Объявления

У Ирины Грин (Грин*)
вышла новая книга

"Нарушенная заповедь"
.


Изображение

ПОЗДРАВЛЯЕМ!
:D

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Lyngaur Июнь 5th, 2017, 3:42 am

Комедия абсурда, сюрреализм, психоделия. фэнтези. Первые части создаваемого в данное время довольно длинного то ли повести то ли романа. Книга "Сеня и Веня" в отличие от клипово-анекдотного формата "Кира Экклезиастова" имеет ощутимо линейный характер, с многочисленными отступлениями, соответствующими снам, трипам, видениям героев, изложенным методом потока сознания, - ритмической прозой и стихами.


Инструкция к применению Великолепного Шарика гласит следующее:
Выжимая сок из сигаретных окурков, необходимо следить за равновесием венецианских канатоходцев. Все великие дела были предначертаны загодя… Все пустяки решаются в порядке импровизации. Шмель Богулатов никогда не летал выше своей головы и никому не советовал прыгать из стоящего вертолёта. Полбеды – начало, а начало имеет неопределённый конец. Конец же всегда неожиданно ярок и непредставимо окончателен.

Итак, забудем все выходки и находки прошлого и пустим рябь в этой ментальной трясине.
Крыжовниковы кружева различаются степенью реалистичности подачи. Апельсины всегда имеют один и тот же неукротимый лоск. Перламутровый огонёк венчает наши покосившиеся крыши
Сеня и Веня пошли по полю в поисках квинтэссенции. Забредая в неописуемые чащи подсознания, они выдерживали ровную поступь, граничащую со строевым шагом. Путь был весьма нелёгок, но разрекламированные носки Адидас спасали положение… Вывихом левой ноги закончился первый час путешествия. Зазубрины на шлейфе фаты являли собой отметины Варфоломеевской ночи. Капюшон с бюстгальтером вразнос на оба копыта… Где снегири не паслись, там не паханая целина талантов. Выйдя вон из памяти, они спрятались за углом… Утюгом прочищенная мебель блестит, как расстроенный рояль. Но мы не будем вникать в эти быть может немаловажные аспекты бытия. Веерная цепь кунилингуса закрепила за собой право быть левой, и, шагнув назад, мы ложимся под сани опиумных мыслей.

Гребень горы возвышался величественно и свежо. Выстреливали тут и там ружья обеспокоенных граждан. Но Сеня и Веня шли всё дальше на восток, отжимая рубахи и крутя усы. Из-за соседнего забора появилась весьма миловидная дева и закидала наших героев вопросительными взглядами, намекающими на то, что, мол, ветер-то дует, но дождя всё нет. Раскрепостившись на полчасика и воздав должное природе, они заправили рубахи и двинулись дальше, обходя дворы и, заглядывая в подвалы и чердаки сиюминутного. Упразднив гордую спесь, Сеня вскинул арбалет и пустил стрелу в сердце мира. Стрела не долетела как всегда. Зато мысли обдолбанных рыбаков остались в неприкосновенности.

Но вот случилась настоящая передряга. Из-за реки словоблудия вышел громогласный воин и начал решать кроссворды. Сеня и Веня и тут не пали лицом в грязь. Завязали узелками свои шляпы и по команде «Огонь!» закидали Громогласного вопросами о несбыточных мечтах пульверизатора. Перепалка вышла торжественно непутёвой. Отрыжки были оглушительны, танцы послеполуденных барышень – близки к естеству.

Продолжая путь дальше, Сеня заметил, что у них кончается провиант. Провиант – дело нешуточное. И они встали на дыбы, выколачивая из себя последнюю дурь. Дури было действительно мало. Решено было свистать всех наверх и упиваться чужим горем. Да ещё худо-бедно пирожки с радостью внушали тёплые воспоминания о доме с привидениями.
Угостившись пирожками, они пошли дальше. Вскоре они набрели на заспиртованный дуб. Дуб был немаловажен и дальновиден. Обойдя пять раз вокруг ствола, ребята присели отдохнуть. Потом ещё пять раз обошли и опять присели. Потом им это надоело; они покрыли дерево непристойными эпитетами и бодро зашагали прочь. Однако ночь уже вступала в свои владения, и нужно было где-то приземляться. Приземлились на аэродроме Шереметьево и сняли номер в местной гостинице. Номер, как номер, только в ванне оказался труп жениха невесты. Сама невеста мирно висела рядом на сушилке для полотенец. Решив, что эта компания не из лучших, Сеня и Веня, выкинули обоих в окно. Теперь, когда номер был свободен, можно было поспать и поудовлетворять нехитрые желания плоти. Однако довольно скоро в номер вломились менты, и ребятам пришлось ретироваться через ходы в безотносительной вероятности.
Не выспавшиеся и злые, шли они дальше путём древних страстей и чувственных откровений.

Увидев однорукого кролика, они сначала не сообразили, что это могло бы значить, и как этим пользоваться. Но, приноровившись, пустили дело в оборот. Обернувшись три раза; медведем, волком и кузнечиком, Веня запрыгнул на верхушку ели и стал оттуда вещать прогноз погоды. На завтра обещалась гроза и ураган немилосердной добродетели. Упакованные по три, Сеня и Веня закинулись пирожками и пошли смотреть пиявок в пруду. Посмотрели. Пиявки имели место быть. И были в месте своего пребывания, как говорится de facto. Кроме пиявок в озере были, карпы. А также сомы. Ещё там были ихтиозавры, но их никто не наблюдал, - наблюдательный пункт был разрушен смерчем ещё в доисторические времена.
- Скажи, откуда ты всегда берёшь этих великолепных мастодонтиков? – спросил Веня.
- У Окуджавы шли переговоры по поводу укрепления позиций внешнеутрированных спекулятивных снегирей, – начал объяснять Сеня. - один из образовавшихся промежутков был заполнен урбанистическими мотивами и быстро-быстро выброшен в народ.
- И?.. – Спросил Веня
- Слушай дальше! Огни Большого города в то время уже были погашены, и велась перестройка Упанишад и Вед. Но… у Василисы Петровны в непосещаемой местности были спрятаны знаки внимания. Упросив её об одолжении, мы зашли за пределы приличия и вынули из сумерек осколки веры. Помнишь, как говорил Гордон: «У меня в левом кармане есть пряник, а в правом кусок мыла. Выбирай способ удолбаться!»
- Я, если честно, никак не возьму в толк, к чему это всё?
- К чему ЧТО? – Переспросил Сеня, удивлённо выпрямив и обратно сжав усы.
- При чём тут Гордон, мыло, Упанишады…
- А причём тут мы!? На этот вопрос ты сможешь ответить? Мы – такой же нелогичный аспект бытия, как это облако в небе.
Возразить было нечего. А о чём изначально был вопрос, Веня успешно забыл. Замолчав и заскучав, он лёг и стал смотреть, как на дереве появляются первые проблески кошачьих глаз. Весна. Убаюканные зрелищем постмодернистского танца пиявок, приятели наконец-то вырубились в блаженный и неприхотливый молодецкий сон.

Купальником кверху, шагал аспирант Академии Лёгких Нравов. Улыбчивые медсёстры провожали его пулемётными очередями. Но, опоясанный капроновым чулком, он не хотел даже слышать эту бабскую трескотню. Он шёл в новый мир. – Мир тревог и неуловимо приятных волнений. Упростив свой шаг до одного, он присел и задумался о вероятности существования параллельных миров. Кто бы другой, отбросил эти неприличные мысли. Аспирант же, влекомый сладостным предвкушением бойни, продолжал веровать в единственно правильный способ мытья посуды. Куда ни кинь, всюду синь. Олени в обервахте заканчивают третью сцену героической саги «Весна нерушима! Весна нелюдима!» Ковыли качаются в такт ударов молота. Но презумпцию уже не остановить. Она идёт, повергая истеблишмент в трепетный ужас. Упразднённая дверь летит со скорость соловья. Никто в этом мире не знает, всех тайн Перестройки. Никто не входил в окно изометрической комнаты. У выпавших в тину начинают отрастать жабры. Жизнь идёт своим чередом.

- Ох, мне такой сон снился! – Пробормотал Веня.
- Какой?.. – спросил потягиваясь, Сеня.
- Какой-то чувак в плавках на всю голову.
- И что он делал?
- Рассказывал что-то о тайнах маринованной гальки. Только я не сильно слушал. Меня занимал артефакт.
- Что ещё за артефакт? – заинтересовался Сеня.
- Ну, это типа кобуры от пистолета и чем-то напоминает торт. А ещё там внутри какие-то шестерёнки разные. Всё крутится, жужжит…
- Однако! И для чего он служит, этот архиакт?
- Артефакт! – Поправил Веня. Он – что-то вроде портала между этим и тем.
- Между чем и чем?
- Да если б я знал! – воскликнул Веня. Они всегда падают как снег на голову, а ты потом ходи, ищи ветра в поле.
- Похоже тебе и в самом деле снег упал на голову. – Засмеялся Сеня.
- Сам ты кротом спроектированный! – огрызнулся Веня.
- Да ладно. Всем нам снятся эти несбыточные фантазии пионервожатой. Однако в путь пора.

И, съев по пирожку с радостью, герои пошли дальше. Вокруг шумели камыши и ветер пел о том, как кто-то наступил на грабли своего либидо. Взойдя на пригорок отмеренной части мироздания, они остановились и стали осматриваться, ища, что бы такое сотворить невостребованно-непринуждённое. И вот вдали завиделся дымок. Явно полевая кухня. Подойдя к кухне и, пожав руку одногорбому повару Средиземья, они откушали немилосердной травы и выводящего кактуса. Приправой служили надпочечники сердоликового павлина. Запили они всё это нектаром запредельной ночи.
- Вот это обед! – воскликнул Веня. – Давно меня так не восполняло!
- Ты хочешь сказать – Не наполняло?.. – Спросил Сеня
- Не выполняло! Не заполняло! Как ни скажи, всё едино. Кайфово откушали.
- Откушали кайфа? – Улыбаясь снова спросил Сеня.
- Да! – резко ответил Веня и умолк обиженно.
- На вот отведай квадратных лягушек и не дуйся! – добродушно предложил Сеня.
- Это другое дело! – обрадовался Веня.
Тут к ним подошёл одногорбый повар и поинтересовался целью путешествия столь доблестных рыцарей подсознания.
- Мы, видишь ли, идём туда, где вода не лилась и ветер не дул. – ответил, подумав Сеня.
- Далёко! – воскликнул повар. - У меня там кузен Брандахмырь живёт. Передавайте ему привет, как дойдёте.
- О, с радостью пренепременнейшей… - Сказал Веня, давясь квадратными лягушками.
На том и расстались.

Сделав два поворота налево и один направо, ребята попали в не ту дверь. Стыдливо прикрыв дверь, они повернули назад, потом опять потыкались в разные углы, потом пришли к камню…
На камне были вот эти вот психоделические строки:

«Налево поедешь, - не забудь включить поворотник;
Направо поедешь, - попадёшь в Гастроном;
Прямо поедешь, - как-бы непонятно…»

- Ну и что делать будем? – вопросил Веня.
- В Гастроном пойдём, а потом решим, что дальше… - ответил Сеня.
В Гастрономе их встретил пожилой негр в расписном переднике. Второй негр помоложе и без передника, зато с бейсбольной битой, стоял за дверью, и не преминул эту самую биту обрушить на голову Вени. Сеня в этот момент ловил очередную и весьма неожиданную порцию кайфа от удара в челюсть.
Однако на помощь нашим друзьям вскорости пришёл диагональный медведь. Он протянул нигеров в поперечнике, сложил синусоидой, и пофрактально перевёл их в седьмое измерение.
Очухавшись после побоев друзья первым делом осмотрелись, принюхались, прищупались, и, нагрузив рюкзаки припасами, пошли обратно к камню.
- Ну, я так думаю, что неизвестность обладает большей влекущей силой нежели, предсказуемые моменты… Идём прямо! – проговорил Сеня.
И они пошли. Долго ли коротко шли, но пришли в Пустыню Сладострастия. Здесь когда-то находилась база “The Independence Group”, состоявшая из силиконовой бабочки и шестикрылого тюленя. Но это было так давно, что и не припомнить, когда. Тюлень давно уже улетел в Подведомственные Земли, а бабочка ушла во внешний мир, проповедовать…
Ныне же на месте “The Independence Group” образовалась Величественная Воронка, которая затягивала в себя каждого, кто не хотел мириться с непреодолимостью пространственно-временного континуума.
От греха подальше ребята решили обойти это стрёмное место на солидном расстоянии.
- Сеня, а ты когда-нибудь бывал во внешнем мире?
- Нет. Что я там забыл?
- Говорят, там, как у нас и в то же время всё по-другому.
- Мне не интересно, что там, кто говорит. - Веско сказал Сеня. – Как попаду, так сам всё увижу.
Веня же понял, что Сене на самом деле интересно, но гордость не даёт прислушаться к чужой информации. Ну и пусть себе пыжится. Попадёт во внешний мир, не будет знать, что к чему.
Тем временем им встретился концептуальный мустанг и предложил составить компанию. Но ребята не склонны были вступать в отношения с сомнительными персонами, и мустанг ушёл не солоно хлебавши.

Поэма в одном четверостишии «Дятел, это птица». Автор неизвестен (или он просто не хочет брать на себя ответственность).

Куполами светлых далей
Ты меня взорви, малыш.
Торжеством огня и стали
Мы поднялись выше крыш.

Купальщицы открыли сезон выжимания бикини. На Островах Правды смута. Идёт изгой изгибом шеи, зовёт, стеная, свой народ… Макродоспехи соловья не выражают бесчестия стае. Ускорение – путь хранения. Стрелы. Стрелы, как огни… Сеня и Веня, запутавшиеся в сетях похоти, решили воспользоваться ножом правосудия. Скользкими руками. Камни. Вверенной судьбой… Зная наперёд все ходы, мы лишаем оптимизма цели.

Какая-то процессия шла впереди. И она была аккурат в процессе пути, когда Сеня и Веня обратили внимание на факт её экзистенции. Замахав, чем можно было, они ринулись вперёд с криками «Победа!»
Неожиданно философское зрелище являла собой процессия. Она состояла из квантовых бегемотиков и дикобразов-скинхедов.
- Куда путь держите? – вопросил Сеня
- А вы кто есть такие? – подозрительно глядя, спросил один из дикобразов, очевидно главный.
- Мы, как были, так и есть – Сеня и Веня. – ответили ребята в один голос.
- Весьма информативно! – ответил дикобраз. – У вас шишки имеются?
- Нет. Такого нет. Только вот у Вени шишка, которую ему молодой Нигер битой поставил.
- Так вы с нигерами дрались? – одобрительно спросил дикобраз. – Это меняет дело.
И он, устроив привал, принялся угощать героев разными шнягами и беседовать о том да о сём.
- А вы не бывали в саду застенчивых крокодилов? Тамошние кипарисы вырастают в четырёхмерной проекции.
- Нет, зато мы видели заспиртованный дуб. – ответил Веня.
- О, это, вероятно, было зрелище не из статичных. – воскликнул один из бегемотиков, чем вызвал к себе всеобщее неодобрительное внимание.
- Не встревай в разговор, когда говорят старейшины! – рявкнул дикобраз.
- Я лишь хотел сказать о том, как загадочен рассвет в необусловленной избе. – возразил бегемотик.
- Это к делу не относится. – был короткий но веский ответ.
- А я считаю, нужно дать бегемотику высказаться. – вступился Веня.
- Ну да ладно, пусть говорит, коли вы так желаете, уважаемый друг. – сказал дикобраз и повернулся к бегемотику с предложением толкать речь.
Бегемотик немножко помялся, потом встал и заговорил чистым баритоном:
- Уравновешенность имеет три координаты. Мы с вами, друзья, стремимся к единственно возможной точке абсолюта. Но, во вверенных нам землях существует масса ошибочных дорог. Как же выбрать ту единственную?.. Этот вопрос не даёт мне покоя вот уже второй час.
- Возьми пирожок с радостью! – предложил ему Веня.
- Ах, это не поможет… Полупроводниковый закат исторгает слишком многомерный вариант сущего! Откупоренная бутылка сияния затмевает мысли о солнечном свете… И, когда уже не остаётся ни единой ортодоксальной мысли, на арену выходят демоны сна.
- А как же харизматичная функция эфира? – спросил Сеня. - Ведь всегда есть путь бесшаблонного путешествия внутрь!
- Путь, может, и есть. Но, среди трущоб кататонических спиралей, его не так-то легко отыскать. Об этом я и говорю, господа.
- Хорошо, предположим, во внезапных кривых индукционного расширения вы упираетесь в кладезь дня… Разве в этой ситуации ваш мозг не начинает обратный отсчёт и не включаются лампочки шизоидного самосозерцания? Выбрасываете все балластные эмоции за борт, поднимаете паруса либидо, и вперёд к новым областям непознанного.
- Вы очень доходчиво всё объясняете, Сеня, благодарю. – проговорил задумчиво квантовый бегемотик. – Но что, если паруса запутались в многомерной паутине логических конструкций?..
- Ерунда! – перебил его Сеня. – Либидо не подвластно каким бы то ни было многомерным конструкциям логической надстройки. Скорее все конструкции развалятся в труху при встрече с неукротимостью змеиного начала!
- Истинно! – подтвердил дикобраз. – Где вы видели, чтобы разум вёл за руку сердце? Скорее мы всегда наблюдаем обратную картину, как бы прискорбно это порой ни заканчивалось.
- Что ж, ваши доводы меня почти убедили. – ответил бегемотик. Но что ждёт наши паруса, если они попадут в ураган неуправляемых страстей?..
- Дак!.. А кто сказал, что будет легко? – ответил риторически Сеня.
Тут уж возразить было нечего и все замолчали, каждый, думая о своём.
Солнце поднималось к зениту и припекало не по-детски. Путём голосования решено было натянуть тенты и спрятаться под ними на отдых.
Пружинистые тапочки свингер-тёти мерно отстукивали чечёточный ритм. Там, где было море, плескалась вода… Из воды торчали чьи-то ноги, неформатно отсвечивающие всеми цветами радуги. Он зашёл по пояс, а вышел по горло. На нём был чехол из полисахарида, и все туземцы, как один, бросились к нему на шею. Многозначительно кивая и жестикулируя, он направил себя в самую гущу событий… Ветер дул с запада, унося с собой испарения человеческих тел, а где-то поодаль чайки уже начинали охоту за рыбьим косяком.

- Сеня, а ты когда-нибудь видел рыбий косяк? – Спросил Веня, едва проснувшись.
- Нет. Я вообще не знал, что рыбы курят.
- Я тоже не знал. Но чайки за ним охотятся.
- Знатный, видать, косяк.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 2

Сообщение Lyngaur Июнь 5th, 2017, 3:49 am

Широка и многомерна Пустыня Сладострастия. Никто точно не знает, где она начинается и где заканчивается. Ведь попросту непонятно, откуда начинать отсчёт…
Распрощавшись с дикобразами и бегемотиками, наши славные герои решительно шагали дальше. Ветер раздувал их спутанные волосы и приятно холодил разгорячённые тела.
Тут, вдали они увидели какой-то непонятный объект. Типа как башня, только согнутая пополам.
- Что это за метаморфозы объективной реальности? – вопросил Сеня.
- Что? – ёмко переспросил Веня.
- Скальпелем во что… Сегрегации позументных надстроек купидонова начала, - выдал Сеня.
- Купидова конца, может быть? – уточнил, усмехнувшись Веня.
- Похоже, это случай, когда начало и конец являют собой одно и то же. Подойдём поближе и увидим.
По мере приближения они заметили, что из объекта идёт дым и слышится какой-то мерный шум, как будто обкуренный барабанщик бесконечно проигрывает одну ноту.
----
Уже, уже кричу я: "Здрасьте!"
Уже, уже я к вам лечу.

