов на один день. К вечеру рассчитывали вернуться на базу.

Обычная группа в горах состоит из двенадцати человек. Так военные психологи советуют. Это максимально большая психологически совместимая группа. Если хотя бы на одного человека больше, группа начинает непроизвольно делиться на подгруппы, ярко проявляются симпатии и антипатии. Зачем это в горах? Здесь и так опасно. Инструктора не в счёт. Инструктор в горах – это почти небожитель. Его распоряжения выполняются беспрекословно. От него зависит жизнь всей группы в целом и каждого участника похода в частности.

Группу обычно ведут два инструктора, заранее распределив роли, внизу договорившиеся, кто из них на это раз главный. В этой группе, кроме двух инструкторов, оказалось тринадцать человек. Изначально было двенадцать. Без полковника, приехавшего на базу позже. В последний момент он настоял на своём и его, в порядке исключения, взяли тринадцатым.

Высадились, построились, пошли. Первый переход. Люди неопытные, идут, кто как хочет и за кем хочет. Один инструктор ведёт группу, другой замыкает. Инструктора внимательно следят за своими подопечными: кто как идёт, как дышит. Как вообще переносит высокогорье.

На первом переходе полковник пристроился идти сразу за направляющим. Он легко шагал по тропе, мысленно удивляясь, почему так медленно и неспешно, ровным шагом движется инструктор. Поднимаясь первым, инструктор тщательно осматривал тропу, пробовал ногой, плотно ли лежат на ней камни. Иногда останавливался, брал в руки камень, который, казалось бы, можно было просто перешагнуть, тщательно укладывал его вверх по склону.

На недоумённый вопрос полковника, зачем он это делает, предложил посмотреть вниз, на тропу. Полковник посмотрел. По тропе, вьющейся серпантином по склону горы, двигались неровной цепочкой туристы. Инструктор предложил представить себе, что будет, если кто-либо из впереди идущих, нечаянно оступится и камень, даже небольшой, полетит вниз.

Камень, теоретически, может пролететь между людьми. А если нет? Разбитая голова, сломанная рука или нога одного из членов группы могут стать причиной неприятного и долгого возвращения вниз, домой, к ближайшему неблизкому медпункту. У этих людей нет навыка передвижения в горах. А горы изменчивы. На место убранного ещё вчера неустойчивого камня мог сегодня скатиться со склона другой, не более устойчивый. Так что лучше перестраховаться, обезопасить от ненужных неприятностей себя и людей вверенной его попечению группы.

Полковник понял. Некоторое время шагал молча, сосредоточенно глядя под ноги. Затем опять обратился к инструктору с вопросом. По его мнению, они вдвоём-втроём могли бы идти и побыстрей. А там, наверху, подождут остальных. Заодно передохнут подольше. На что инструктор попросил заткнуться, поберечь дыхание. На такой высоте просто идти трудно, а он вынуждает ещё и разговаривать. Полковник заткнулся. Он понял, что не всё понимает.

На первом привале инструктора показали, как нужно правильно отдыхать. Объяснили, что идти будет группа как обычно – сорок пять минут движение, пятнадцать минут отдых. На этом же привале распределили, кто за кем идёт, категорически запретив меняться местами. Вперёд поставили немногих женщин и самых слабых мужчин. Именно они будут задавать темп движения, именно на их скорость передвижения будет ориентироваться группа.

Полковник полулежал на своём рюкзаке, как учили, положив ноги на большой камень. Чтобы кровь оттекала от стоп. Изучал своих соседей. Ему было предписано идти как раз в середине группы. Шесть человек впереди, шесть сзади. Не считая инструкторов.

Никогда раньше он не видел этих людей. Вероятность того, что когда-нибудь кого-нибудь из них встретит, приближалась к нулю. Так получилось, что в группе были одни гражданские. Путёвками в военный санаторий поощрили работников одного из заводов, работавших на оборону страны.

Ровно через пятнадцать минут поднялись, построились, как требовали инструктора, двинулись дальше и выше. Разговаривать уже не хотелось, чувствовался недостаток кислорода. Да и на все свои вопросы полковник получил ответы. Двигались ровно, два раза останавливались на короткие привалы. Ровно через три часа, как по графику, подошли к леднику.

Здесь их ждал сюрприз. Вернее, сюрприз ждал инструкторов. Остальные не поняли, что произошло. Люди просто любовались белым, чистым, свежевыпавшим снегом, покрывавшим ледник. Этот-то снег и обеспокоил опытных инструкторов. Снег явно выпал ночью, был глубоким, рыхлым, пушистым. Такой снег почти не опасен в середине зимы. Сейчас же он представлял серьёзную опасность. Могла сойти лавина. А с лавиной шутки плохи.

Выхода было два. Вернуться назад, или двигаться вперёд. Надеясь на то, что снег плотно лёг на ледяное основание и ещё не начал подтаивать. Решение надо было принимать быстро. Мнения инструкторов были прямо противоположны. Они, вопреки правилам, решили посоветоваться с группой. Никто и слышать не хотел о возвращении. Поход только начался, а им предлагают вернуться! Подумаешь, снег! Ну и что, что на крутом, почти вертикальном склоне? А ледорубы на что? Решили идти на ледник.