На запорошенной латексными изделиями земле возвышалась "ОПНЯ". Так было написано на неизгладимо бесформенной поверхности встреченного нашими друзьями сооружения.
- ОПНЯ! - Сказал Сеня.
- ОПНЯ! - Согласился Веня.
- Будем искать обходные пути, или войдём через дверь?
- Бутафория это всё! Бутафория и провокация! - Ответил Веня. - Кто такая ОПНЯ? Ты слышал раньше такое имя?
- Выше нос, приятель! - Подбодрил его Сеня. - Лепестки Сущего имеют гораздо больше градаций цвета, чем мы в силах вообразить.
Взявшись за руки и зажмурившись, они шагнгули в мутную неизвестность.
Пологня. Полдня. Миноры. Сеня поймал чью-то руку. Завизжала женщина. Сеня услышал, как у кого-то урчит живот, и сразу за этим прозвучала смачная пощёчина. "Веня выхвватил..." решил Сеня. Какая-то невыразимая возня. И голос Вени:
- А чё я? А чё я? Девушка, вы забрали мои трусы! Мои трусы!
Кромешная тьма не позволяла понять, что и где просиходит.
- Девушка, лучше отдайте ему трусы! На них радиация! - На всякий случай крикнул Сеня.
Грохот. Шлепки босых ног...
Вот так всегда бывает! Запустите каблуки в пирожное!.. "Некрономикон" не может дать ответа на вопрос "Где моя зубная щётка?" Если ты управляешь транспортным средством, которое не по средствам тебе, но, непосредственно сам, жди гостей в инаугурационную ночь! Караул-Оба, Оба, Скоба. Внешнеутрированный выхухоль. Керченский валидол имеет экстрасенсорные эманации. Убаюкай свои мечты о Родине и двигай телом навстречу весне!
Веня упал. Сеня тоже упал. Но не так сильно. Чтоб упасть сила вообще не требуется обычно. Но вот Веня таки упал сильно.
- А ви кто? - Прозвучало над ними.
Сеня посмотрел вверх. Это был Вениамин. Антропоморфный армянин. Горбатый нос и весьма фактурный акцент выдавали его с головой, несмотря на всю антропоморфность. Вениамин смотрел на них скептически, с нарочитой небрежностью теребя в руке гранатовые чётки.
Веня изображал танец раненого ужа и, видимо, в своём воображении находился где-то в иных краях, пуская по воде фонарики правды. Сеня и так и этак пытался уложить Веню в доступную восприятию невооружённого глаза форму, но тот всё ускользал, очевидно, повинуясь закону энтропии.
- Ви кто? Спросил я. - Напомнил о своём назойливом наличии Вениамин.
- Ви кто, ви кто... Викторианцы мы! - Отмахнулся Сеня, приподняв и едва удерживая на ногах Веню. Веня всё стремился куда-то уплыть. Пропадал и проявлялся снова.
- Викторианцы? А чиго он такой прозрачный? Откуда ви такие, викторианцы?
Вопросов слишком много было, и Сеня выбрал для ответа самый простой из них.
- Остров Земля Святой Виктории! Слышал о таком? Вот мы отттуда.
- Апро! Апппро! Дай! Дай-ня! ААААААААА! - Это, наконец-то материализовавшийся полностью Веня, взвыл не своим голосом, совсем как кричит младенец только что вышедший из утроба матери.
Армянин чуть не уронил свои чётки и отскочил на пару шагов назад. Дело нужно было как-то решать, но Сеня не знал как. Пирожки с радостью давно закончились. Квадратных лягушек тоже не было под рукой. Пришлось прибегнуть к крайним мерам. Подойдя скраю, Сеня хлопнул Веню по загривку пяткой. Веня, не долго думая (Есть предположение, что он вообще не думал в тот момент ни о чём) снова упал. Но на этот раз уже не сильно.
- Надо чиловеку помочь! Зачем бить? - Воскликнул взволнованно антропоморфный армянин. Чётки в его руке теперь прыгали как живые.
- Амплимантанцы! - Неопределённо воскликнул Сеня.
К этому моменту из Вени уже начали выходить более осмысленные звукосочетания:
- Где? Кто? Арр... Аррр...
- Побочные эффекты перехода через квазизеркало. - Прокомментировал Сеня.
- Можит, дать ему вады? Миниралки?
- Нет! - Жёстко отрезал Сеня, осмотревшись. До него дошло, где они очутились, и что послужило причиной этих ломок у Вени. Он и сам чувствовал себя не наилучшим образом. Ноги его, казалось, стремятся превратиться в дым и отказывались держать на себе груз тела. Как они сюда попали? Шагнули через дверь той штопанной... как её?.. Опня. Теперь нужно как-то прорываться обратно. Пока этот антроморфный не сообразил, что они незваные гости и не сделал из них "армянский чюрчхел".
Это был внешний мир. Здесь они теряли свои силы с каждой секундой. Сеня это чувствовал. И никакая "миниралка" местная делу бы не помогла. К чему бы привело её употребление, лучше и не думать.
И как это случилось? Что их потянуло в ту чёртову дверь? Жажда новизны? Желание испытать что-то новенькое? Вот и испытали. Что теперь? На каждый яд есть своё противоядие, говорят. Если доза не смертельна.
- Fucking shit! - Воскликнул Сеня. Он заметил, что и размышляет он уже в категориях внешнего мира.
- Если хочишь что сделай, я пазваню, что нада? - Армянин (Вениамин, да, но до Сени уже начало доходить, что его как-то по-другому зовут в этом мире), явно сильно волнуясь, уже путался в грамматических конструкциях.
- У тебя розетка есть? - спросил Сеня.
- Разетка есть. Ти телифон зарядить хочишь?
- Да. - Сеню качало. Но он ещё и удерживал Веню, который уже даже восклицать ничего мозговзрывательного не мог. Стоял и пускал слюни.
- Ти скажи номир, и я пазваню! - Армянин был явно совсем не плохим чуваком и хотел помочь. Но понять, какая им нужна помощь увы, не мог.
Сеня всё явственнее начинал наблюдать, как мимо них с Веней проносятся машины, как прохожие таращатся на них в недоумении... Ещё бы! Такого несоответствия законам привычной для них логики они ещё не наблюдали. Медлить было нельзя. Если они задержатся здесь дольше, они или станут такими как местные, или...
Розетку в ларьке армянина Сеня углядел. Также он успел выхватить зрительными центрами такой аспект местной реальности, как металлическкя столовая вилка - она лежала в лотке с чем-то "пахлава медовий".
Не упуская руку Вени - тот всё ещё шёл рябью, пропадая местами, и пускал слюни, - Сеня, из последних сил, шагнул вперёд, оттолкнул армянина - бедолагу отнесло на два метра в сторону, и чётки наконец-то обрели счастье бурной встречи с асфальтом., - заскочил в тесный проход ларька, втащил бултыхающегося, что твой Водяной, Веню... Дальнейшее происходило с молниеносностью, максимально возможной в подобных условиях; Сеня схватил вилку, загнул двое средних зубьев, едва не проколов палец, крепко сжал руку Вени, и вставил вилку в отверстия розетки. Вспышка перекрыла крики, ворвавшихся в ларёк, преследователей.
----
Всем! Всем! Институт Благородных Девиц организует благотворительную акцию под девизом: "Сделай сам себе миньет! Сохрани целомудрие несовершеннолетних девочек!" Под этим лозунгом будут проводиться семинары, концерты, раздача обучающей литературы и буклетов с рекламой вагинальных шариков и анальных расширателей. В детсадах, интернатах будут распространяться тематические игрушки. Школы будут ликвидированы. Вместо школ мы вернём старую добрую традицию мужских и женских гимназий. Мальчики и девочки с препубертатного возраста будут учиться и жить раздельно. В новых гимназиях ученики, пошагово, будут изучать все преимущества однополой любви и самоудовлетворения. Больше у вас не будет никаких проблем! Мир обретёт все краски, утраченные за долгие тёмные века. Никаких ранних беременностей! Девочки будут считаться несовершеннолетними до 21 года, и каждый, кто посягнёт на их невинность, сколь бы юн он ни был, будет признан педофилом. Педофилы будут караться кастрацией и пожизненной каторгой на бесчисленных заводах секс-индустрии. Изгоним их из нашего общества и заставим работать на нашу радость, которую они посмели осквернить. Бесконечное счастье придёт в ваши сердца через великолепие форм и красок, нежной упругости материалов и упоительного аромата лубрикантов. Восславим Содом и Гоморру!
----
- Сеня, ты видел то же, что видел я? - пробормотал Веня. Он едва пришёл в себя после всех кошмаров. Они лежали на траве. Неподалёку плескалась река. Непринуждённая и бесстрастная. Без всякой цели и причины она неустанно несла свои воды к далёкому морю. Несла, повинуясь банальному закону гравитации.
Сеня поднялся на локтях, потом сел, ошалело глядя на текущую воду.
- Они ведь целенаправленно идут к самоуничтожению! - Проговорил он. - Но они ведь не могут быть такими идиотами! Кто-то направляет их, застилая разум красивыми фантиками. "Ароматом лубрикантов", якорная цепь! А нормальные отношения парня с девушкой вне закона. Так ведь лет за 20 можно свести всё население их мира к нулю.
- А они ещё и радоваться этим будут. - поддакнул Веня. Слышал я об одном нашем гопнике, который увёл оттуда целый город детей, заманивая их игрой на флейте. Говорят, дети смеялись от счастья, идя за ним.
- Да, и смех их сразу умолк, как только он провёл их через портал и прекратил игру. Жалко детишек. Народ тогда поздно спохватился. Троих удалось спасти. Да и те с ума сошли, не переварив новых реалий.
- Ну хоть живы остались. Прожили спокойно общественными дурачками. Зато, как того кренделя отделали! Слышал же? Его юзали его собственной грёбаной флейтой! - Веня расхохотался, представив эту картину. Но, взглянув на хмурого Сеню, умолк и кашлянул неловко.
- Ты, что, думаешь, там сейчас кто-то наподобие того флейтиста орудует?
- Я ничего не думаю. - Мрачно ответил Сеня. - Я ничего не знаю... Может, они сами сходят с ума. А, может, кто и помогает... - он помолчал, кусая губы. - Мне, кажется, та хрень неописуемая - ОПНЯ - каким-то образом способствует их разложению. Помнишь, что было разбросано вокруг неё?
- Гандоны. Да. Что-то в этом есть. Кстати, а где она?
- Ты лучше скажи, где мы? - заметил Сеня. - Мы не туда вернулись, откуда выходили во внешний мир. Мы не в Пустыне Сладострастия.
- И чё теперь? - Веня вскочил, взволнованный, но закачавшись, снова присел. - Капец! Ещё не попустило!
- Отдохнём и пойдёи искать... По крайней мере. в нашем путешествии появился. смысл. Вернее, он был изначально. Теперь мы его обнаружили.
- Ты... А...
- Ты чё, опять подвисаешь?
Веня встряхнул головой: - Да не! Нормально! Что делать будем, когда найдём Опню?
- Чё? Пнём её! - Хмыкнул Сеня.
- Не понял.
- Взорвём. Так понятно? - Сеня уже начал терять самообладание.
- А. Это было бы здорово!
- Вот и я об этом.
Помолчали, разглядывая окрестности. Через реку перелетел гладкошёрстный павлин, извергая из клюва похотливое кряканье. В это время два трёхглавых вепря решали какие-то важные вопросы путём мажоритарного голосования.
- Красота всё таки! - Воскликнул Веня.
- Да! - Отклинкнулся Сеня. - Когда живёшь здесь безвылазно, не замечаешь этих прелестей. А вот, побывали во внешенем мире, и теперь можем посмотреть на это немного другими глазами.
- Ага. Квадратными...
- Наш мир ведь тоже ненормален, Веня! Все эти утконосы, зайцы... Но ненормальности нашего мира не ведут к его разрушению. Они как своеобразная пенка на варенье - самопроизвольные всплески биоэнергетических переизбытков. Посторгазменная дрожь нашей природы. И,. как, обязаны они своим появлением причинам положительным и причинам стихийным, то дают нам лишь дополнительную, бонусную радость существования. По большей части.
- Понесло тебя! - хохотнул Веня.- Но всё так! Ты сумел высказать то, о чём я только собирался подумать.
- Эх, Веня! - Сеня улыбнулся и потрепал друга за плечо.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 3

Сообщение Lyngaur Июнь 5th, 2017, 3:55 am

Любая вещь, закопанная в землю, становится кладом. Любой клад, выброшенный на свалку, становится хламом. Любой хлам, добытый на свалке, может позиционироваться, как антиквариат. И кто может сказать, какова истинная цена вещей, их назначение и роль?..

Из дневника Б. Куртуазье:

Шёл солдат, щелкая семки.
Девок в поле углядел;
Ел и грыз солдатик семки.
Семки грыз и щёлки ел.
----
Спустившись к воде и промочив горло (а также зубы и язык - наши друзья были не столь сильными йогинами, чтоб пить носом), Сеня и Веня решили прежде всего раздобыть чего-то съестного. Рюкзаки с припасами из Гастронома (а были ли таковые?) они где-то посеяли в пути. Возможно, что и во внешнем мире - тамошним обитателям достанется множество удивительных артефактов.
Рядом с рекой начинался лес, и они пошли лесом. Пошли в поисках непреложного гриба. Долго ли, коротко ли, час или два, день или месяц... но вышли они на поляну. Поляна вся заросла деревьями, так что понять, что это поляна, не представлялось никакой возможности. Но Сеня понял. А Веня не понял. Они поиграли немного в "понял-непонял", потом им стало скучно, и они снова пошли куда глаза глядят. А, так как глаза глядели, куда угодно, то они и шныряли во все стороны, стараясь лишь не потерять друг друга. Наконец Веня вскрикнул: "Эврика!". Так кричал в своё время Архимед. Он имел в виду, что он "нашёл!" А чё!? Архимед нашёл. А Веня, что, хуже?.. И Веня нашёл. Вот и закричал: "Эврика!". Потому что нашёл. Веня нашёл и закричал:"Эврика!". Но Сеня не догнал этих лингвофилософских аллюзий.
- Какая Эрика? Где ты Эрику нашёл?
- Тут, под деревом.
- Чего там?
- Иди посмотришь!
И Сеня нехотя побрёл в сторону друга. Веня сидел на корточках возле большого камня и рассматривал его. Рассматривал с позиции наблюдателя, без всяких геологических поползновений...
- Ого! - Воскликнул Сеня.
- Ну да. Меня тоже впечатлило. - Ответствовал Веня.
На ровной поверхности камня было написано красной, - выцветшей и облупившейся за долгое время, но вполне различимой, - краской: "Эрика".
- Вот так дела! Что бы это значило? - Проговорил Сеня.
- Женское имя. - предположил Веня.
- Ясно, что не мужское!.. Но кто написал, и зачем? И когда?
- Я надеюсь, ты не ждёшь, что я отвечу на эти вопросы? - Хмыкнул Веня.
Сеня проигнорировал колкость. Он зачарованно смотрел на буквы, написанные на камне. И смотреть было на что. Буквы были прописаны красивым округлым почерком. С едва заметной неумелостью и жеманным тяготением к изысканности. Очевидно, что писала юная девушка. Обладательница имени, скорее всего. Зачем же девушке писать чужое женское имя? Разве что она испытывает розовые амуры? Но это достаточная редкость в наших краях.
- Веня, ты бы потащил ведёрко краски и кисть в лес, чтоб где-то на камне написать своё имя?
- Эээ. Не знаю. А зачем? - Веня выглядел довольно озадаченным такой перспеткивой.
- Вот то-то и оно! Зачем?
- Ну, может, чтоб кто-то нашёл и понял, что я там был.
- "Здесь был Веня". И дата... Мысль хороша. Но почему в лесу? Здесь прохожие раз в сто лет случаются.
- Видимо, потому что больше негде было... - Задумчиво ответил Веня. - А краска... да вот, как-то и краска под рукой оказалась именно здесь, в лесу.
- Похоже. Кто же она, эта Эрика? Писала она давненько уж. Краска едва сохранилась. Не меньше лет десяти назад. Хотя и трудно тут судить. Неизвестно, что за краска - её стойкость.
- И чё будем делать?
- Мы ещё не хавали. Так что, это у нас теперь первостепенная задача. А надпись... Мы лишь можем констатировать факт её наличия. Не больше. - С этими словами Сеня поднялся. - Будем лишь надеяться, что с ней всё было хорошо. С Эрикой.

Где-то через час пути они всё-таки пришли к непреложному грибу и приложились к нему по-крупному. Крупой обсыпана земля, и круглый стол завален хлебом. Насытив свои конкретные физическое тела, они выпали в осадок (осадок выпустили под кустами неподалёку) и уснули молодецким сном. И винить их за это мы, право, не можем. За этот день они навоспрнимали информации столько, что лишь голод заставлял их бодрствовать покуда не был удовлетворён.

Песнь снегиря на заре Воскресенья
Радугой ночи взрывает мой мозг.

Под клумбой папоротников был спрятан календарь майя. Никто не знал об этом. Но делали вид, что знают; наводили на разговоры на абстрактные темы, пытались расшифровать послания идущие от пульсирующих звёзд, завинчивали гайки против часовой стрелки...Один лишь капельмейстер ведал о тайнах жизни на внутренней поверхности мундштука басовой трубы.
В лучах лунного света шла дева, порождённая ночью. Её плоть сияла, как наркотический сон. Нектар вечного безумия сочился из её лона. Она была одна. Она искала Его.

- Ох! Вот это сон! - проговорил Веня, потягиваясь. - Ради такого я бы спал и спал!
- Что тебе опять приснилось? Опять тот парень в плавках? - насмешливо спросил Сеня.
- Какой парень!? Мне девушка снилась! Ох какая же она была!..
- Какая?
- Сладкая как сама любовь!
- Может, у неё сахарный диабет?
- Да иди ты! - обиделся Сеня
- Ну извини! - Сеня миролюбиво хмыкнул. - Чего там у тебя с ней было?
- Да ничего не было. И вот именно вкус её я и не попробовал, если хочешь знать. А она текла. Представляешь?
- Ага. По ногам текло, - в рот не попало.
- Точно! Почему такие сны всегда заканчиваются слишком рано?
- Потому что они лишь показывают нам то, что мы должны испытывать в реальности, и чего нам не хватает. Если б вся радость жизни заключалась в снах, мы бы не просыпались.
- Это так. Но что делать, если реальность какая-то сумбурная? Устаёшь ведь!..
Веня помолчал, погружённый в мечтательную задумчивость.
- И знаешь, что я думаю? - проговорил он.
- Представляю... - многозначительно и иронично откликнулся Сеня.
- Всё смеёшься?..
- Даже и не думал! - Сеня скорчил серьёзную мину. - Так чего ты там думаешь? Говори!
- У меня такое впечатление, что в этом сне я видел её.
- Кого?
- Эрику.
- О, брат! - воскликнул Сеня и замолчал на секунду, поражённый. - Ты только не обижайся! Она там писАла? Или пИсала? Ты ведь только почерк её видел!
- Да. Только почерк. Но, порой этого бывает достаточно.
Сеня смотрел на друга со смешанным выражением тревоги и насмешки.
- Влюблён с первого прочтения. Так выходит?
- Думай как хочешь.
Сеня покачал головой.
- Веня, это конечно хорошо и вообще красиво - любовь и всё такое!.. Но, во-первых тот образ, который ты видел во сне, рождён твоим же собственным воображением, - он сделал паузу, чтоб до Вени дошла мысль, - и отображает твои, и только твои, идеалы женской красоты. Понимаешь?
- Ну и что?.. - недовольно спросил Веня. Весь его вид как бы говорил: "Какого хрена ты хочешь от меня? Я увидел в ней свою радость, и тебе меня не переубедить".
- Ну и то!.. Что девушка из твоего сна совсем не обязательно должна быть похожей на ту Эрику, с которой ты её ассоциируешь. И, вообще, учитывая состояние той надписи, Эрике уже должно быть... немало лет.
Доводы Сени похоже подействовали на несчастного влюблённого, и он заметно скис.
- Да не унывай ты! - Воскликнул Сеня. Нам ещё долго гулять по свету. Найдём ещё девчонок.
- Ты не романтик, Сеня!
- Просто мой романтизм разбился об асфальт безжалостной правды жизни. А ты ещё пока в розовых очках ходишь.
- Ладно. Спор бесперспективен. Давай похаваем ещё гриба и продолжим путь.
- Вот это дельное предложение!
---
Венценосные старцы освежёвывают тело дхармы. Рудра всепроникающий идёт на обгон своего "я", осваивая азы трансгрессии. Все, кто уполномочен быть вне, находятся на полпути... Шаги Сени и Вени отдавались многократным эхом в гулких коридорах вневременья. Но шнурки были завязаны, подгузники надеты... Всё блистало чистотой и пьяной сытостью. Всех разрывало от чувства сопричастности атомному реактору. Редактору прокоммунистических газет снились сны о лете. Ницше, выйдя на базарную площадь, кричал, что он сверхчеловек, и сердобольные граждане кидали ему эквиваленты счастья. Даже Шакья-муни не выдержал гнёта новомодных тенденций и выступил на Вселенском соборе с партией пост-фолк-металла на армянском дудуке.
---
Лес был величествен и широк, не иссякаем и дремуч. Тут и там бегали разные звери, там и тут летали всевозможные птицы, а между этим и тем летали и ползали неисчислимых вариаций насекомые. Что? Не всё перечислил? Микробы там тоже копошились, драгоценный читатель!.А также разнообразные паразиты, грибы, деревья, папоротники, лианы, лишайники... И утконосы.
- Занесло нас, однако! - пробормотал Сеня. Он конечно не против был всего этого дичайшего великолепия жизни, но хотелось бы уже выйти куда-то к цивилизации. Либо цивилизовать какого-нибудь утконоса.
- Дебри! - многозначительно ответствовал Веня.
- Что?
- Где?
- То что ты сказал... Что это?
- Когда именно сказал? - Вопросил Веня в искреннем недоумении.
- Да только что ведь! - Нетерпеливо воскликнул Сеня. Сеня ужасно не любил подобных непоняток. Похоже, они слишком долго гуляли в лесу, и уже перестают понимть друг друга.
- Я.. э...
- Ну!..
- Я забыл. - виновато промямлил Веня, опустив глаза.
- Ну вот ещё! Как так можно! В такую минуту!. Где твоя совесть!? Честь!? Ты разве не осознаёшь, в какое сложное время мы... Оправданному и похвальному возмущению Сени не суждено было излиться в полной мере. Неподалёку от них раздалось весьма внушительное и красноречивое рычание, треснула какая-то ветка... Дальше они уже не различали звуков за свистом ветра в ушах...
Они бежали, как спринтеры, лелеющие мечты о золотой медали. Не включая поворотников и сирены, они неслись вперёд. Исключительным успехом у них пользовался воздух. Воздух напоённый ароматами всевозможных выделений флоры и фауны. Воздух этот они жадно втягивали лёгкими, извлекая из него вожделенный кислород. Сердца их работали, как дизельные двигатели, усиленно прогоняя по работающим на пределе телам обогащённую кислородом кровь.

Как сказал поэт:

Мы вышли из пепла
И в пепел мы канем.
Узрит новорожденный смерти цветок.
Но, сколько есть силы,
Мы жить не престанем;
И кровь горячится, и льётся песок.

- Ну наконец-то! Прибежали! - С трудом выдавил из себя Веня, упав на траву и пытаясь отдышаться.
- Не прибежали а убежали! - поправил его Сеня.
- И то верно.
- Только это и верно! - Возразил Сеня, никогда не терпевший недомолвок и двусмысленностей. - Если ты говоришь: "И то верно.", то, тем самым, упорствуешь в том, что мы, типа, "прибежали", а моим словам придаешь лишь второстепенное значение... Куда мы прибежали по-твоему? Мы в лесу! Как были в лесу, так в лесу и остались.
- И что? - хмуро спросил Веня, пытаясь придумать какое-нибудь веское оправдание.
- Да ничего. Убежали мы, а не прибежали. Вот и всё.
- А ты уверен, что мы убежали?
У Вени аж нерв задергался на виске, так хотелось ему рассмеяться над самоуверенностью Сени. Сеня же с открытым ртом смотрел на друга, не зная, что сказать. Они оба молча поднялись и стали осматриваься и прислушиваться. Лес, казалось, тоже затаился весь. Тихонько покачивались тонкие веточки, шуршали и жужжали насеомые, прыгали с ветки на ветку белки, дятел стучал неподалёку, перекрикивались вороны, кричали дикие коты, ревели медведи, олени ломали рога, устраивая брачные бои... Где-то недалеко грохнулся на землю средней величины метеорит...
- Если мы переместились из точки А в точку Б, то мы в любом случае ПРИбежали, ПРИшли, ПРИскакали, ПРИползли... Короче, добрались так или иначе оттуда сюда! - выдал серьёзным тоном Веня.
- Что? - Сеня смотрел на Веню как на полоумного. - Ты о чём?
- О нашей последней пробежке through the wood. - ответил явно кичащийся своими интеллектуальными достижениями Веня.
- Son of bitch! - сказал, как сплюнул Сеня, после минутного размышления.
- О, я бы не прочь на пляже позагорать! - Мечтательно проговорил Веня. - На тёлочек в бикини посмотреть...
- Иди на ферму работать! Там будешь на тёлочек пялиться. Они там вообще без бикини зажигают. Ещё и молоко дают. А могут и навалить кучу. Это уже кому что больше нравится.
- Твоё ехидство как всегда при тебе.
- Но ведь на то оно и моё!
Ребята постояли немного в молчании, сердясь друг на друга.
- Ладно. Куда пойдём? - Первым нарушил молчание Веня.
- Вот я люблю тебя за такие вопросы! - Воскликнул Сеня, хлопнув ладонями. - Ты видишь какие-то ориентиры? Может, указатели?..
- Я вижу перед собой упёртого осла! - Не выдержал Веня.
- Ах, осла!? - С этими словам Сеня бросился на друга.
Веня отбил кулак, схватил руку и попытался сделать бросок. Но Сеня, удержав равновесие, сделал подсечку, и товарищи упали и покатились, сцепившись в яростной борьбе. И неизвестно, чем бы это кончилось для наших славных героев, если б не появление нового персонажа.

И он пришёл. И приход его был крепок.

Он сел и стал смотреть на развлечение наших товарищей. Наконец они его заметили (то есть, заметил его сначала Веня, но не подал виду, - слишком занят был выкручиванием Сениной шеи и защитой своей собственной... Но потом им обоим надоело играть на публику, и они сели, вопросительно глядя на незнакомца).
- Долгих лет вам здравствования, господа! Извините, что помешал!..
- Да всё пучком! - ответствовал Сеня, потирая распухающий нос. - Ты собственно кто?
- Я собственно новый персонаж.
- Да, но зовут тебя как?
- Так и зовут... Когда старые персонажи выходят из под контроля и начинают буянить, ломать друг другу головы, появляется потребность в новом персонаже.
- Смешно! - Хмыкнул Веня.
- Обхохочешься! - Добавил Сеня. - Мы вообще-то не персонажи! Мы... персоны!
- О, вы ещё те персоны! - иронично вставил незнакомец.
- И у нас есть имена. - продолжал Сеня, не обращая внимания на иронию собеседника.
- Мы Сеня и Веня. - Отчеканил Веня. - То есть, он - Сеня, а я - Веня.
- И именно в таком порядке!.. По-другому не звучит... - Незнакомец хохотнул. - Имена ваши мне известны.
- Тебя как зовут? - Снова спросил Сеня. - Твоё имя нам как-то... не всплывает в памяти.
Незнакомец лишь улыбнулся в ответ. Живописную картину он собой являл: чёрная, с проседью, борода почти до пояса, волосы седые спутанными патлами лежали на плечах, но лицо и глаза принадлежали явно не старому человеку. Одет он был в чёрный, выгоревший на солнце, балахон и чёрные штаны, на ногах чёрные ботинки. Почти что гот. Только косметики и пирсинга не доставало для полной картины Через плечо у него была одета дорожная сумка (можно не уточнять, какого цвета). Эту сумку он сейчас и начал открывать.
- Вы, друзья мои, слишком взвинчены! - проговорил он. - Сказывается обилие непростых впечатлений. Возьмите вот этого снадобья!
Незнакомец протянул Сене и Вене по небольшому белому кубику. Кубики были мягкими на ощупь и приятно пахли.
- Но что это? - Спросил Сеня. Нас не сильно порвёт?
- Не беспокойтесь! С вами будет всё в порядке. Вы откроете для себя много нового в окружающей действительности. Ну и расслабитесь заодно. - Проговорил незнакомец с обезоруживающей добродушностью.
Что было делать? Наши герои, падкие на всё новое, чуток поколебавшись, в итоге приняли предложенный кайф.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 4

Сообщение Lyngaur Июнь 5th, 2017, 3:59 am

Где-то играл варган. Его назоливый монотонный ритм приковывал внимание... Солнце, яростно светившее иссиня-малиновым светом, казалось, пульсировало в этом ритме. Ритм и громкость нарастали, и, вместе с этой дикой музыкой, усиливалась жара. Камни - это были уже не серые, безликие известняк с диоритом, - изумруды, сапфиры, рубины... - всё плавилось и текло сверкающей и переливающейся рекой. Сеня и Веня стояли в центре этого буйства цвета и огня. Стояли над центром. Стояли всё видя и слыша, и, при этом, укрытые от разрушительных температур. Воздух стонал и плакал. Где-то вверху раздался рокочущий взрыв,прокатившийся через всё небо, но вместо дыма и огня, по небу пошли радужные волны. Ощущение было такое, будто мир опьянел: вопиющая нестабильность характеризовалась безусловным позитивом. В шумах текущей породы и взрывов слышался всё тот же ритм, что звучал вначале. Вселенная будто танцевала. Этот танец, этот ритм, были основой её целостности. Тот самый вечный двигатель:. движение, рождённое энергией, рождало новую энергию и новое движение. И казалось, этому не будет конца. Но ведь было начало!.. И ещё друзья видели двери. Двери,ведущие в другие миры. Такие же как этот, но каждый со своим, не сразу уловимым, отличием. Везде жили люди. Везде они имели одинаковые внешностные характеристики, определяющие их, как людей. И ещё этот непонятный флёр позитива... Чувствовалось, что везде, куда только можно заглянуть, царит атмосфера радости. Радость эта казалась столь же невероятно прекрасной, сколь и зыбкой, как цветение розы. И вот, словно подтверждая недобрые предчувствия наблюдателей, начались изменеия; На перламутрово-радужном небе начали появляться чернильные пятна. Эти пятна двигались, амёбообразно меняя форму, увеличивались в размерах. Из них начали изливаться капли чёрного дождя. Чёрная жижа смешивалась с красками до того девственной природы, превращая их в глиняно-серую массу. Улыбки на лицах людей стали сменяться гримасами недоумения, раздражения... Наши друзья не успели оглянуться, как вокруг запылали одинокие стычки и массовые побоища; падали горящие деревья, на которых минуту назад созревали дивные плоды, кровь убитых смешивалась с серо-чёрной жижей, заполняющей теперь всю обозримую часть мира. Вместо влюблённых пар, уединявшихся до того в цветах и травах, можно было видеть насильников, терзающих своих жертв в грязи и золе. Всё что было прекрасным, стало отвратительным, и, в мерзости своей, уничтожало само себя. Вихрь разрушения затягивал в себя всё. Всё. Всё.

Сеня и Веня валялись на земле, рыдая.
- Почему!? Почему!? - Простонал Веня. - Где этот чёрный? Что за гадость он нам скормил!?
- И смылся, гад, пока мы торчали! - Яростно крикнул Сеня, поднимаясь и ошалело оглядываясь. - Всё на месте! Господи! - он прижался к рядом стоявшему дереву, обнял его и снова заплакал, целуя кору.
- Ну!.. Ты.. - Веня хотел что-то сказать, как-то успокоить друга, но понимал, что это невозможно после всего увиденного. Подойдя на нетвёрдых ногах к товарищу, он обнял его и дерево разом, и сам снова разрыдался.
Спустя минуту, малость успокоившись, они сидели под деревом и молчали. Казалось, видение их сломило. Но ведь, они были закалённые ребята!
Сеня сделал глубокий вдох.
- Хорошо. Мы увидели, как всем было здорово, а потом враз стало...
- Песец пришёл! - Продолжил Веня.
- Это целый песище, а не песец! Но не в том вопрос!.. Что там произошло, ты понял?
- То есть?..
Сеня посмотрел на друга с выржением досады на лице.
- Я про то... как там начались эти изменения!.. Тучи эти чёрные... Что это могло быть?
Веня выпучил глаза, пытаясь что-то сообразить, произвёл нечто вроде "ууууу" и замолчал.
- Ууууу? - Спросил Сеня. - Очень информативно!
- Дак, а что ты хотел? Я понимаю в этом не больше тебя! - обиделся Веня.
- Да, муть какая-то! - Извиняющимся тоном резюмировал Сеня. Подобрал камешек и швырнул его в стояще поодаль дерево. Не попал. Разозлился, подобрал другой - по увесистей... Этот не долетел до намеченной цели.
- Fuckin' shit! - Выругался он и ударил кулаком по земле.
- О, с!.. - Повернул руку... с костяшки безымянного пальца стекала струйка крови.
- Не сходи с ума! Членовредительством делу не поможешь!
- Какому делу? Где дело? Нет никакого дела!
- Ну так тем более!..
- Что тем более?
- Не парься!
- Пофигист ты, брателло! - сказал, покачав головой, Сеня. - Не парься? А если мне не даёт покоя картина разрушения всеобщего счастья?
- Ну... - Начал Веня.
- Вот и ну! - продолжил Сеня. - Мы здесь у себя живём, вроде не кашляем, а соседние миры идут под откос! И как? Забить и гулять себе дальше бесцельно? Мне кажется, что нам не зря было показано это всё!
- Лично я считаю, что показано нам это было типа как для общего развития...
- То есть? - Вопросил в недоумении Сеня. - Что значит "для общего развития"?
- Ну... это типа, чтоб мы стали умней...
- А мы, чё, глупые что-ли?
- Ну, как сказать...
- Так и скажи!
- Что сказать?
- Тьфу! Опять ты в понял-не понял играешь!
- Ни во что я не играю! - Обиделся Веня.
Друзья помолчали немного, насупившиеся. Прекратили на минуту самокопание и прислушались к окружающей действительности. В это время стали слышны звуки, которые производил ворон, обрабатывающий свою ворониху. Сочтя эти аудионаблюдения совершенно непозволительным слуховым вуайеризмом, Сеня решил нарушить тишину и произвёл серию звуковых колебаний своей гортанью.
- Кхе-кхе!
- А! Где? - Веня вскочил на ноги, потом на руки; и пошёл колесом по лесу. Треща кустами, распугивая зайцев и косуль, неслось человеко-колесо в непроизвольно-первозданной гармонии круга. Ворон с воронихой, прервав свои бесстыдные дела, разлетелись кто куда и зачем почему. Сыпались иголки с перехлёстной ёлки. В режиме on-line топорщились уши синичек-брадобреек.
Сеня стоял и, закрыв глаза, слушал. Потом закрыл уши и начал смотреть. Это помогло не сильно. Тогда он взял палку и начал выбивать по дереву сигнал SOS: Три коротких, три долгих, три коротких; три коротких, три долгих, три коротких. И сразу пришёл ответ. Дятел где-то на другом краю леса начал выстукивать: . . . _ . . . _ _ . _ . _ . _ _ . _ _ _ _ _ . . _ "F U C K Y O U".
Данное сообщение очень расстроило Сеню. Он сел в позу лотоса и начал читать боевые мантры. Но дятел тоже был не лыком продырявлен. Улетел с дерева за пару секунд до того, как оно взорвалось, разлетевшись по лесу щепами. А где-то вдали гулкое эхо продолжало отзвучивать нехорошие слова.
- Грех так надругаться над тварями земными! - прозвучало над левым ухом Сени. Сеня отпрянул, уже готовый принять новый вызов судьбы и увидел свисающего с дерева розового питона.
- Да не прыгай ты так! Не гоняй ветер! - проговорила рептилия
- Какой ветер? Какие твари? - взвинченно вопросил Сеня. - Какого ты напугал меня, когда я медитировал?
- А ты, дружок, других не пугай, и тебя пугать не будут! Дятла вон как шуганул!
- Дятел? Шуганул?
- Да не дятел шуганул! А ты дятла шуганул!
- А при чём здесь дятел?
- Мы о дятле и говорим! - Питону явно не нравилось развитие беседы.
- И... что?.. - Искренне недоумевая проворчал Сеня.
- Что "и что"? Не обижай живность, говорю! - Розовый питон начинал уже краснеть от гнева.
- Дак кого я обижаю? Меня самого обидели! Нецензурно обозвали! Дятлы! И Веня этот укатился куда-то!..
- О, смотри! Удав! Розовый! - Веня как снег на голову упал! И может, и впрямь, на голову упал, пока катался по лесу.
- Сам смотри! Я уже насмотрелся! - с раздражением, тут же сменившим радость от появления друга, ответил Сеня.
- Слушай, давай его съедим! Я проголодался не хило!
Невинность Вени была как всегда убийственной. Сеня стоял и переводил взгляд с Вени на питона и обратно. Питон же молчал, видимо поражённый ораторскими данными Сениного друга.
- Поскольку НАС здесь трое, и я участвовать в поедании меня, даже если б хотел, не смогу, то едва ли у НАС получится меня съесть! - ухмыляясь проговорил наконец Питон.
- А!.. - Произвёл искренне поражённый Веня. Видимо, Веня не ожидал, что удав разговаривает, и ему даже стало как-то стыдно за неуместно высказанные гастрономические перспективы.
- Я прошу прощения! Я ничего такого не имел в виду! Я вообще не люблю змей! Не люблю есть! Змей! Я! - Веня совсем запутался, и на всякий случай добавил: - Да!
- Да не волннуйся ты! Я тоже не люблю змей есть. - Ответил удав.
- А кого любишь?.. Есть? - Спросил Сеня.
- Это к делу не относится!
- К какому делу?
- Вы про что здесь? - Вставил Веня.
- Вы друг-друга стОите! - Питон хмыкнул.
- А ты нам уже цену назначаешь? - Хмуро спросил Сеня.
- Мы бесценны, если что! - Снова отозвался Веня.
Питон смотрел на парней с кислой ухмылкой. Разговор никак не клеился. Тема про дятла, вроде как исчерпалась, не успев развиться. И повторять всё заново, проталкиваясь через вопросы: "Какой дятел?", "При чём здесь дятел?" было уже лень.
- Эх! Ладно. Поползу я дальше!.. С вами, конечно, весело... Но веселье как-то начинает подвисать...
- А это потому что ТЫ висишь! Ага! - со знанием дела воскликнул Веня. - Вот, если бы ты стоял, - как мы, к примеру, - оно бы тоже стояло!
- Что бы стояло? - Спросил Сеня.
- Веселье же!
- Как это веселье может стоять? Опять сочиняешь! - Сеня не любил ни в чём непоняток. Всё и всех старался вывести на чистую воду. Даже, когда ходил по пустыне. И, надо заметить, в таких случаях никто, обычно не жаловался!..
- Если что-то может висеть, то, вполне себе может и стоять! - Возразил Веня.
- Если у тебя что-то висит, это не значит, что у других... - Сеня осёкся и плюнул раздражённо. "Это удав во всём виноват! Нездоровые фантазии в наши неокрепшие умы вселяет" - думал он, глядя на питона исподлобья.
Питон же думал о том, что давно уж пора оставить этих славных сумасбродов, пока мозг не закипел.
- В общем я типа вспомнил, что у меня на кухне молоко, и вынужден вас покинуть! Удачи!
И питон быстро-быстро уполз по веткам.
- Ну пока! - Задумчиво и с облегчением сказал Сеня.
- Он про молоко говорил что-то? - Веня смотрел с интересом вслед удаляющемуся змею.
- Да какое там молоко! Просто смыться резко захотел.
- А я бы сейчас не против - молока! Эх! - Веня был голоден и печален.
- Меньше по лесу надо было гонять!

------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Самбади шёл по злой пустыне,
Самбади видел три луны.
Истёртым прахом падал иней
На чьи-то грязные штаны.

Летела моль, горели окна,
В углах скрывались упыри
А мы всё меряли волокна
И собирали топоры...

Уба... убаюканный был вечер. Колесом Закона въехали мы в чужую дверь. А там уже осень. Грибы. Сапёры висят на сапёрных лопатках. Мал по-малу выдвигается наш полк в те недалёкие дали, где ветер свистит над кострами ракит.

Упали Сеня и Веня. Сильно упали. И сильно встали. Стали как камень. Лазурит. Уважаемыми людьми стали Сеня и Веня. Все спрашивают: "Как дела?" да "Как поживаете?" А они знай отвечают: "Были мы большими, стали ещё больше". "Были как "Альтфатер", стали Альма Матер".

И прыснули со смеху барышни-нимфетки, и дрыснули в потеху филины на ветке...
- Что есть "золотая середина"? - спросили бельчата Дятла-Сенсея.
- Возьми камень и брось его на землю! Время, когда он будет падать и является той самой "золотой серединой! - Отвечал Сенсей.
- А как это можно применить на практике? - Спросил другой бельчонок.
- В следующий раз, когда будешь перепрыгивать с ветки на ветку, ты это поймёшь!.. - Был ответ.
Бельчата открыли рты поражённые таким откровением.
- Но!.. - начал один
- Но мы ведь всегда так прыгали!.. - Продолжил другой.
- Прыгали, и ничего! - Резюмировал третий.
- Олрайт! А теперь подумайте, что будет, если вы не станете прыгать? - Терпеливо ответил Дятел.
Бельчата озадаченно переглядывались...
- Мы не сможем добывать пищу. Мы не сможем убежать от хищников.... - Ответил хмуро один из них.
- Мы погибнем! - Воскликнул другой.
- Вот вам и ответ! Задумайтесь и не задавайте больше глупых вопросов! - Отчеканил Дятел.
Бельчата, стояли и, шевеля ушами, старательно переваривали всё услышанное. Дятел же, очевидно не желая продолжать урок, вспорхнул и улетел в неизвестном направлении.