Инструктора вынули из рюкзака длинную толстую капроновую верёвку, закрепили концы её каждый у себя на поясе. Ведущий пошёл вперёд, на ледник. Второй инструктор, через каждые три метра короткой верёвкой-поводком пристёгивал идущих следом. Снег был очень глубоким. Ведущий с трудом торил тропу, вгоняя в рыхлый снег ледоруб по самую головку. Успокаивало то, что снег сухой.

По крутому склону длинной цепочкой вытянулись туристы. Пробиваясь сквозь сверкающий снег, равнинные люди успевали любоваться горными пейзажами.
Вокруг действительно было красиво. Солнце не успело подняться высоко. На горизонте, в дымке тумана, сиреневой зубчатой полосой виднелся Большой Кавказский Хребет. Самые вершины гор восходящее солнце окрасило в насыщенный розовый цвет. Ниже шла ярко-лиловая полоса тени, куда лучи солнца ещё не проникли, только отблеск их окрасил горы в необычный цвет.

Ещё ниже шла тёмно-синяя, почти чёрная полоса. Эти краски были нереально далеко, но в прозрачном горном воздухе, казалось, что рядом. Совсем недалеко, практически под ногами, в нескольких сотнях метров внизу, темнела чёрная вода озера. А вокруг сверкал снег! Цвета яркие, почти без полутеней, с резкими переходами от одного к другому. Как на картинах Святослава Рериха. Жители равнины, впервые попавшие в горы, не подозревали, что такие краски возможны вообще! Что картины Рериха, которые видели многие, не плод фантазии художника. Фантастические пейзажи существуют на самом деле!

Группа вышла на середину снежного наноса. Склон почти отвесный, но идти можно, снег держит. Снег выше пояса. Идти трудно, но надо. Полковник шёл.

И вдруг сорвался вниз!

В горах всё случается вдруг. Он висел на склоне, на туго натянувшейся верёвке. «Стой!» - одновременно закричали инструктора. Группа остановилась, закрепившись ледорубами. Не мог закрепиться только полковник. Не за что было. Глыба снега под ним обрушилась и с шумом сползла в озеро. Полковник висел в воздухе. Он не был особенно тяжёлым, но два молодых и сильных парня, шедших впереди и сзади него, никак не могли его вытащить. Они напрягались изо всех сил, но ничего не получалось.

Солнце поднималось. Туристы начали понимать, что снег может обрушиться под каждым из них. Запаниковала девица, шедшая первой, сразу за инструктором. Она бросилась вперёд, сдвинув всю связку. Навстречу истерично визжащей бырышне бросился инструктор. Он впечатал её в снег, по ходу дела влепив смачную пощёчину. Иногда это необходимо. Паника временно прекратилась.

Солнце поднималось всё выше и выше. Скоро начнёт таять снег. На крутом склоне молчаливо замерла цепочка из двенадцати человек при двух инструкторах. Тринадцатый висел в воздухе. Полковник понял, чем грозит дальнейшее промедление. Он из последних сил подтянулся на руках. И отстегнул страхующий карабин. Через несколько секунд послышался глухой далёкий всплеск.

В ледяной воде человек может выжить от силы пять минут. Если раньше не погибнет от холодового шока или не захлебнётся. Высота падения была такова, что у полковника не было ни малейшего шанса. Группа продолжила движение. К вечеру вернулись на базу в стандартном составе: двенадцать человек туристов и два инструктора. Утром группа, тихо переговариваясь, погрузилась в автобус и уехала. Желания идти в горы ни у кого не было.

Приезжали следователи. Но из этого озера никто никогда никого не доставал. Списали на несчастный случай в горах. Так оно, собственно говоря, и было.

Рядовой Леонтьев нашёл под столом опустошённую накануне бутылку. Свернув трубочкой, опустил в неё записку. В записке значилось: «Полковник Советской Армии Алексей Леонтьев. Кавалер ордена «Красной Звезды». Это было всё, что знал Лёха о своём тёзке.

Укрепив бутылку на склоне горлышком вниз, начал обкладывать её камнями. Какие смог поднять. Потом в ход пошли камни помельче. К вечеру закончил конусообразную пирамиду из камней почти в рост человека. В горах много таких пирамидок. Всякий прохожий, знающий горы, остановится на некоторое время, поняв, что на этом месте произошло что-то важное. Может, прочтёт молитву на своём языке, какую знает. Или просто помолчит минуту-другую. Потому что в горах может случиться всякое и со всяким.

Пирамиду рядовой Леонтьев соорудил ровно в том месте, куда упала, брызнув стеклянными осколками, пустая пивная бутылка, выброшенная полковником.
Владимир Воронин 13
 
Сообщения: 100
Зарегистрирован: Май 28th, 2015, 12:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 9

cron