------------------------------------------------------------------------------------

- Дятлам бой! - Воскликнул Сеня.
- А... Что? - Веня, ползавший по траве и собиравший землянику, поднял перепачканное красным соком лицо и таращил на Сеню непонимающие глаза.
Сеня посмотрел на чумазого друга и лишь вздохнул в ответ.
Не менее часа прошло прежде, чем они набрели на земляничную полянку. Все пирожки с радостью были съедены, или потеряны при эпичном побеге от незнамо-кого, и утолять разыгравшийся Венин голод было решительно нечем. Веня канючил и ныл, хрипел и стонал, шептал и выл, визжал и кашлял, плакал и свистел... Успокоился лишь, когда нашёл эти призывно алеющие ягоды. Упал и стал буквально слизывать их с кустов... Сеня был рад не меньше! Ведь наконец-то наступила долгожданная тишина, и стало возможным провеси сеанс медитации.
Ну и намедитировал себе! Опять дятла злопакостного довелось наблюдать...
- Прям Вудпекер какой-то!
- Чего? - Веня чуть не поперхнулся, глотая красное месиво и поворачивая голову на 90*. Судорожно сглотнул, и из носа потекли алые сопли
- Я говорю: "Strawberry fields forever"!
- Everybody need somebody! - Нашёлся, заплывший земляникой Веня.
- Да... Всем нужен Самбади. А где его искать?..
- Кого? Чего нужен?..
- Его нужен!
- Как это?
- Ну... примерно так, как ты сейчас стоишь! (Веня стоял на четвереньках с оттопыренным задом, и, вывернув маскимально назад гоолову, демонстрировал Сене истекающее земляничной слизью подобие лица.)
- Ты про что вообще? - Не унимался Веня.
- Про Самбади.
- А это кто?
- Это некто!
Веня крепко задумался, перестал жевать, вытер лицо травой и сел, посидел немного и лёг на спину, подложив руки под голову.
Молчали ребята несколько минут. И вдруг тишину взорвал смех Вени. Он хохотал так задорно, что Сеня тоже не удержался и позволил лёгким вентилироваться в своё удовольствие. Веня катался по траве и хохотал как умалишённый. Глядя на это, Сеня схватился за живот и тоже кончался от смеха. Наконец дикое веселье начало утихать. Всхлипывающий, похохатывающе-икающий Веня начал выдавливать из себя слова:
- А здорово... т-ты надул меня!
- Я? - Улыбающийся Сеня поднял в недоумении брови. - Как это я надул тебя?
- Круто надул! Вот как!
- Видимо, я крутой надуватель! - Решил отшутиться Сеня.
- Ещё какой! - Веня ликовал, заставив приятеля признать свою провинность. - Ведь ты сказал, что это земляничная поляна! А это клубничная!.. Это дикая клубника! Это реально ДИКАЯ клубника!
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Татьяна Ка. Июнь 5th, 2017, 10:39 am

Lyngaur писал(а):Самбади шёл по злой пустыне,
Самбади видел три луны.
Истёртым прахом падал иней
На чьи-то грязные штаны.

Летела моль, горели окна,
В углах скрывались упыри
А мы всё меряли волокна
И собирали топоры...



И хочется сказать автОру...
А может, Автору, как знать,
Не создано такого слова,
Что может труд сей описать...
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.

 
Сообщения: 9134
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Lyngaur Июнь 6th, 2017, 4:59 am

От автОра ЛингаУра
За вердикт аригато!
Текстуальная фактура
Благодарна вам за то.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Татьяна Ка. Июнь 6th, 2017, 10:44 am

Lyngaur писал(а): аригато


стиль японский знают дети-
это лучший стиль на свете.
вам летит ответ с Гранады:
нам "спасибо" - вам "де нада"
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.

 
Сообщения: 9134
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Lyngaur Июнь 6th, 2017, 10:31 pm

Стили разные мы чтим;
В разностилье мы творим.
Растворяя смыслы в звуке,
Мы спасаем вас от скуки.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Lyngaur Июнь 18th, 2017, 4:23 am

Так! Я смотрю, что-то тут заскучал народ! Буду малыми порциями добавлять дальнейшие душераздирающие события этой нетривиальной истории.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 5

Сообщение Lyngaur Июнь 18th, 2017, 4:31 am

Упавшим в снег зачтётся позже.
Шаги весны всегда легки.
Трава блестит и солнце тоже...
И ночь касается руки...

- Где здесь выход?
- По всем правилам архитектуры выход своим местоположением должен соответствовать входу!
Сеня и Веня зашли в Параболический Общественный Туалет и там заблудились... Вонючие, тёмные коридоры, одинаковые стены, повороты, тупики. Здесь можно было бродить годами и так и не выбраться! А можно было просто остаться жить, потихоньку исследуя и осваивая местную флору и фауну. "Поднимать целину Параболического!.." гласила одна из многочисленных надписей на стенах. Надписи большей частью были процарапаны в штукатурке - очевидно, чтоб донести слова до далёких потомков... Были надписи, сделанные карандашом, маркером - это, видать, из недавних, как например: "Отсосу за три палки" и рядом номер... Некоторые надписи были сделаны кровью, некоторые -
- Но мы через вход вошли! А выхода не видим! - Веня заламывал руки в отчаянии.
- Входа мы тоже не видим, если что! - Сеня был тоже деморализован, но владел собой.
- И не видим! И что? - Вскричал Веня голосом близким к истерике.
- А то!.. Что криками делу не поможешь!
- Я знаю, что делать! Нужно разбиться на две группы!..
- Нас всего двое! Ты забыл?
- Но два на два ведь делится! - Не унимался Веня.
- Делится. И получается один. - ответил Сеня хмуро.
- Как? - Веня уставился на друга в недоумении. - То есть из нас останется кто-то один?
Веня отступил на пару шагов, гляди диким глазами на Сеню.
- Ты что задумал? Убить меня решил?
- Да это ТЫ меня скоро добьёшь своей неуёмностью! - Ответил раздражённо Сеня. - Нужно выход искать, а не дурь накручивать!

Мимо пробежала мышь. Такая себе, обычная серая мышь; мышь, не требующая философских велемудрствований для обоснования своего наличия в проявленном мире. Просто взяла да пробежала. Что тут ещё скажешь? Ну, бегают ведь мыши! Не ползать же им! Рождённый бегать, ползать не моги! Интересно, что бы на это сказал дятел-сэнсей? Как бы он применил здесь свою "теорию падающего камня"?
Короче, пока ребята втыкали и теоретизировали, мышь убежала. А вместе с мышью ушли раздражение и обида.

Начались активные поиски выхода. Сеня пошёл наискось, а Веня стал ходить кругами, смещаясь и переводя круги в спирали. Потом пошёл сиинусоидой. Потом запутался в уравнениях и впал в грех уныния. Оно бы ничего, но практиковать грехи в туалете, - дело не из самых достойных. И Веня начал развлекать себя считалочками; сначала посчитал себя, а потом... уже не стал считать. Посчитал это излишним. Излишества же Веня не приветствовал. Веня сел, достал Коран, прочитал две суры и отшвырнул к асурам собачим. Упал, начал отжиматься - опять сбился со счёта, плюнул и начал прыгать на одной ноге. Тут из прохода в не-туда вышел Сеня и стал смотреть неодобрительно на непонятную активность друга. Веня смутился и сел на пол, запыхавшийся.
- Ты тут чем занимаешься? - Строго спросил Сеня.
- Я? Я коран читаю! - С вызовом ответствовал Веня и начал оглядываться по углам, искать, куда залетел басурманский бестселлер.
- Здесь же темно, как в жопе у пророка Мухаммеда!
- Я так далеко не заглядывал! - Ответил, усмехаясь Веня. - Я только первые страницы пролистал.
- Остряк! - Сеня явно оценил Венину находчивость.
Помолчали. Подумали каждый о своём. Но нужно было что-то делать! Не заканчивать же в этом туалете своё психоделическое турне! Как говорил некий нетривиальный господин: "Нет повести печальнее на свете...". Нет! А на нет и суда нет.
- Давай пророем подкоп! - Предложил Веня.
- Какой подкоп? Куда? - Сеня в недоумении смотрел на Веню.
Веня сделал круглые глаза и над ними установил брови домиком. Также для верности он приподнял плечи и развёл руки в стороны. Но не проронил при этом ни слова.
- Уж лучше тогда улететь на воздушном шаре! - Съехидничал Сеня.
Веня тут же поднял глаза вверх и упёрся взором в грязный, в незапамятные времена беленый, потолок туалета. Потолок, служа неотъемлемой частью этого закрытого лабиринта, покрывал все коридоры и развилки, все тупики и лестничные пролёты этого монументального творения анонимного архитектора.
- Не получится. - Сказал Веня.
- Что? - Сеня словно очнулся от забытья.
- Что значит "что"?
- "Что" значит что! Не сбивай меня с толку! - Возмутился Сеня.
- И что?
Веня искренне не мог понять сути Сениного вопроса. Сеня же кипятился, так как очень не любил всяческие недопонимания и ещё больше не любил оказываться в роли непонимающего.
- Я тебя спросил: "Что ты имел в виду, говоря, что "не получится"?"
- Подожди!.. - Веня задумался, почёсывая затылок. - Нет! Ты спросил: "Что?"
- Да! Я спросил: "Что?", имея в виду, что ты хотел сказать... говоря, что... Фу! Якорный рапан! Твоя прямая извилина выпрямляет и мои!
Сеня вскочил и начал ходить взад-вперёд по коридору.
- Ты когда сюда заходил, ничего не заметил? - Задал Веня вопрос.
- А? - Выдохнул Сеня, встав как вкопанный. - Мы вместе заходили вообще-то!
- Заходили-то мы вместе. Но каждый смотрел своими глазами, и получал свою часть визуальной информации!
- И? Какую же часть ты имеешь в виду?
- Ну, ясно дело, твою!
- Мою!.. Так а я не могу уловить, про что конкретно ты глаголишь! - Сеня начал дрожать от нетерпения.
- Там на потолке был рисунок! Птица!
- Не помню... Какая птица?
Сеня не мог взять в толк, придуривается Веня, или говорит о чём-то важном. И эта неизвестность его как всегда выводила из равновесия. Сеня терял равновесие. Его начинало качать. И он начинал себя накачивать.
- Ну, похоже на... - Едва только начал Веня.
- КАКАЯ ПТИЦА? При чём здесь птица? Ты можешь мне растолковать? - Сеня прокричал в диком исступлении, топая ногами и размахивая руками, будто желая изобразить ту самую птицу.
Веня смотрел на друга несколько офигевшим взглядом. Сеня редко выходил из себя, и всегда это было неожиданно и феерично. Вот и сейчас Сеня пошёл красными пятнами, которые особенно выразительно смотрелись на побелевшей коже. Возникала живейшая ассоциация с мухомором. Это наводило на ностальгический лад; Веня прислонился расслабленно к стене и расплылся в блаженной улыбке.
- Ты чего лыбишься!? - Сеня уже так дрожал, что прыгал, как мобильник на виброзвонке. - Я тебе вопрос задал!
- А я не помню! - В наглую ответил кайфующий от воспоминаний Веня.
- Чего ты там опять не помнишь? - Глаза Сени вылезали из орбит от едва удерживаемого напряжения. - Ты мне про птицу какую-то речь вёл!
- А, птица? - Расслабленно пробормотал Веня. - Так я не вёл речь никакую! О чём ты? Я спросил только, видел ли ты её?
- КОГО? - Прокричал Сеня.
- Птицу же! - Ответствовал Веня, слегка поморщившись от Сениного крика.
- Я НЕ ВИДЕЛ НИКАКОЙ ПТИЦЫ! - Казалось, Сеня сейчас взорвётся. Красные пятна на его лице постепенно слились, и теперь он был просто весь красный.
- Так в чём проблема тогда?
Тут Сеня уже не выдержал, и со всей дури ударил кулаком в стену рядом с Веней. Удар был сопровождён глухим треском и осыпающейся штукатуркой. Веня вскочил перепуганный больше за друга. чем за себя.
- Как ты?
Сеня смотрел на кулак и на стену, пребывая в полной непонятке. Костяшки были целые, если не считать лёгкого покраснения и царапин. Зато в стене была пробита дыра. Из дыры дуло ветром перемен. Переменчивые порывы вырывали с корнем деревья и высаживали их заново. Птицы кричали что-то о заплывшем далеко мореходе, мореход же отчаянно жестикулировал, возражая, что он не заплыл, а зашёл; зашёл посмотреть и вышел; вышел - в чём мать родила. Роды принимал малоизвестный некромант, войдя в состояние выйдя. Перепутав преамбулу с гиперболой, он перетянул пуповину мира, от чего случился коллапс безусловностей. Наружу повыходили разномастные капельмейстеры с трёхглавыми ефрейторами, - начали мутить и заморачивать, затенять и протягивать. Так длилось до тех пор, пока не пришли Сеня и Веня. Сеня и Веня (А может быть - Веня и Сеня) вошли в непосредственную близость с посредственными обывателями и накидали им угля в печки. Пуповина сразу же была восстановлена; пошли поезда, задымили пароходы... Где было 10, стало 100. Стало быть не напрасны были мечты Белой девы! Ветреные барышни не любят кататься на ветряных мельницах, называя это дело постыдным (или бесстыдным), говоря, что это дело вызывает пускание ветров. Это дело они имеют обычай практиковать лишь в тиши будуаров. запершись и оттопырившись на все пять.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 6

Сообщение Lyngaur Июнь 21st, 2017, 4:23 am

Сеня и Веня потихоньку приходили в себя, собирая мысли в единый узор, вытряхивая мусор из дальних углов подсознания.
- Эх! Куда это!? - Подал голос Веня
- А? - Лакончино и двусмысленно вопросил Сеня.
- Ты кто?
- Сам где!
- Почему? - Веня с круглыми глазами еле поднялся и сел, раскачиваясь.
- Вечером! - Ответил Сеня, пытаясь что-то поймать или отогнать от лица.
- Какими судьбами? То есть... ЧТО? - Веня смотрел на хитрые движения Сениных рук и пытался как-то увязать это с имеющейся у него супрематической картиной мира.
- Ты где то есть? - Сеня повернулся к другу. - Затун-там! Там! Кам-пам!
- Свечи! - Ответил Веня и кивнул для верности, при этом внутри у него что-то булькнуло.
Сеня начал раскачиваться влево-вправо и производил при этом какие-то с трудом классифицируемые звуки. Веня, желая помочь другу, схватил его голову за волосы и начал бить об пол. Очевидно это подействовало, так как Сеня чуть не сломал Вене руку, высвобождаясь от захвата, вскочил, пробежал пару метров, упал на колени и начал блевать. Это действо имело весьма заразительный характер. Так что Веня, не долго думая, сам начал опорожнять желудок. Выблевав всё, что возможно, ребята снова попадали на пол, обессиленные, но уже, казалось, в полном адеквате.
- Здорово нас продуло! - Веня проговорил
- Я бы сказал, - вдуло! - Икая и кривясь ответил Сеня.
- Где-то вдуло, а где-то и выдуло! Следовательно - продуло! - Веня был бы не Веня, если бы не спорил при каждом удобном случае. А удобными он находил все случаи.
Сеня осторожно поднялся, держась за стену. Посмотрел на Веню, перевёл взгляд на злосчастный пролом в противоположной стене.
- Одним словом - дуло! Хоть я не Штирлиц, а то не форточка...
- Какая форточка?
- Ай, забудь! - Отмахнулся Сеня.
Сеня вглядывался в черноту пробитой дыры. Вглядывался с расстояния. Потом подошёл и начал вглядываться вблизи. Чернота была не полной. Что-то там виднелось. Мерещилось. Мнилось
- Ты уверен, что больше не подует? - Спроосил настороженно Веня.
- Я думаю, что он сдулся!
- Кто?
- Да хоть кто! - С вызовом оветил Сеня и начал расширять пролом. Штукатурка разваливалась от лёгких толчков, обнаруживая за собой пустоту На чём она держалась, было не понятно. Было неприятно. Отвратительно было! Из пролома воняло затхлостью и тухлятиной. Пахлавой несвежей пахло. Воняло огурцами в просроченном маринаде и смердело сардельками из сердца утопленника. Какие-то тараканы бегали в разные стороны, какие-то сидели на месте, нервно шевеля усами. Сеня расшевелил этот тёмный закуток. - Этот вертеп с тараканьими бегами. Сеня пришёл и сказал: "Нечего здесь бегать!" Сказал, как отрезал. А отрезал он всегда смачно, и накладывал с горкой. В накладе никогда не оставался. Однако тараканы не послушались Сеню. Послушались его лишь те, что нервно шевелили усами. Очевидно, нервная деятельность у них была более развита. Или они просто увидели Сеню и забыли, как бегать. От этого и нервничали - развивали свою нервную деятельность. Деятельно шевелили усами. И деловито поглядывали на нарушителя их вековечного покоя.
- Ты что, с тараканами общаешься? - Спросил, подошедший Веня.
Сеня, вздрогнув, оглянулся. Да, тараканы малость завораживали своими шевелящимися усами. Какие-то непростые тараканы были! Нетрадиционной ориентации тараканы. Ориентация на местности у них оставляла желать лучшего. Лучшего из тараканов требовалось принести в жертву, чтоб найти ответ. А ответ, как всегда, был прост, и жертва оказывалась неоправданной.
- Они здесь жертвоприношения устраивали! Прикинь!
Веня что-то пробормотал про-себя. Потом застыл молча. Сеня посмотрел на это и вернулся к тараканам и не до конца разрушенной стенке. Там, в открывшейся комнате стоял какй-то здоровенный ящик.
- Прикинул! - Нарушил Веня тишину.
- Что? - Сеня чуть не подпрыгнул от неожиданности.
- Колёсами по вермишели!.. - Назидательным тоном ответствовал Веня.
- Каккие?.. Слушай, ты чё опять гусей вперёд хвостами гонишь? - Сеня опять начинал нервничать.
- А вот, смотри!.. - Веня подошёл к пролому и указал на тот самый ящик, который рассматривал до этого Сеня. Проследив за Вениным перстом указующим, Сеня увидел какие-то знаки, вырезанные на каменной поверхности ящика - человечки, птицы, всякое другое... И Веня как раз указывал на высеченного гуся и колесо (или, что-то другое круглое) рядом с ним. Под гусём с колёсиком был изображён вертикальный овал, и в нём другие знаки; птица с длинным клювом и пучок из каких-то трёх верёвок, ещё какая-то хрень.
- Да уж! - Провозгласил Сеня, как бы ни о чём, и обо всём сразу.
- Са Ра, Джехути-мес-нефер-хеперу. - Проговорил Веня.
- Что? - Сеня в абсолютном недоумении смотрел на приятеля.
- Сын Ра, Рождённый Тотом, прекрасный формами. - Выдал Веня.
- Что? - Сеня смотрел на Веню, как на умалишённого, сам готовый уйти в омут безумия.
- Тутмос Третий короче! - Отчеканил Веня!
Сеня смотрел на друга круглыми глазами. Потом перевёл взгляд на ящик - или это был саркофаг.
- Как ты смог прочитать? Шампольон ты мой тайный!
- Не знаю! Правда! - Совершенно искренне повинился Веня. - Оно как-то само в голову пришло.
- Слушай, а как он мог быть сыном Ра, если он был рождён Тотом? - Сеня отошёл от шока и вернулся к способности мыслить критически.
- Ты МЕНЯ спрашиваешь?
- Нет, его!..
- Как-то так у них получилось! - Язвительно ответил Веня.
Сеня на это лишь криво усмехнулся и покачал головой, дескать, нехилые были способности у древних!
Разогнав тараканов - тех, у которых нервная деятельность была высокоразвитой (при этом, у некоторых из них случился нервный срыв), - друзья вошли в комнату, очевидно - погребальную камеру и стали вблизи разглядывать саркофаг. Он был огромен. В длину два с лишним метра, в высоту - метр. Стоял он на каменном основании высотой в полметра.
- Как он вообще здесь оказался, этот Прекрасный-формами? - Воскликнул Сеня. - Это ж типа туалет!
- Приплыл!
- Как?
- Это плавательный саркофаг Тутмоса Третьего.
- Ёшкины коридоры! - Воскликнул Сеня и присвиснул. - По канализации что ли?..
- Наверно. - Ответил задумчиво Веня, рассматривая испещрённый знаками гроб.
Сеня тоже начал изучать загадочные символы. Остановил внимание на том самом гусе, на которго ему вначале указывал Веня.
- Кстати, а где ты здесь прочитал "Сын Ра"?
- Ну... - Веня помялся. - Вот этот гусь, это "сын"
- Хорош гусь! - Перебил Сеня со смешком.
- Да, а это вот солнце. Оно же и - бог солнца - Ра.
- Блин! Я думал, это колесо! - Весело воскликнул Сеня. - А вообще оно больше на сиську похожу!
- А, да есть схожесть! - Согласился Веня и рассмеялся.
- Ну правда же! Маленький кружочек в центре большого круга, - это вылитый сосок на женской груди!
Ребята, давно не видавшие женских прелестей, развеселились от таких гипотез.
- Эх Ра! Ещё Ра! Ещё много-много Ра! - Пропел Сеня, смеясь.
- А ты знаешь, что, по одной из их легенд, богиня неба Нут, которая собственно и являла своим телом всё видимое небо, и головой была обращена на запад, а попой - на восток, каждый вечер заглатывала солнце - то бишь бога Ра, - производя этим действием явление заката, а утром, пройдя за ночь весь пищевой тракт прелестной богини, Ра выходил свеженький и бодренький из её ануса, Ра-дуя людей Ра-ссветом!)
- Ох! Круто! - Веня аж захлопал в ладоши и запрыгал от радости, как маленький. - А неслабый у Нут анус, надо полагать!
- Да! - Мечтательно улыбаясь, проговорил Сеня. - Как у Хоткинки Джо!
- Или - у Рокси Рей! - Добавил сияющий Веня.
- Да! Она тоже крутая!
Ребята совсем растаяли от обсуждаемой темы и облизывались, визуализируя широко открытые, призывно дышащие нежностью, отверстия знаменитых порно-див. И неизвестно, чем бы закончилась столь горячая визуализация, если б их фантазии не были прерваны...
Из саркофага начало раздаваться какое-то гудение. Друзья сразу встрепенулись будто ошпаренные и испуганно, и слегка пристыженно, уставились на саркофаг.
- Чего это он? - С некоторой обидой в голосе спросил Веня.
- Наверно, его возмутили наши эротические аллюзии. - Ответил хмуро Сеня.
- Эротические... что?
- Эротические всё! - Отрезал Сеня.
- А?.. - Веня выражал своим видом полное недоумение. Сексуальное наваждение бесследно ушло.
- Ты на гроб лучше посмотри! - Отмахнулся Сеня.
Саркофаг уже не только гудел, но и вибрировал. "Прямо как огромный вибратор!" - Подумал Сеня, усмехнувшись.
- Может, таким Нут пользовалась?.. -Риторически спросил он вслух.
- Чего? - Веня опять выпадал в непонятки.
- Вибрирует красиво! - Ответил Сеня, не вдаваясь в подробности своих мыслей, неуместных в данный момент.
- А Нут причём здесь? - Веня всё не сдавался.
Но тут ребята заметили, что саркофаг, гудя и вибрируя, постепенно начинает растворяться в воздухе.
- Ох, ни... себе! - Вскричал ошарашенно Веня. - Уходит! Может, давай, попробуем задержать его?
- Как? - воскликнул Сеня. - И зачем?.. Пусть себе плывёт, откуда приплыл!
- Так давай попробуем поплыть с ним! - На нём! - Прокричал Веня. Сорвался с места и прыгнул на тающий саркофаг. И упал на каменный постамент, на котором мгновение назад саркофаг стоял.

Остались Сеня и Веня одни, с тараканами. Ну, тараканы у них были, - у каждого свои. Но были и общие тараканы: те, которые бегали и те, которые нервно шевелили усами.
Но собственно не о тараканах речь! Была печаль! Вот нашли, понимаешь, артефакт (или архиакт), а он исчез. И, кто знает, может, в нём был тот самый Тутмос, что прекрасен формами, а они не успели с ним пообщаться. Отвлеклись на... отверстия. И что теперь?
- Надо рыть подкоп! - Подал голос Веня.
Ребята сидели в опустевшей комнате, хмуро глядя на постамент.
- Чё, опять? - С сарказмом спросил Сеня.
- А мы что, уже рыли?
- Нет. Мы уже нарыли!
- Что?
- Саркофаг! - Твоего Джехути!
- Не Джехути, а Джехути-мес! И не мой он вовсе! - Ответил обиженно Веня.
- А чей? - Ехидно усмехаясь спросил Сеня
- Сказано же "Сын Ра"! - Веня как всегда был горяч в отстаивании справедливости.
- Так он, по-совместительству, и сыном Тота - Джехути который, - является! Хитро они там намутили что-то с родителями!
- Это имя просто такое! А то - титул! - Веня вошёл в египтологический раж. - А сыном он - являлся, а не является - Тутмоса Второго!
- Ну, нам он и сейчас, как видишь, явился!
- Вообще-то, это мы к нему заявились, если что! - С важностью сказал Веня.
- Если как! - Ухмыляясь вставил Сеня.
- Что? - Веня встрепенулся весь.
- Да, остынь! - Миролюбиво произнёс Сеня. - Лучше ещё что расскажи про Золотого сокола, Тутмоса нашего! Почему их так много было, Тутмосов?
- Да не много! Всего четыре было! Уважали они бога Тота, видимо.
- Видать, то был ещё Тот бог! - Сострил Сеня.
- Он был и ещё и уже! - Сделав вид, что не понял, возразил Веня.
- И - между прочим...
- Что?
- Был.
- Кто?
- Он.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 7

Сообщение Lyngaur Июнь 21st, 2017, 4:26 am

Веня, открыв рот, смотрел на Сеню. Смотрел, не догоняя, а вопрос задать уже не решался. Надоела ему игра в понял-не понял. И вообще обида давила. Столько интересного сообщил, а в ответ!.. "Что он о себе мнит, этот Сеня?" - Размышлял Веня. - "Или, о себе мнит, что он этот Сеня?" "Или, мнит о себе Сеня, что это он?" В общем, запутался Веня. Не знал Веня, как выразить свой праведный гнев. Поэтому решил зайти сбоку. Зашёл сбоку, а вышел по-диагонали. Вышел нелюдимым. Иноходцем вышел. Вышел, как был - в одной сорочке. Вышел и пошёл рыскать в округе, нарезая круги и отмеряя квадраты. Резчиком он стал отменным. И запатентовал свои исключительные способности на память потомкам. На память потомкам он вырезал из цельного диабаза плавательный саркофаг для Тутмоса Третьего. Тутмос наградил его Непечалью Вечной и тенью молодой Луны. Сам же лёг в саркофаг и уплыл. Уплыл Тутмос за пределы Двух Царств и за пределы Дуата. "Господин до предела" - Неб р джер. Или "Господин без предела" - Неб н джер. Короче беспредельщиком большим был Тутмос третий! Финикию с Сирией, а также - Судан с Кипром держал в железном кулаке. Кулак для него изготовил сам Веня - из метеоритного железа. Тутмос на радостях назначил Веню Визирем - Чати. Чати из Вени был, правда, не ахти какой. Часто висел в чате. Но иногда выходил в сад. Там давал распоряжения. Когда Тутмос был в отплыве (в саркофажьем плавании), Веня единолично заправлял делами Двух Царств, и делил радости звёздных ночей с Хатшепсут, мачехой и конкуренткой-соправительницей Тутмоса, юного и ветреного саркофагоплавателя. Ночи сменялись днями. Дни подмигивали глазом-Солнцем, похожим на женскую грудь. Ночью обе груди и чресла поили сладостью до утра. Жизнь текла и переливалась ласковым блеском, как нить жемчуга в девичьем лоне. Опьянённая этим нескончаемым праздником нежности, Хатшепсут, называла его - Ун-маа - "Реальность". Тутмос же просто звал его - Веня. Ёмко и ни о чём!.. Однажды Тутмос позвал Веню поплавать вместе в саркофаге. Отказывать царю - дело не из самых безопасных. В общем они поплыли. Оставили Хатшепсут унывать по своему драгоценному Ун-маа, утоляя печаль делами государства.
Плыли Тутмос и Веня в непреложной полутьме Заземелья, выходили в фарватер и заплывали в нейтральные воды, играли в "морской бой" с пурпурными пиратами синей мглы. В этих баталиях Тутмосу всегда помогал его железный кулак - гордость владыки, и слава Вениного мастерства. Плавание проводилось по разным эманациям бытия и одновременно в нескольких направлениях пространственно-временной Розы Мира. Столько, сколько видел и слышал Веня в процессе этого плавания, хватило бы на десять тысяч земных жизней. И не было слов, чтоб передать все впечатления этого мультипространственного и мультивременного плавания. Да и зачем слова? Слова нужны, лишь, чтоб обозначить внешние контуры, поставить лучезарные метки в ключевых точках описываемого неописуемого, и дальнейшая реконструкция-восполнение этой многомерной ткани жизнью зависит уже от читающего-слушающего! И каждый здесь увидит своё. И каждый будет по-своему прав! Как прав каждый из слепцов, ощупывающих с разных сторон слона.
Тутмос с Веней плавали долго. Но однажды Вене приспичило, и он предложил устроить пикник на обочине. Пикник вышел знатный. В употребление шло всё, что бегало, прыгало, росло и лилось. На исходе девятой ночи Веня отошёл таки отлить, и забыл себя. Вспомнил на утро. Но вокруг, почему-то было темно и он опять выпал. Потом, поймав рассвет, выкарабкался на камешек ящерицей и стал осматриваться, где, как и почему. Не найдя ответа на эти экзистенциальные вопросы, он зашёл за угол и помочился там на радость солнечным зайчикам. Вблизи угол был прямой, а издали казался острым. Веня заинтересовался этим уникальным явлением, и стал его изучать. Плодом многолетнего изучения феномена стал внушительных размеров трактат "Геометрические аберрации в условиях нелинейной материи". Веня выпустил сей неслабый труд и ушёл в запой. В таком-то состоянии его и нашёл Сеня. Вывел его Сеня из запоя солёными огурчиками да квасом и повёл по бабам. В общем потерялся Веня. Спутался он с Сеней и потерял пути.

Крепкая пощёчина вывела Веню из трипа. Сеня держал его за плечо и обеспокоенно всматривался в лицо.
- Ну наконец-то! С прибытием! - Воскликнул, смеясь Сеня.
Веня смотрел на приятеля и молчал. Видение-воспоминание оставило тяжёлый осадок в душе, а этот... смеётся как всегда!
- Ну чего молчишь? - Веселье Сени слегка ушло, уступив место непонятке, при виде хмурого лица Вени.
- Всё нормально! Мне нужно отдохнуть. - Неуверенным голосом проговорил Веня.
Сеня посмотрел на друга задумчиво.
- Отдохни! - Сказал, кивнув. Отошёл и сел к стенке, искоса поглядывая на Веню.
Посидели молча минуты две. Потом ещё минуту-другую. Потом Сеня достал губную гармошку и начал играть "Блюз третьего фонаря". И вот, во время исполнения этой классики жанра, в месте, где должны звучать слова "три четверти дня я закидывал мило, и милой закидывался натощак", до ушей приятелей донёсся какой-то отдалённый грохот. Что-то обвалилось в одном из коридоров. Шум обвала сопрождался весьма витиеватой и красочной нелитературной речью, выраженной на довольно высоких тонах.
- Ты слышал!? - Это Веня к вящей радости Сениной подал голос, выйдя наконец из ступора.
- Слышал ли я? Слышал отнюдь! То есть, слышал едва! Конечно! Блин! - Сеня сплюнул в сердцах. - СЛЫШАЛ Я КОНЕЧНО!
- А зачем так орать? - скривившись, воскликнул Веня.
- Так, может, я хочу, чтоб тот, кого мы слышали, услышал нас! - Резонно ответствовал Сеня, подходя к пролому в стене и запихивая гармошку в карман на ходу.
Веня тоже поднялся, и вместе они выглядывали в коридор, прислушиваясь. И, если смотреть из коридора, то были бы видны две шкодные лохмато-бородатые головы весьма живописно выглядывающие из пролома в стене. Однако, в качестве наблюдателя Сене-Вениных голов была одна лишь летучая мышь, которая висела поодаль под потолком. Зрелище это дли мыши было конечно далеко не самым рядовым и обыденным, но и не сказать, чтоб она испытала какой-то культурный шок в связи с увиденным. В состояние эмоционального трепета мышь эту могли привести лишь всевозможные летающие мошки. И, так как головы Сени и Вени на мошек походили с весьма большой натяжкой, то и интерес для летучей мыши они представляли не больший, чем неприличные граффити на стене.
- Что-то мне не нравится, как та мышь на нас смотрит! - Пробормотал Веня.
- А как она смотрит? - Спросил Сеня, с трудом найдя взглядом мышь.
- Как на пустое место! - Твёрдо ответил Веня.
- Во как! - Сеня аж присвистнул от такого заявления. - А как она должна смотреть? И вообще, она тебе нужна? С каких это пор тебя стали мыши беспокоить?
Веня открыл было рот, намереваясь высказать веский и основательно аргументированный ответ, но в этот момент до них донеслись шаги и чей-то оклик: "Эй! Кто здесь?"
- Здесь мы! А ты там! Кто? То есть, КТО ТАМ? - Путанно откликнулся Сеня, и, повернувшись к Вене - Нахватался я от тебя!.. С твоими мышами!
- Это ещё смотря, кто от кого нахватался! - Ответил обиженно Веня.
Сеня только гневно оглянулся на друга... ничего сказать уже не успел. Из - за поворота показался наконец незнакомец, и ругаться при нём было как-то стыдно.
- Ого! - Было первое восклицание незнакомого гражданина при виде дыры в стене и двух торчащих оттуда голов. - Ну здрасьте, господа! Давно здесь?
- Да недавно! - Ответил Веня.
- Сейчас! - Сказал Сеня и запнулся. Оглянулся на Веню, выразительно хмуря брови. Повернулся к незнакомцу и продолжил: - Вообще давно!.. - Замялся. - Или не очень... Тут, видишь ли, не так всё просто объяснить!
Незнакомец покивал понимающе - или делал вид, что понимает. Был он такой же лохмато-волосатый, как и Сеня с Веней, в грязной непонятной одежде. Но лицо было радушным. Очевидно было, что он рад встретить в этом лабиринте хоть кого-то. Даже таких мало соответствующих средней статистике персонажей, как Сеня и Веня.
- Потерялись вы, вижу, крепко! - Произнёс он сочувственно. Но давайте знакомиться что ли! Меня зовут Кир Экклезиастов!
- Это... зовут... Кого Экклезиастов? - Проговрил Веня с круглыми глазами.
- Это меня так зовут! - Ответил представившийся и расхохотался! - Задорный такой смех! Живой!
- А Кир кто? - Не унимался Веня. Сеня же явно был не в себе и тупо молчал, играя желваками.
- Да это ж я самый! Кир Экклезиастов!
- А... - Начал Веня, но Сеня поспешил его перебить, ткнув локтем.
- А мы - Сеня и Веня. То есть я - Сеня, а он - Веня! Вот!
- Оригинально! То есть, очень приятно! - Сказал Кир, улыбаясь. - Так, а будьте столь любезны, растолкуйте вашему покорному слуге, где он имеет счастье находиться?
- А?.. - Это опять был Веня.
- Что это за катакомбы? - Уточнил Кир.
- Это... Это туле.. па... - Веня тщился произнести нужные слова, а они всё никак не складывались у него на языке.
- Это Параболический Общественный Туалет! - Сказал Сеня.
- Да! - Подтвердил Веня. - А ты, наверно, не здешний?
- Параболический?.. С присвистом воскликнул Экклезиастов. - Занесло меня!.. И как оно здесь?..
- Оно что? - Спросил Сеня.
- Ну... параболичность местных координат, должно быть, накладывает определённый отпечаток на находящихся здесь!
- Ничего не накладывает! - Задумчиво проговорил Веня.
- Ты лучше скажи, как сюда заявился? - Спросил Сеня. Судя по звукам, ты провалился сюда через потолок? Покажи, а то мы уже... замаялись тут!
Сеня при этом пытался протиснуться в пролом, но, так как рядом стоял Веня, так же высунувшийся по плечи и норовящий выбраться весь, то у Сени это не очень получалось. Получалось как-то не так. Ерунда получалась полная!
Кир, наблюдая эту картину, печалился и веселился одновременно. Ведь не часто встретишь таких живописных персонажей.
- Вы бы по-одному как-то!
- Что? - Спросили друзья дуэтом.
Кир решил, что надо людям помочь. Но, как именно помочь, - не решил.
За всем этим наблюдала та самая летучая мышь. Мышь начала немного беспокоиться. Ведь в добавок к двум головам в проломе стены, которые чего-то там дергались, производя непонятные звуки, появилась новая голова - со всеми остальными дополнительными аксессуарами. Голова бы ещё ничего. Но, когда голова укомплектована ещё и туловищем с конечностями, это получается занабто! От такой головы можно ждать чего угодно! Вдруг она захочет употребить мышь по пищевой надобности! А мышь, хоть и большая поклонница чревоугодия, вовсе не рассматривала себя, как средство утоления чьего-либо аппетита. "Поэтому, лучше отсюда убираться!" - Подумала она. Отцепилась от потолка, сделала вираж перед носами Сени и Вени и улетела в противоположную от Кира (решающего, как помочь Сене и Вене) сторону коридора.
Этот вираж возымел поистине замечательное действие на Веню. Веня рванулся назад, освобождая наконец место для Сени, и полетел кубарем на постамент, коий занимал давече плавательный саркофаг Тутмоса Третьего.
- Ну это никуда не годится! Второй раз в одно и то же место падаешь! - Воскликнул Сеня, подходя к поверженному другу!
- Ну вот! Зато освободились! - Сказал сияющий Кир, просовываясь в пролом.
Осеменители белых планет всегда налегке и всегда по-теме... Раз-два и срывает сопла у мегатонных ракет. Мы ждём, а нас не едут! Дождём нас не идут! 3-Дэ внучка закинула туесок за спину и ушла в омут. Помутилось у старых квакеров внутри. Вышли они на берег и стали стоять, как стояли, только наизнанку. Выронив табель... выровняв... вирунил... вил... вёл по кругу. Встал и вышел. Не зашёл больше. И тем не менее, 3-Дэ внучка наковыряла добавочных правил и выслала весь массив в Акапулько. Закатапультировав в точное место, неприметным жестом выведи остаток на бумагу, и дальше по накатанной!..
- Ух!
- Упса!
- У пса?
- Нет!
- Что? Где мы? - Вскричал Веня в панике.
Он вскочил и с разбега влепился в стену. Мягко отрекошетив, плюхнулся на пол некрасивой кучей.
Сеня ползал в поисках чего-то, что было ведомо лишь переменчивой ряби его плывущего сознания.
Один Кир Экклезиастов был молодцом. Он держал в левой руке таракана, а правой снова и снова пересчитывал его шесть ног, ничуть не тяготясь неудобством своего положения (надо полагать, таракан тоже не тяготился. Лишь нервно шевелил усами). Наш герой висел в проломе стены, надёжно опираясь об пол комнаты макушкой головы, а ногам позволив беззаботно свисать по другую сторону, в коридор.
- Ушата воды не неверных! - Это вскричал очнувшийся Веня. Он силился встать, но никак не мог преуспеть в этой затее.
- Кто мне скажет, какой сегодня праздник? - Это был опять Веня. И тут же сам ответил. - Сегодня два, четыре!
Ползавший Сеня вдруг замер и начал мелко подрагивать. Вдруг он резко вскочил на ноги и так же быстро хлопнулся спиной, смачно треснув головой об каменный пол. Этот стук, похоже, привёл Веню в некое подобие осознанности.
- Что? - Воскликнул Веня. Повернулся, опираясь на локоть и стал рассматривать лежащего рядом Сеню.
С глухим шумом и восклицанием: "Overdrive" наконец-то полностью ввалился в комнату Экклезиастов. Таракана у него в руках уже не было. Очевидно, убежал продолжать дальше, уже самостоятельно, вести подсчёт своих ног. - Дурной пример заразителен!
Кир уселся возле пролома, потирая макушку, натруженную долгим стоянием, и глядя на лежащего ничком Сеню и втыкающего Веню.
- Что здесь произошло? - Подал он голос. Понял, что голос был невыразителен. Прокашлялся и продолжил:

Я вижу ветер в головах
Я слышу падающих прах
Бежать нет сил, стоять нет мочи.
И жрут меня отребья ночи.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 8

Сообщение Lyngaur Июнь 25th, 2017, 12:38 am

- Это круто! - Выразил свой вердикт, очнувшийся Сеня.
- Почему? - Вопросил Веня, глядя то на Сеню то на Кира.
- Что например? - Откликнулся Кир.
- А? - Последовал весьма сжатый Венин вопрос. Рот его был открыт, под распухшим носом запеклась кровь - последствия эпичного удара об стену.
- Да ты ещё не пришёл в себя, друг! - Ласково проговорил Кир. - Может, это поможет?..
С этими словами, Кир достал из кармана пакетик с травой. - Не пирожки с радостью, не всяких там лягушк квадратных, а обычную нашу родную ганджу! Из другого кармана он выудил небольшую деревянную трубочку, забил её плотно, - Сеня с Веней в это время кое как поднялись, подошли поближе и сели рядом, - раскурил и дал продегустировать Вене.
- Ого! Как кайфово! И нос перестал болеть! - Веня раскачивался, сидя по-турецки, улыбка блаженства украшал его слегонца примятый фейс.
- А ну, дай мне! - Воскликнул внимательно наблюдавший за другом Сеня.
На Сеню трава произвела столь же благотворное воздействие. Посидели, попыхтели. Расслабились.
- Хорошо! - Сказал Сеня, с несходящнй расслабленной улыбкой на лице. - Откуда ж зелье такое блаженное?
- Да у нас растёт! - Отвечал Кир. - Не так, чтоб повсеместно. Но есть!.. - Вздохнул. - Уничтожают, гады!..
- Какие?
- Почему? - Сеня с Веней встрепенулись.
- И где ты живёшь? - Слегка настороженно спросил Сеня.
- Ну... Столько вопросов! - Кир почесал затылок. - Уничтожают менты и специальные госслужбы. Потому что им, видать, не по-кайфу, когда народу кайфово! Живу я...
- Ты из Внешнего мира! - Вскричал в ужасе Сеня.
- Из чего? - Кир спросил непонимающе.
- Чего ты так истеришь? - Воскликнул Веня. - Какая разница, откуда он? Главное, трава у него классная!
- Трава! Об этом и речь! Что с нами может произойти от этой травы!? Нас и так плющит от всякой непонятной лобуды здесь!.. Ты забыл, как я тебя вытягивал, спасал от того нечеловеческого армянина?
- Но пока ведь ничего!.. И то был антропоморфный армянин!
- Да знаю я!.. Там-то у них он вообще обычный армянин! Стандартный! Да речь-то сейчас не об армянах! А о том, как хреново нам тогда стало во Внешнем мире!
- Подождите, парни! Я кажется начал догонять! - Обратился к ним Экклезиастов. - Вы в отношении меня в другом измерении находитесь, и вам опасны наши продукты. Так вот. Смею вас заверить, что здесь, с вами я нахожусь в состоянии сна! И посему трава не должна иметь каких-то нездоровых эффектов!
- Но ты материален! И твоя трубка и трава материальны! - Возразил Сеня, трогая Кира за руку.
- Я материален не более, чем mp3 копия аналогового аудио! Вроде то же самое, но качество другое.
Сеня с Веней задумались. Нервозность, страх вроде ушли...
- Как это возможно? - Во сне? - Спросил Сеня.
- Ты забыл, что у нас всё возможно! - Со смехом ответил Веня.
- Ай, подожди! - Отмахнулся Сеня. И, повернувшись к Киру - Если ты спишь, то, получается, что мы - твой сон?
- Ну... в известном смысле да! - Ответил, задумчиво Кир.
- То есть мы не реальны? - Сеня волновался не на шутку.
- Я предвидел этот вопрос. - Начаал Кир и замолчал на мгновение. - Ведь вы здесь были до того, как я появился?
- Ну да! - Хмуро ответил Сеня.
- Вот! Следовательно, ваше существование от моего сна никак не зависит! - Экклезиастов снова сделал паузу. - Но, так как я нахожусь здесь в состоянии сна, то и вы и этот - как его - Параболический - являетесь частью моего сна, - лишь в смысле моего вас восприятия. Грубо говоря, вы здесь у себя, и вы здесь реальны. Я, в отношении вас и этого места, реален лишь от части. И, в свою очередь, вы в отношении меня, в доброй степени - иллюзорны!
- Забавно! - Резюмировал Веня. - Но ведь тебя тоже нахлобучило одовременно с нами! Кстати, что это было? - Вопрос он адресовал Сене.
- Что? - Отозвался Сеня
- Колбасило нас здесь из-за чего?
Сеня только плечами повёл в ответ.
- Это во второй раз! - Продолжил Веня. - В тот раз из комнаты подуло каким-то... выхлопом. А сейчас что?..
- А сейчас - ЗАхлопом!..
- Что?
- Ничего! Откуда я знаю?.. Здесь твой старый знакомый, Джехутимес откисал. Тебе должно быть виднее, что за чертовщина здесь происходит!
- С чего ты взял, что он - мой старый знакомый? - Возмутился Веня.
- А откуда ж тебе могло быть известно его имя!? И как бы ты вообще смог прочитать его? На египтолога ты вроде не учился! - на моей памяти...
- На твоей памяти, вот именно!.. - Ответил зло Веня.
Сеня молча уставился на друга, хмурясь и что-то обдумывая...
- Извините, что встреваю в вашу милую беседу! - Подал голос Кир. - Как я понял, здесь был ещё кто-то?
- Да, был! - Ответил Сеня. - Только мы в гробу его видали!
У Кира отвисла челюсть от такой подачи материала.
- Он в саркофаге находился! - Объяснил Веня.. - В плавательном саркофаге...
У Кира, в добавок к отвисщей челюсти, полезли глаза на лоб.
Сеня, глядя на Кира, расхохотался.
- Ты думал, в сказку попал? У нас здесь всё такое... расфигуристое! Мы-то привыкли. А тебе внешнему удивляться и удивляться!..
- Да, как бы и я - не зубочисткой ковырянный! - Отвечал Кир Экклезиастов. - Я, коли хотие знать, - поэт! А поэты у нас - народ-то непростой! Всякие разности случаются с нашим братом. Но вот, плавательных саркофагов я как-то не встречал! Да и в туалетах параболических не тусил... Так что, друзья, поражаете вы меня слегонца в темячко инфой!
- Не поражайся, - и не поражаем будешь! - Продекламировал Веня.
- Тут я согласен! - Отвечал Кир. - Но, знаете, этот процесс не всегда от нас зависит!
- Да, но сейчас вообще не об этом речь! - Сухо заявил Сеня.
- Ты о том, что нас плющило? - спросил Веня.
- Да и не об этом я! Поплющило и перестало! Вопрос в том, как выйти отсюда!? - Сеня глянул на Кира. - Ты как сюда попал? Мы слышали грохот обвала и твоий голос...
- Так... а... понимаете, какие чудеса! - Начал Кир, задумчиво. - Встаю я, значит, ночью по малой нужде, иду в туалет, не включая свет - зачем, ведь я каждый угол у себя в доме наощупь знаю! - Зачит, открываю дверь....
- Какую дверь? - Спросил Веня.
- Ну, в туалет же!.. Значит, открываю, делаю шаг, другой, чувствую, что-то не так. Протягиваю руку туда, где должна быть стена... стены нет. Я, слегка в недоумении - может, недостаточно далеко шагнул, - делаю ещё шаг, чувствую, как подо мной уходит пол... Я падаю, ничего не видя. Наконец приземляюсь вместе с обломками перекрытия здесь, у вас, в вашем Параболическом.
Сеня и Веня переглядывались, не зная, что сказать...
- То есть, ты тупо провалился из своего туалета в наш? Почему же ты решил, что ты здесь во сне?
- Элементарно! Потому что я в прикиде! - Кир указал на свои свитер и джинсы. - Сплю-то я голый! И в туалет хожу голый соответственно.
- Блин, загадка! - Выдал Сеня, плюнув с досады.
- А давай, пойдём, поищем место, где он провалился! - Предложил Веня.
- Я об этом тоже думал. Давай! - Ответил Сеня. - Ну? - Этот вопрос был уже адресован Киру.
- Давйте! Может, там и есть какой-то задний проход
- С двенадцатипёрстными коридорами! - Добавил Веня, смеясь.
- Смотри, не накаркай! - Осадил его Сеня, вставая и потягиваясь.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 9

Сообщение Lyngaur Июнь 25th, 2017, 12:47 am

Вышли они из саркофажьей комнаты. И, надо заметить, не без приключений вышли! Веня, который шёл впереди, возле пролома завтыкал на таракана, считающего свои ноги; намыливался уже научить бедолагу таблице умножения. Из-за этого снова случился затор. Однако Сеня и Кир, совместными усилиями вытолкнули медитирующего Веню в коридор, чем привели, вернувшуюся на насиженное место, летучую мышь в состояние паники. Мышь стала летать, повизгивая, над нечёсанной Вениной шевелюрой. Веня же, в попытках отогнать зверюгу, так активно начал махать руками, что надавал тумаков, неосторожно приблизившимся, Сене с Киром. Товарищам пришлось скрутить Вене руки дабы обезопасить себя, и после этого - прогонять надоедливую мышь шапкозакидательством и заклинаниями из отборных ругательств...
Намаявшись с мышью, приятели сели отдохнуть. И тут Веня снова вывел славную компанию из относительного равновесия, обратив внимание на надпись на стене.
"Вепрь во что?" - Гласила надпись.
- А что! - Сказал Веня. - И мы не при там!
- Как? - Спросил Экклезиастов.
- Что например? - Ответствовал вопросм Веня.
- Ну, то, что ты сказал! Что мы там что-то не те...
- Да не обращай внимания! - Встрял (сама тактичность!) Сеня! - У него это бывает.
- Что у меня бывает!? - Возмутился Веня.
- Бывает... то, что потом проходит! - Примирительно ответил Сеня.
Кир при этом недоумённо смотрел то на одного то на другого.
- Проходит всё! - Железным голосом сказал Веня. - И у всех!.. И все! Проходят!
- Слушайте, я не понял, из-за чего у вас на ровном месте конфликт вызревает. Но, по-моему, нас здесь слишком мало, чтоб скандалить! - Сказал Кир. - Надо бы вам перекурить!
- Ты не видел, как мы скандалим, когда нас двое! - Сказал с ухмылкой Сеня.
- Конечно же он не видел! Ведь нас было двое!
Сеня уставился на умника, смешно перекосив левую бровь.
- И что? - Наконец вопросил он, возмущённо.
- Да ничего! Пожрать бы чего-нибудь надо!
- А вот это здравая мысль! - Радостно воскликнул Кир.
- Мысль-то здравая! Но как мы будем её воплощать в действительность?
- Надо было мышь поймать! А не гонять её! - Поучительно сказал Сеня.
- И мы бы наелись до-отвала! Ага!
- Откуда ты этого нахватался?
- Чего?
- Ну, этого "ага"! Уже второй раз слышу! - Подозрительно сощурившись заявил Сеня.
- Чувствую, мы опять будем ссориться! Давайте, я лучше расскажу вам притчу!
Веня уселся поудобнее. Потом, встал и уселся ещё удобнее. Потом повернулся на 10 градусов влево и сделал перекат через голову. Потом встал и начал ходить. Наконец утомился и тупо лёг на пол; прямо в пыль веков! Лёг и руки раскинул.
- Ты так и будешь лежать? - Спросил Сеня, спустя минуту.
- А чё, я мешаю кому-то? - Раздражённо спросил Веня, не шевелясь.
- Ведь ты же нам притчу обещал, мил-товарищ! - Интеллигентно воззвал к Вене Кир Экклезиастов. - Вот мы и ожидаем!..
- Обещать, не значит жениться! - Ответил язвительно Веня.
- Ты чё, какой-то, как блохой укушенный? - Спросил Сеня. - И кстати, ты "ага" забыл!..
- Что?
- Слушайте, ребятки, ну не напрягайтесь вы! - Воскликнул Кир. Давайте, Я вам что-то расскажу!
- Ну, давай!.. - Согласился Сеня.
- Детективное что-то! - Отозвался с пола Веня.
- С погонями и перестрелками! - Добавил Сеня.
- И чтоб побольше сисек!.. - Заметил Веня, поворачиваясь на бок, лицом к друзьям.
- Сисек побольше - размером, или количеством?.. - Со смехом спросил Экклезиастов.
- И количеством и размерчиком тоже!.. Не помешает!..
- Ну, тут я с тобой согласен! - Ответил Кир, улыбаясь. Потом задумался, и улыбка сошла с лица. - Когда меня Саша Мышьякова бросила, я тоже за количеством и размерчиком начал гоняться... - Проговорил то ли печально, то ли просто... задумчиво.
- А чего это она тебя бросила? - Спрросил Сеня. - Вроде, классный парень!
- Ушла в религию! "Православие, или смерть!" Знаете ли!
- Чё, так религия называется? - Спросил Веня.
- Нет. Так фанатизм называется! - Вздохнув, сказал Кир. - А меня кидало с тех пор по разным мадемуазелькам!
- Мадемуазельки, это хорошо! - Заметил Веня, улыбаясь. - Вот я давече такого окуня поймал! Шли потом окольными путями!.. Ориентировались по движению Луны.
- Но в тетрапаке ведь что-то оставалось?.. - Воскликнул, чуть не подпрыгивающий от нетерпения, Сеня.
- И что?.. Мы должны были ждать, когда пролетят все гуси?
- Можно было и не ждать! Всегда в запасе имеется вариант Вырвижалова!
Кир какое-то время слушал эти малоинформативные речи. Потом прокашлялся, прорыгался, пукнул, намочил штаны, наконец пустил слезу и начал декламировать:

Весной я падал в ваши щели,
Крича от вымученных грёз.
Вставал на пень, и гусли пели
Про дикий Недопаровоз.

Умча в вавидлые заветы,
Я редко прыгал не всегда.
За против сна касал кобеты,
Играясь кубиками льда.

Она одна про то не знает,
Кто пуще пахаря рос врозь.
Запел капел, и растерялись:
Они, она и я - насквозь.

Я выпил литр карамела,
Я сделал добрым Дивный сад;
Весна моя, как лира пела,
Вливаясь в её вкусный зад.

Она дарила своё тело,
Я снегом падал в её ночь.
Весна нас заживо раздела
И вышвырнула души прочь!
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 10

Сообщение Lyngaur Июль 10th, 2017, 4:22 am

Веня с Сеней умолкли и слушали эти неслабые строки, ритмично подёргиваясь и пуская слюни.
Кир же, увидев к какому неожиданному эффекту привела ребят его поэзия, решил, что стихов на этом моменте достаточно. И прекратил вакханалию, ударив топором по пустому эшафоту. Фото. Заполнив анкету, они пустились в пляс, выбрасывая куски бумаги из комодов Дваждырожденного, и поливая цветы негуманных каперсов соком араукарии. Вышла непредвзятая заморочка. ПроволОчка вышла. Капустницы ушли в серое. Морские львы остались при своих.
- Мы тогда дёргались по поводу "быть или не быть"! В итоге решили вешать всех на рее! - Мечтательно проговорил Веня, лёжа на потолке.. - Эх, времена были!..
- "Убейся но живи!" времена были! - Ответил Сеня, спокойно. Спокойствие ему сообщал кусок штукатурки, на который он медитировал, сидя рядом с Веней.
- Вы сейчас где? - Спросил с беспокойством Кир.
- Напиши мне письмо на окне Кадиллака! - Прозвучал загадочный ответ Вени.
- Себя не буди! - Предупредил Сеня.
- Вы бы спустились оттуда! Всё, на земле безопаснее!
- Не всё то золото, что блестит! - Ответствовал Веня.
Сеня, озадаченно взглянув на друга, поднёс ближе к глазам кусок штукатурки и стал пристальнее его рассматривать, поворачивая и вглядываясь во все неровности...
- А мне вообще норм! - Воскликнул с вызовом Сеня. - Не пристало тебе, псу шелудивому, чистоту сапфиров царских оценивать!
- Я вот сейчас разомкну твои контакты, и будет тебе счастье! - Парировал Веня.
- Меня вКонтакте заблокировали - на три жизни вперёд!.. - Возразил Сеня, прижимая штукатурку к груди.
- Запутали вы меня вконец, парни! - Отозвался снизу Экклезиастов. - Вы же, вроде как не у нас... Как же это у вас получается в нашем вКонтакте юзать? Через что выходите?..
- Макароны! - Вскричал Веня.
- А? - Тупо вопросил Кир.
- Наши сны завернули за угол... - Сказал Сеня, игнорируя Венину экспрессию.
- Заверни меня в рожок! - Продолжил эмоциональные выплески Веня. - Она такая вкусная! Эрика!
- Эрика? - Спросил Кир. - Кто она?
- Она - сок Земли и дыхание Неба! Она кушала мороженое и дала мне доесть кончик вафельного рожка!
- Смотри не перегрейся! - Строго заметил Сеня.
- Я про... я непременно а... аур.
- You"d better write it down! - Сказал Сеня, обеспокоенно глядя на приятеля.
- Сам в колбасе ушами!..
- Слушаю я вас, господа, и диву даюсь!.. - Снова воскликнул не в тему Кир.
- Не в колбасе счастье! - сказал назидательно Сеня, даже палец поднял указательный, мол истинно глаголю.
- Я произвёл на неё впечатление. - Веня продолжал мечтательно. - Она теперь видит меня во сне.
- Запомни мои слова! - Сказал Сеня. И не стал продолжать, сконцентрировавшись целиком на куске штукатурки.
- Вы великолепны! - Кир не сдавался, очевидно утешаясь: девизом "Меня не слышат, - это минус. Но и не гонят. Это плюс" - Надо будет написать о вас!..

Сначала была мысль. Потом её не стало. Потом пришли провожатые и проводили лето в палатках. Натуральным цветом возвышалась трава прозорливости. Невинность шла по рукам, а старцы Небытия зашивали провалы в памяти. В ту эпоху юности мира, когда ещё не было дня и ночи, а было лишь предвечное ничто, Сеня и Веня встретились с Киром Экклезиастовым и, как водится, по случаю встречи, забили косяк. Так миру был явлен огонь. Началось вечное вращение. Появилась гравитационная и центробежная силы... Появилась материя. Зародилась жизнь.

Сеня с Веней упали на пол. Упали с самого потолка, прямо на пол. На пол упали Сеня с Веней, да так, что чуть не пришибли Экклезиастова Кира. Сеня и Веня упали на пол с потолка. Упали. Сеня и Веня.
- Я кажется надкостницу сломал! - Страдальческим голосом воззвал Веня.
- Какую ещё надкостницу? В каком месте? - Спросил Сеня, вставая и потирая колени.
- Не знаю. Но, кажется, сломал...
- Как так, ты не знаешь, но говоришь?
- А ты всё знаешь, что говоришь?
Парни смотрели с вызовом друг на друга.
- А, ребята! - решил вмешаться Кир. - Приятного приземления!
- Мы уже приземлились! - Отрезал Веня.
- А... так... ну, с приземлением тогда!
- Спасибо же! - Откликнулся Сеня.
- Всегда пожалуйста! - Отвечал Кир
Теперь Сеня и Веня повернулись и смотрели изучающе на Кира Экклезиастова. Тот же сиял искренним радушием, чистый, как слеза ребёнка.
- И как оно там, наверху? - Спросил, улыбающийся Кир, указав взглядом на потолок, где до того тусовались Веня с Сеней.
- Как в сказке. - Ответил Веня. - Пока ты там, - интересно и страшно. Как выйдешь, - спокойно и скучно.
- Да тебе не угодишь! - Воскликнул Сеня.
- Double ended pleasure! - Ответил Веня.
- What a fuck?
- Water fucker!
- Чё? - Вопросил Сеня, глядя на товарища с разинутым ртом.
На время повисло молчание. Сеня с офигевшим видом смотрел на самодовольного Веню; Кир чесал затылок малость подуставший от неспокойных приятелей.
От скуки Кир стал рассматривать надписи на стене напротив. Первое, что бросалось в глаза, было философское воззвание, процарапанное в штукатурке: "Выпей йаду всякий, кто читает это!". Чуть поодаль красовалось: "На брудершафт не фапаем" и подпись "Са Эм 32, 744"
- Что бы это могло значить? - Задумчиво произнёс Кир.
- Что это значит? - Отозвался Веня.
- Это значит, нам пора выбираться отсюда, пока крыши целы! - Ответил за всех Сеня.
- Дело говоришь! Давно пора! - сказал оживлённо Кир, встав и потянувшись. - Вон, за тем поворотом я упал сюда.
Сеня с Веней тоже подскочили, в радостном предвкушении ветра свободы. Там, куда указывал Кир, от коридора отходило ответвление вправо.
- Надеюсь, там будет выход куда-то! - Продолжил Кир. - Для вас выход!.. Мне-то пора просыпаться!
- Не говори мне про сны! - Вскричал Веня, схватив себя за волосы.
- Чего опять!? - Подозрительно глядя на приятеля, спросил Сеня.
- Она!..
- Да кто?.. - Нетерпеливо воскликнул Экклезиастов. Ему было реально жалко этого страдающего романтика. Но как же здесь можно помочь!?
- Она уезжает! - Простонал Веня и ударил себя в лоб кулаком.
- Да прекращай ты, писькострадалец! - Рявкнул Сеня. Схватил друга за плечи и начал трясти, как яблоню. - Возьми себя в руки наконец! Никто никуда не уезжает! Выберемся отсюда и найдёшь себе... хоть Эрику, хоть кого!.. Сечёшь? Нам, главное, выкарабкаться из этой параболической параши!
- Она реально уезжает! - Плакал Веня. - И я боюсь потерять её, как когда-то потерял Хатшепсут!
- Ого! - Кир аж присвистнул. - Это как это?..
- Что-то ты, я смотрю, сам - уезжаешь! - Скептически произнёс Сеня.
- Это не я уезжаю. Это ты не въезжаешь!.. - Возмущённо воскликнул Веня, сбрасывая с плеч Сенины руки. - Откуда по-твоему я знаю их язык?
Сеня замер с открытым ртом, прокручивая в голове услышанное. Кир стоял рядом в ещё больших непонятках.
- Так, ну допустим... - Проговорил Сеня, прокашлявшись. - Ну а Эрика здесь при чём?
- Эрика... - Начал Веня, тяжело вздохнув.
- И куда она уезжает? - Добавил Сеня.
- Уезжает... туда, куда ехать бы не следовало. - Загадочно сказал Веня и умолк.
Сеня с Киром смотрели на поникшего друга, мало понимая, о чём его мученья.
- Ты.. - Начал Кир
- Так... - Перебил его Сеня
- Какая Эрика, если чё? - Спросил Кир.
- Эрики бывают разные!.. - Ухмыльнулся Сеня. И заработал негодующий взгляд Вени.
- Ты, чем свистеть тут, лучше пошёл бы, постучал об стену головой! Может, и выход бы пробил... Ты это умеешь!.. - Таков был недобрый Венин ответ.
- Я твои пожелания непременно учту как-нибудь! И воспользуюсь твоей головой...
- Друзья! - Вмешался сердобольный Кир. Лучше послушайте поучительную историю про господина Упа-Ротова:

"Сей неслабый господин бывал не в себе и вне себя, отчасти не осознавая, где концы у всенепреложности. Вопрошая у тех, кто не там, он находил ответы на посты пресных дней, в постную пятницу. Заходя с порога, он стучался в окно и уже был у дверей аккурат к приходу лифта. Лифтёр же, с землистым лицом, выглядел хмуро и пах нетривиальностью. Заметно перекосившиеся бакенбарды, смотрели живой тенью чьих-то жидких снов.
- Он как всегда не вообще? - С язвительной сумбурностью обращался Упа-Ротов.
- Не при всегда, ваша честь! - Отвечали с другого конца неопределённости.
- Вы не подскажете, где здесь там?
- С краю от невсегда.
Бакенбарды двигались в ритме вальса, уводя беспечных наблюдателей в сторону от фокального центра.
- Выбредом замурованных!..
- В дар весне.
- Важный де!..
Господин Упа-Ротов делал реверанс через три ноги, завидя телеса мамзелей. Мамзели пели про кого. Устойчивый слоу выходил капелью резвых в проёмы между снопами света.
Они знали его промежутки. Замеряли его циркулем, выводя сухой остаток в гроссбухе на полях.
Сели есе не воскрешённых янтрами. Господин Упа-Ротов мчался где-то по весне. Мчался по шоссе, не выдумывая новых правил. Зайдя в правильный тоннель, сел покурить и выкурил сразу два. Где-то между полок бродило Ничо. Что-то вынюхивало, проверяло на зуб, клало обратно… Где же здесь вопросы о нетривиальности? Все свои стали ветром. Всех, кто не в теме, увезли на профилактику.
Упа-Ротов был знал, да забыл. Где это сказано про кастелянш, что не в ашраме пуджа! Всегда и везде знай непреложность водных ресурсов!

Весною радостной мы жгли.
Ходили врозь при чёрном теле.
Ушли на север и нашли
Слова, что нам про лето пели.

Во всех красках переигранные роли наполняли господина Упа-Ротова незабвенной печалью. Он ложился на камни древних руин и плакал в голос. Потом брал виски, полоскал горло, и пел ораторию “Три кота”.
После приходил лифтёр с землистым лицом и закапывал Упа-Ротова в землю.
Подрагивая бакенбардами, выстукивая лопатой стройный ритм, гордый представитель пролетариата усердно совершал свою работу.
Ничо ходило кругами и выло на луну.
Забодавшие себя мамзели сидели в сторонке и тихо оплакивали несравненный конец Упа-Ротова.
Но не вышли ещё пасквили на палисандре замешанные, как господин Упа-Ротов снова шагал в строю и пел “Во всех угла такие вещи”! Семь за ушами выводили гуашью имя “Евсавий”. Он нравился своей башне и пел на всех углах о её красоте. Кто был за рулём, выходил из ряда. Мамзели прыгали на него, разведя полусферы. Он, шатаясь, принимал знаки внимания и выплёскивал сок жизни в их нежные глубины.
Ничо носило транспарант “Выгугли меня обратно!” и пихало каждому по три копейки в кулак. За 99 с лишним дней было выпущено 99 целых и 9 десятых не-пришей-рукав жилеток.
С магнитудой в три полосы проходили посторгазменные судороги мамзелей. Оттянувшись и вытянувшись наружу, господин Упа-Ротов отдыхал от трудов вафельных, запрокинув голову на три лежака. Лифтёр с опаской подходил сбоку, держа в руках гаубицу. Мамзели, почуяв неладное, разбежались по углам.
Атас!
- Ату его! - Кричали третьи. Вы из знали как, за пока не выносят.
Вынеся полтора-два года недодела, он выложил свои фотки в интернет и ушёл в такие вещи. Вопрос был не из праздных, и он уже видел, как намечаются глазницы невербальных. Чуял. Чуял паяльниковы сноски, и выводил циркулем орбиты вешнего.
В полруки, в полпальца захватив дуло гаубицы, он выпростал непристойное содержимое Лифтёрова живота, развеся по углам мясные гирлянды. Кто его не видел, тот и не слышал. Кто не вызывал ямщика, ямщицкими щами не убаюкивал жаждущее чрево. Красные гирлянды, коричневые сопли, выхухоли за под луной. Ничо выбиралось из ямы не измазано. Ничо хотело чо.
Войдя в тело огня, он вылечил старого Лифтёра, перепаяв его извилины, и почистив память.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Бурумпополинг шварц Июль 10th, 2017, 9:03 pm

Мне почему-то кажется, что уставший от мастерства, пресыщенный до извращения и начавший изголяться Пелевин мог писать вроде этого.
Но зачем...
Бурумпополинг шварц

 
Сообщения: 102
Зарегистрирован: Апрель 23rd, 2017, 8:11 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Lyngaur Июль 10th, 2017, 10:35 pm

Бурумпополинг шварц писал(а):Мне почему-то кажется, что уставший от мастерства, пресыщенный до извращения и начавший изголяться Пелевин мог писать вроде этого.
Но зачем...


Но, поскольку это не Пелевин, и далеко не на Пелевине вскормлено, то... пишется, как пишется. Мне лично по-кайфу так писать! И некоторым въезжающим нравится результат.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 11

Сообщение Lyngaur Август 13th, 2017, 2:23 am

- Где-то здесь закралась наипаскуднейшая мыслишка! - Вскричал Веня.
- Где-то здесь не видно ни одной мыслишки! - Ответил Сеня.
- На вас не угодишь, господа! - Отвечал Кир.
- Где она? - Воскликнул Веня.
- Кто она? - Спросил Сеня.
- Эрика!
- Ты опять за старое, писькострадалец неисправимый!
Веня на это обиженно вскочил и начал бегать по кругу, кусая губы и заламывая руки.
- Тебе удобно или чё так? - Спросил Сеня после минуты наблюдения.
- Я тебе расскажу, куда!.. - Загадочно ответил Веня, пригрозив при этом кулаком.
- Ряды серых десептиконов проходили через меня!
- Ты бы лучше сел! - Обеспокоенно воскликнул Сеня.
- Лучше, чем как?
- Что?
- Лучше сел бы я, — ты говоришь!
Веня остановился и жестикулировал, чтоб придать своим словам побольше доходчивости!
- Да! Я говорю! - С вызовом воскликнул Сеня. - И что?
- Что лучше, я спрашиваю! - То есть: лучше, чем что?..
- Что? - Веско спросил Сеня, после пары секунд размышлений. - Что тебе лучше? О чём речь ведёшь?
Тут уж Кир Экклезиастов не выдержал.
- Я не знаю, что там у вас «лучше», но, полагаю, лучше всего слегка снизить обороты, и идти искать выход!
- Вот! - Воскликнул Сеня, указав пальцем на Кира.
- Что? - Тут же откликнулся Веня.
- Иди ты… к Эрике! - Ответствовал Сеня, раздражённо отмахнувшись. - Хватит тупить!
- Я бы с радостью! Да только нет её здесь!
- А с чего такая уверенность? - Ехидно ухмыльнувшись, спросил Сеня.
Веня уставился на хитро разулыбленное лицо друга, отвесив челюсть.
- Ккак!? - Только и смог выдавить из себя несчастный влюблённый.
- Ну, чисто статистически полагая, она время от времени ходит ведь в туалет?
- А… - Произвёл Веня, стоя с всё ещё открытым ртом.
- А мы данный конкретный психоделический сейчас населяем...
- Параболический! - Поправил Кир Экклезиастов.
- Вот! - Воскликнул торжественно Сеня, как и давеча указав на Кира своим перстом.
- Ы-что? - Как и до этого ответствовал вопросом Веня, икнув и сглотнув слюну.
Но Сеня в этот раз сплоховал.
- Что что?
- Что вот? - Веня явно нервничал. - ГДЕ ЭРИКА? - Закончил он криком, схватившись за волосы.
- Да кто ж знает!? - Сеня тоже уже не выдерживал.
- Да ведь ТЫ говорил, что она где-то здесь!
- Я? - Нервно смеясь, Сеня присел на корточки, больше чтоб уйти от визуального контакта с Сеней, чем веселья ради.
- А кто? Я? - Вскричал Веня, дико вращая выпученными глазами. - Или ты? - Он указал на Эклезиастова. Экклезиастов в ответ лишь молча отрицательно покрутил головой, сдерживая смех. Таких живописнейших идиотов он не встречал ещё ни разу в своей весьма нескучной жизни. Идиоты же продолжали свою очередную импровизацию.
Сеня, смеясь и, пытаясь вспомнить забытую нить своего монолога, уселся на пол и опёрся бородатым подбородком на ладонь.
Веня же, будучи во власти любовной истерии, рвал себе волосы и плакал навзрыд о своей Эрике — эфемерно-прекрасной или же прекрасно-эфемерной…
- Значит так! - Прокашлявшись провозгласил Сеня с пола.
- ЧТО!? - Вскричал как полоумный Веня.
- Да ничто! Не путай меня! - Огрызнулся Сеня. - Я чё говорил?
- Когда? - Сопливо-заплаканное лицо Вени выражало живейшую скорбь бытия земного.
- Я от вас тут раньше срока откинусь, ребята! - Воскликнул Кир Экклезиастов и упал на пол, зашедшись в диком хохоте. - Это ж сколько можно так гнать!? Меры не знаете совсем, господа вы мои милейшие!

Веня стоял, застыв с открытым ртом, с капающей слюной и текущими соплями и слезами.
Сеня, с поднятыми бровями и тоже открытым ртом наблюдал за катающимся по полу Экклезиастовым.
Наконец, когда истерика Кира подутихла и он придал своему телу сидячее положение, несколько смущаясь тем, что веселье его оказалось не разделённым, Веня наконец закрыл челюсть, вытер левой рукой сопли с лица и в пафосном возмущении прокашлялся.
- Это чем же мы тебя так рассмешили, мил человек? - Вопросил он, уперев руки в бока. - Неужто Эрика моя тебе смешна?
- Нет, вот Эрика, надо полагать, не смешна вовсе. - Подумав, серьёзно произнёс Кир. - Девушки, они, знаете, редко смех вызывают! По большей части — слёзы!
- А ведь правда! - Воскликнул Веня. - Ведь Голова! - Указывая на Кира, заметил он хмурящемуся Сене.
- Да, голова! - Ответил Сеня. Не спорю же я. Но этот голова по-дикому смеялся над нами только что и не хочет объяснить причину своего беспримерного веселья!
- А и точно! - Воскликнул Веня, хлопнув в ладоши. Ты чего над нами хохотал достоверно?
- Беспримерно! - Поправил Сеня!
- Что? - Тут же завис Веня.
- ГДЕ! - В бешенстве вскричал Сеня! - Скотина ты тупая! Даже ругаться не в состоянии!
- Я тебе за Скотину сейчас твою бороду скормлю! - Завопил Веня.

Приятели схватились в бешенстве, что обильно накопилось за вынужденно долгую тусу в Параболическом Общественном, и стали мутузить друг-друга как резиновых. Кир наблюдал это дело отчасти со смехом, отчасти с чувством стыда и осознания своей невольной вины в этом конфликте.

В проросших садах лепрозориев из себя выходил неприметный субъект.

В необъект запрокинутый,
Ветром снов растопыренный,
Глядя вдаль, он не знал, где всегда.

Завуалированные граждане срывали с себя тень; выносили прочь разномастные пласты ономастики. Выводы были непросты. Выводы делались не в пользу дела. Между делом разруливши белые каперсы, она соскребала остатки эклеров с затвердевших сосков. Неизвестность всегда начинается с первого шага. Вынос мозга производится порционно или оптом; в порядке очереди и в кредит. Всевездесущие сущности не наведываются в неизведанные места без веских причин. Она сняла последние крошки белого сладкого и, подумав, провела рукой по животу вниз, к вечно ждущему роднику счастья.

Белые лебеди взмывали ввысь,
Не зная о природе света,
Не коря себя,
Не ища ответа.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 12

Сообщение Lyngaur Август 13th, 2017, 2:28 am

Сеня и Веня лежали на грязном полу — сами не чище — с разбитыми носами и фингалами. Лежали, приходя в себя.
Кир Экклезиастов, наблюдая эту метафизическую картину, курил очередную порцию шняги. Он размышлял о неизбывности человеческой злобы, коя имеет место и в любви и в дружбе. Как можно мириться с этой извечной деструктивностью жизни, стремящейся изжить самую себя! Даже здесь, в мире снов, она себя проявляет во всей своей фактурности.
Кир Экклезиастов оглядел грязный, забрызганный кровью — из Сене-Вениных носов - пол, потёртые, облупленные стены и мрачный потолок.
«Что-то не так здесь!» - Подумал он. Снова посмотрел на копошащегося, пытающегося подняться Веню — Сеня ещё пребывал в состоянии покоя — посмотрел вверх, на потолок.
- Ага! - Воскликнул Кир. При этом на него воззрился кроваво-синий фейс Вени, жаждущего произнести своё коронное «Что?».
- Свет! - Вскричал Экклезиастов, выразительно глядя на Веню, и поведя рукой вокруг.
- Откуда здесь свет! То есть… Здесь, конечно не солнечная полянка, но стены, пол, потолок… Всё без проблем различимо, хотя нет никаких ламп! Откуда льётся свет!?
Веня смотрел офигевшим взглядом, пытаясь собрать в единый узор растекающиеся мысли.
- Ааа... - Произвёл Веня.
Кир же всё более уходил в размышление об этом загадочном явлении и уходил. Уходил. Таял на глазах изумлённого Вени. Сеня в это время только начинал шевелиться, очевидно чувствуя, что что-то этакое рядом происходит, а он лишается счастья лицезреть феномен.
Кир входил в то самое состояние полусна, которое его и привело сюда. Размышляя о неестественности освещённого интерьера Параболического Общественного Туалета без каких бы то ни было источников света, он приходил к живому осознанию, что это сон — где возможно всё, — и уходил — просачивался по фибрам этого сна. Уходил в свой мир. — Внешний мир — с точки зрения Сени и Вени.
- Ушёл!
- Уплыл!
- И этот туда же!
- Куда?
- А кто его знает!
Сеня и Веня сидели потирая расквашенные физиономии и чуть не плакали от потери недавно обретённого друга.
- Он что-то говорил про свет! - С трудом выговорил Веня, удерживая слёзы.
- Они все говорят про свет! - Печально ответил Сеня.
- Кто?
- Жмурики! Во всяком случае те, что вернулись…
- Такое бывает? - Веня в изумлении совершеннейшем уставился на друга.
- В жизни всё бывает! - Со значением ответил Сеня.
- Так то в жизни, а это — в смерти! - Возразил резонно Веня.
Сеня немного поморщился от очередного Вениного мозговзрывательства, но быстро нашёлся:
- А так ли велика разница?..
Веня на целую минуту завис с открытым ртом.
- Надо нам как-то выбираться отсюда в конце то концов! - Заявил Сеня, поднявшись на ноги. Он подошёл к стене что-то там увидев.
- Глянь, что пишут! «Выходи за меня замуж, кто из Иваново!» Ты не из Иваново? - Со смехом он обернулся к всё ещё сидящему с открытым ртом Вене.
- А, как… Живые здесь, а мёртвые — нет! А?.. - Веня смотрел с озабоченным видом.
- Блин! А твой Тутмос! Он как, живой или того?.. Сколько лет прошло с тех пор, как он задвинул в дальний угол коньки? А он, как видишь, плавает!
- Так он… Я не знаю, Сеня. Честно!
- Да верю я! - Успокоил его Сеня. Думаешь, я что-то знаю? Вот поймать бы Тутмоса да допросить! - Сеня немного подумал. - И то, сомневаюсь, что и он что-то в этом разумеет! Плавает себе, да и всё!
Ребята помолчали немного, обдумывая эти вечные вопросы.
- Печально это! - Сказал Веня.
- Печально. Но ничего не поделать! - Сеня вздохнул. - Остаётся просто жить, а там, — будь что будет!
- Я думаю, мы можем попытаться шагнуть туда! - Предложил Веня.
- Куда?
- Туда! Куда ушёл Экклезиастов. Куда уплыл Тутмос Третий.
Сеня Посмотрел на друга в недоумении.
- Ты сам понимаешь, что говоришь?
- Нет. - Честно признался Веня.
- Молодец! - Со смешком резюмировал Сеня.
- А что!?
- А то! - Отрезал Сеня. - У тебя совсем короткая память? Экклезиастов ушёл во Внешний мир! Мы в нём были уже! И чуть не оставили им там на память свои трупики!
- А! Забыл! - С виноватым видом произнёс Веня.
- А Тутмос… Он вообще, неизвестно где сейчас находится! Он же как бы плавает в своём саркофаге! И, ты что-то намекал про то, что в курсах об этом его плавании!

Веня, пытавшийся до этого встать, тут же снова упал. С офигевшим видом он вызывал из недр памяти что-то далёкое, всплывавшее столь редко и лишь в моментах отключки, после которых не оставалось обычно никакого следа. Сейчас ошалевшие мысли столь дикую пляску устроили в голове Вени, что он как раз был на грани очередной шатдауна.
- Ты там что? - Крикнул Сеня. - Куда тебя опять уносит?
- Я видел тебя! Где-то рядом. - Был ответ смутный.
- Так и я тебя — каждый день наблюдаю! Чего ты бормочешь такое!? - Сеня злился на неуправляемость друга, но ничего не мог поделать.
- Любовь моя! - Вскричал Веня.
- Что!? - Сеня даже отскочил в ужасе. - Какая тебе любовь!?
- Любовь не убьёшь! - Отвечал Веня. - Мне нужна моя жизнь! Я хочу видеть цветы!
Сеня стоял ошарашенный, не зная, что отвечать на всё это.

Венин мозг спешил за своими мыслями. Его глаза искали себя в розовых кустах. Какие-то образы шли из туда в оттуда. Шли в одеждах из квазиматерии. В сетях шли девы, блистающие зовущими формами. Солнце высветило реку, широкую как море. На том берегу был город. Веня знал этот город. Он был здесь когда-то. Когда его звали по-другому, и когда она была с ним. Когда соки жизни перетекали из тела в тело, из отверстия в отверстие… И жажда соитий не иссякала даже, когда заканчивались силы, и обоих накрывал сон.
В серебре был Веня и в золоте, - m HD да m nbw. Шёл по пятам Великой правды. Пяточки мисс Хайликс наблюдал неоднократно; видел многократно, лобызал стократно. m sA n nbt wrt, Первой из знатных и Вечной царицы, Дочери Амона.
Солнечные блики играли в её глазах, пульс страсти бился в истоке вечности. Её плоть была как мёд, и неиссякаемой сладостью напоённый он вновь и вновь погружался в дарующие благо недра.
- Как зовут тебя?
- Первая.
- Кто ты?
- Естество.
Их имена были - их жизнь. Их жизнь была посвящена любви. И не было других целей, и не было других наук, кроме предвечного искусства осязать, вкушать, входить и изливаться.
But do we know what it is? Мы можем называть это любовью, можем звать инстинктом. И то и другое верно и другому не противоречит. Всё — лишь слова, придуманные нами для определения величайшего таинства Бытия, движущего вперёд бесконечную жизнь и наполняющего эту жизнь столь же бесконечной сладостью.

Чьи-то руки грубо вырвали Веню из блаженных грёз. Пощёчины по и так побитому лицу вернули его в серую обыденность, опостылевшего уже Параболического Общественного Туалета.
- Ты забодал уже бить меня! У меня фейс не резиновый! - Возмущённо закричал Веня, кривясь не столько от боли, сколько от того, что сладкие видения ушли.
- Забил бодать… забодал бить?.. - Сеня был явно смущён столь резким пробуждением друга. - Ты валялся на полу, и изо рта у тебя пена шла! Мне ссыкотно стало же!
- Ну и пошёл бы поссал! В Туалете ведь!..
- Ага! Дюже умным стал, да?
- А был, типа, не очень умным? - Веня зло смотрел на товарища, вгоняя того в состояние недоумённой дисгармонии.
- Я… А… - Начал Сеня. Потом малость вернул себе самообладание. - Ты… как бы разный был.
- Ошибка твоя! - Ответил Веня, поднимаясь. - Вернее — ошибка твоего восприятия! Я всегда одинаковый был!
Сеня стоял и мялся, переступал с ноги на ногу, руки не знал куда деть, так ему неловко и неуютно было лицезреть совершенно неузнаваемого Веню. Веня же продолжал развивать свою мысль.
- Я был одинаковый. Разной была лишь обстановка. Экстерьер!
- Дда? - Всё, что смог из себя выдавить Сеня.
- Да!
- А… - Сеня открыл рот да так и остался с открытым ртом, зависнув на не выраженной мысли.
Веня взял кусок штукатурки, подошёл к стене и стал рисовать на ней простые и пугающие своей простотой знаки. Пятиконечную звезду и скобообразную штуку под ней. Знаки эти он вычертил — выцарапал — настолько ровно и аккуратно, что хоть линейкой измеряй!
- Это что? - Спросил втыкающий Сеня.
- Это дверь! - Лаконично ответил Веня.
- Что!? Какая дверь? - Вскричал Сеня. Ты, видимо, крепко приложился к полу!
Веня поджал губы и закатил глаза но ничего не ответил на столь нелестное замечание. Он повернулся к нарисованным иероглифам, прислонился к звезде лбом, упёршись в стену ладонями, по бокам от загадочных изображений, и начал бормотать какие-то заклинания.
Сеня вообще поймал мандраж неслабый от такого развития событий. Ему не привычно и не понятно было такое поведение друга. Подурковать, поспрашивать вопросы несуразные — вот на это был горазд Веня. А тут… колдует что-то. Не съехал ли он окончательно с катушек?
- Ээ! - Неуверенно воскликнул Сеня.
Веня не реагировал. Продолжал монотонное бормотание, уперевшись чайником в стену.
«Ну, блин, песец! И что мне с ним делать!» Думал Сеня.
Но тут события стали развиваться активнее.
Веня отвёл голову от стены, продолжая упираться в неё руками, и продекламировал громко и чётко:
- УП ЭНЕН! (Во всяком случае так это услышал Сеня.)
И на глазах охуевающего Сени прямоугольный участок стены, к которому Веня прижимал руки, отделился и начал проваливаться-отъезжать вглубь. Веня толкал эту дверь, и она наконец дошла до конца и упала — в траву. Ребят же на минуту ослепил, забытый за долгое время пребывания в Туалете, яркий солнечный свет!
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 13

Сообщение Lyngaur Сентябрь 30th, 2017, 2:06 am

В непривычных далях,
В тенях светляков
Маг ходил бывалый
С чудом мясников

Верил в тело дхармы,
Слал себе цветы,
Жил во вне казармы
И сжигал мосты.

Пели злые феи,
Жизнь дарила сны;
Он висел на рее -
Первый плод весны.

- Ну вот мы и в Хопре!
- Чего?
- Не обращай внимания! - Сеня встал и потянулся, улыбаясь солнышку.
Веня решил не напоминать умнику Сене, кто нашёл выход из Параболического. Откинувшись снова на траву, он любовался мирно летящими белыми облаками.
- Слушай, а где эта дверь? - Нарушил Венин покой вопрос Сени.
- Дверь?..
- Ну… через, которую мы вышли!..
- А она тебе нужна? - Ехидно спросил Веня. - Хочешь опять в Туалет?
- А, может, я реально в туалет хочу!
- Ну… - Произнёс Веня и умолк, осматриваясь. Вокруг не было и намёка на Параболическое чудо архитектуры, домик неизвестного параболика. Сколько можно было видеть, во все стороны простирались луга с редкими холмами и рощицами. Никаких строений не наблюдалось.
- Придётся тебе на природе это делать! - Вынес Веня вердикт.
- Что делать? - Недоумённо спросил Сеня.
- Ну… - Веня развёл руками смущённо. - Что хочешь!..
Сеня стоял и смотрел на приятеля, подняв левую бровь. Веня же при этом приподнялся, перевернулся на живот и начал отжиматься. Спорт на природе, это всегда здорово!
- Ты сейчас о чём говорил? - Спросил Сеня.
- О чём? - Спросил Веня.
- Вот и я спрашиваю!..
- Что спрашиваешь? - Веня перестал отжиматься, вскочил на ноги и пытался отдышаться и, вместе с тем, уразуметь, чего от него хочет Сеня. - Повтори вопрос! Я мог прослушать.
- Ты всегда на это горазд! На прослушать…
- Слушать всегда легче, чем говорить!
- А прослушать ещё легче!
- Это да! - Веня улыбнулся довольный таким своеобразным консенсусом.
Сеня же стоял и молчал, играя желваками, не зная, как расшевелить друга и реально не помня, о чём был вопрос.
- Ладно, куда двигаться будем? - Спросил Сеня, вздохнув.
- Да хоть куда! - Бодро ответствовал Веня. А вообще, и здесь неплохо.
- Оно, может быть, и неплохо здесь. Но, как бы, пожрать бы чего-то было бы ещё лучше! Не находишь?..
- Что?
- Ага! - Ответил Сеня, хохотнув.
Веня воззрился на приятеля возмущённо.
- Ты есть что ли не хочешь? - Спросил Сеня, слегка повысив тон для доходчивости.
- Хочу! А у тебя есть?..
- Нет! Откуда?..
- Почему же ты говоришь «есть»?
- А.. - Сеня не знал как парировать такую претензию. - Я… предвосхищал как бы желаемое!.. - Нашёлся он.
- И как?..
- Что?
- Предвосхищение помогло?
- Да пока нет. - С кислой миной ответил Сеня. - Вот, найдём, тогда и будет.
- Что будет?
- А что найдём, то и будет. Пошли искать жратву, короче!
- Ну так бы и сказал сразу!
- А я не так говорил что ли?
- Ты про туалет что-то ностальгировал!
- Что делал? - Сеня аж подскочил, как ужаленный. - Ты мне такими шутками не шути здесь! Шутник!
- Ну хорошо, здесь не буду шутить — такими шутками.
Сеня в непонятках смотрел на друга, не находя слов.
- Куда пойдём? - Спросил Веня.

Так как друзьям всё равно было, куда идти, а идти было куда-то надо, то они решили пойти куда-нибудь. Придя на место, они разбили лагерь. Лагерь неприятеля. Соорудив костёр из неприятельских пожитков, они снова двинулись в путь. В этот раз они решили идти по касательной к действительности. Выйдя на поляну «Два, ноль», выключили себя и вошли в поперечные хоромы. Бывший там сторожем непредвиденный пахарь, показал им карты и схемы и пустил по полю.

И опять они шли голодные и в непонятках.
Однако пришли в итоге к бару «Сиськи, письки». Схемы, показанные пахарем, не врали…
- Вот это бар! Вот это я понимаю!.. - Воскликнул восторженно Веня, оглядывая диковинное строение, затерянное среди холмов. Стены бара были украшены горельефами, изображающими манящие женские формы. Звучала тихая чувственная музыка.
- Кто бы сомневался! - Усмехнулся Сеня.
Барменом в этом заведении служил знаменитый Митя-уролог. Сеня однажды неудачно пошутил, попросив его сказать погоду назавтра. Вместо прогноза погоды Сеня получил запрет на посещение бара на целый год. С тех пор прошло немало времени, но осадок обиды остался. Не удивительно поэтому, что Сеня весьма сдержанно выражал радость от нахождения бара. Зато Веня был в тотальнейшем восторге. Меню бара к этому весьма располагало. Восемь прелестных юных стриптизёрок-официанток в качестве напитков предлагали свою мочу. При этом можно было делать коктейли, используя бесконечное число разных сочетаний, смешивая золотую влагу разных девушек. Составлять изысканные букеты вкусов и ароматов. Этим искусством и славен был Митя-уролог.
Наши герои, испив по стаканчику от двух очаровательных блондиночек, любовались сейчас безумным танцем-оргией всех восьмерых барышень. Барышни, без нитки одежды и тени стыда, танцевали, обнимались, целовались на сцене, устланной мягким покрытием и ограждённой маленькими бортиками. Ласки девушек становились всё горячее и откровеннее; одни из них легли на мягкий пол, а другие стали приседать и мочиться на них. Тут же подоспел бармен; наполнил Сене и Вене очередные два стакана струйками из разных писечек.
- Это непередаваемо! - Воскликнул восторженно Веня. - Сама любовь в этой влаге!
- Я с тобой согласен. - Ответил Сеня, смакуя золотой напиток. - Но, даю болт на отсечение, этого явно мало!
- Ты о чём это! - Удивился Веня.
- Неужели тебе не хочется присоединиться к ним?
- Ох! - Воскликнул Веня и покраснел.
- Ага! - Со смехом заметил Сеня. - Вот и я о том же!
- Присоединиться к этим сладким красавицам, - это было бы круто до нельзя. Но, наверно, это нельзя?
- С чего бы это вдруг! Мочу их пить можно, а пользовать нельзя? Это нелогично!
- Почему?
- Что почему?
- Почему нелогично?
- Откуда мне знать? Это ты заявил, что трахать их нельзя!
- Я слово «трахать» не произносил! - Возмущённо воскликнул Веня. Удовольствие и возбуждение начало сменяться раздражением на грубияна Сеню. «Что он о себе мнит, этот Сеня!» - Подумал Веня и тут же спохватился. Такая мысль уже ему как-то приходила в голову. И тогда она привела к серьёзной отключке. К отключке приятной, - когда ему вспомнилось давно стёртое из памяти прошлое, - но сейчас, в этом чудном баре, с этими волшебными девочками отключаться было бы невежливо просто. Или нелогично, как заявил Сеня. «Так! Хватит тормозить и цепляться за глюкогенные слова! А Сене надо бы воздержаться от грубостей.»
- И вообще я считаю неуместным в столь благословенном месте употреблять бранные слова! - Твёрдо заявил Веня.
- О как!.. - С сарказмом воскликнул Сеня. Но, всё же согласившись с другом, не стал дальше развивать мысль.
Ребята посидели немного в молчании, смакуя ароматные остатки в стаканах и в иступлённо-восторженном состоянии глядя на резвящихся дев.
Девочки, переплетаясь мокрыми телами, скользили друг по дружке, целовались, вылизывали письки и попки, засовывали внутрь пальчики и целиком руки, массировали, доставали и снова вылизывали сочащиеся наслаждением дырочки.
- Я не могу так больше! Воскликнул Сеня. - Я хочу их!
- Я тоже! - Ответил не менее горячо Веня. Но… - он оглянулся на сурово глядящего на них Митю-уролога, - Нам придётся решать этот вопрос силовым методом.
- Да хоть мощностным!.. Меня этот Митя однажды некрасиво выбросил из бара. Пора бы восстановить справедливость!
- Макнём бармена! - Вскричал Веня, вскакивая с места.
- Макнём не глядя! - Отозвался Сеня, поднявшись и зыркая исподлобья на Митю-уролога.
- Вратаря на мыло! - Закричал Веня.
- Это уже из другой оперы. - Одёрнул его Сеня.
- Из той же самой!.. - Не унимался Веня. - Сделаем всё оперативно, и будет как в опере!
Бармену, по всей видимости, не понравились эти приготовления и он достал из-за стойки нунчаки. Девочки же, очевидно весьма рады были, что обстановка накаляется. Они устали от тирании бармена. Устали служить красивыми наливалками. Им хотелось мужских ласк, коих они ещё не испытывали; удовлетворялись красавицы лишь розовыми утехами. Девочки ласково улыбались Сене и Вене, стремясь подбодрить друзей, вдохновить на отчаянную схватку. А тем только этого и надо было. По женским прелестям они уже давно успели соскучиться, и просто горели диким желанием, для удовлетворения которого готовы были смести всё на своём пути.
Разбрасывая стулья, друзья бросились в бой. Веня тут же выхватил нунчаками по правой кисти, но жуткая боль лишь взвинтила его гнев и он нанёс сокрушительный удар левой… нанёс бы, но его рука была мастерски отбита Митиным предплечьем в сторону, и палка нунчак грозила обрушить всю свою свирепо твёрдую мощь на его лоб, но подоспевший вовремя Сеня успел ударить Митю-уролога ногой в бок как раз в момент занесения нунчак, и, отнесённый ударом на пару шагов, Митя сбил своим движением траекторию полёта свободной палки нунчак, в результате чего вся инерция свирепо-твёрдых ушла в его собственный лоб.
Вот таким удачным образом решилась битва. Митю-уролога приятели привязали к барной стойке, заклеили рот скотчем, чтоб не портил возможными криками веселье, и, сбросив с себя всё, прыгнули к ждущим и радостно приветствующим их девчонкам.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 14

Сообщение Lyngaur Сентябрь 30th, 2017, 2:20 am

Восемь дев с прекрасным станом,
Восемь радостей земных,
Вас любить мы не устанем
Сладких, страстных, молодых.

Восемь ротиков открытых,
Ждущих, дарящих любовь.
Восемь писек мокрых, липких
Возжигают нашу кровь.

В полной мере насладившись и вкусив любви во всех возможных её вариантах, уснув среди мокрых юных тел, среди сладких юных дев, в пахучей жиже их выделений, наши герои видели сны о невиданном вечном счастье и покое.

Аки два Имхотепа.
Радостен был их сон и благоуханно ложе. И сладким было пробуждение их. От непозволительных ласк всё тех же вкусных дев. И опять, и по новой пошли утехи плоти, до истощения сил и воспарения души.
- Ох! - Вздохнул Сеня, повалившись после очередного оргазма в сладкое жидкое. - Может, мы уже никуда не пойдём!? Здесь такой кайф!
- Кто это!? - Воскликнул Веня, оторвав лицо от девичьей попы. Хозяйка попы недовольно нахмурилась и попыталась снова приблизить своё сокровище к лобызавшему её до этого рту.
- Зёбра в пальто! - Ответил Сеня, погладив волосы, облизывающей ему упавший член, красавице.
- А? - Веня непонимающе смотрел на друга.
- Да забей! - Ответил Сеня расслабленно. - Смотри, девушки ждут!..
- А, спасибо! - Ответил Веня и снова припал ртом к сладостной попе, поприветствовавшей его влажным пуком, и возобновил прерванный было ритм коитуса с лежавшей снизу милашкой. Его собственное мягкое место при этом подвергалось столь же нежной процедуре вылизывания третьей прелестницей.

Неизвестно, долго ли ещё блаженствовали наши герои среди сладких, сочных тел. Время для них остановилось. Ничего за пределами бесконечного любовного экстаза они не воспринимали. Однако наблюдавший с ненавистью эту оргию Митя-уролог не сидел без дела. Верёвка, которой его привязали к ножке барной стойки была не так уж крепка и нова. Зная этот нюанс, он, как только очнулся, усиленно начал двигаться, перетирая верёвку. Фактически фрикционные движения совершал, вторя блаженствующим на подиуме Сене и Вене. И чуть было даже не кончил, столь подобны были его движения «простым движениям», кои к тому же столь бурно разворачивались перед его глазами. В общем, что и говорить, усилия Мити-уролога весьма не скоро, но были увенчаны несомненным успехом. Освободился разъярённый тигр. Но не стал он вступать в бой с наглыми гостями, уже бывши угостившись в прошлый раз. Он просто побежал к рубильнику и вырубил его. Отключил он свой бар «Сиськи письки». Совсем отключил. Выключил из отмеренной части реальности.
Сеня и Веня упали огорошенные столь нежданными переменами в горячий песок.

- Я копал через три коня!.. - Начал было Веня и умолк, оглядываясь.
Вокруг был только песок. Сколько можно было видеть, до горизонта были одни лишь песчаные дюны, ярко освещённые солнцем. Солнце не то что бы палило нещадно, но пригревало хорошо. Во всяком случае друзьям попавшим сюда, как были, голыми, простуда не грозила. А вот обгореть можно было, хоть и нескоро.
- Это как же это, что за куда? А? - Вскричал опять Веня, вскочил и начал бегать кругами, увязая по щиколотки в песок
- Сядь! Не трать зря силы! - Строго крикнул Сеня.
- Дак, как сядь? - Недоумённо и возмущённо вскричал Веня. - Где они?
- Обыкновенно сядь! Как я сижу. Нужно обмозговать это всё.
Веня вздохнул тяжело, но подчинился и сел напротив друга.
- Мы в Пустыне Сладострастия. - Спокойно сказал Сеня.
- Как? Откуда ты узнал.
- Сюда попадают все, кто балуются половыми излишествами. Ну, то есть, все, кому случается выпасть из той точки пространства-времени, где и когда они предавались своим утехам.
- И чё? Какие ещё излишества! А то, что у меня секса не было несколько лет, не в счёт?
- Это же не я придумал! Это такой… Постой, у тебя несколько лет секса не было? Забыл как мы ту деваху пользовали, в самом начале пути?
- А, это. - Веня нахмурился, вспоминая. - Одну на двоих, по-быстрому, это не то! Не сравнишь же ты тот перепих с этим пиршеством плоти, от которого нас так жестоко отровали сейчас!
- Ну это да! - Сеня задумчиво смотрел на друга. Борода и волосы Вени были свалены в мокрые комки, полные выделений тех чудесных девочек. Тело Венино тоже было покрыто коричнево-жёлтыми кляксами с уже налипшим песком. Сеня знал, что его собственная плоть столь же далека от понятия чистоты. И обоняние лишь подтверждало это. Но, вспоминая тех восемь волшебных граций, кощунственной казалась мысль о нечистоте, хотелось сохранить как можно дольше на себе их сладостные следы.
- Как же мы сюда попали-то? - Вопросил Веня, потирая бороду.
- Митя-уролог! Мы его не сильно хорошо привязали, видимо. Спешили к девочкам же! Голодные, блин! - Проговорил с досадой Сеня.
- А? И что он?.. Как он умудрился нас сюда забросить? - Веня смотрел в недоумении на приятеля.
- Да он особо-то и не мудрил! Он просто выключил бар, и нас выбросило. И выбросило нас именно сюда в силу вышеозвученных причин.
- Выше чего?.. - Спросил Веня.
- Выше неба! - Ответил Сеня, криво улыбаясь.
- А? - Веня вообще впал в непонятку.
- Финита ля комедия, я говорю! Понаслаждались, а теперь нам по пескам шляться искать воды и пищи, если повезёт.
- Ясно! Попали мы! - Резюмировал Веня со вздохом.
- Слабо мы этого бармена макнули!
- Да, если найдём ещё раз, макнём как следует! - Отозвался Веня. - Чтоб уже не просох, сучёнок!
- Вообще-то его можно понять. Мы его баб трахали! - Задумчиво произнёс Сеня. Но, я его прощать тем не менее не собираюсь!
- Да и я тоже! - Откликнулся Веня. - Оторвал нас от такого!.. Ох, какая же она была вкусная!
- Вкусная? - Со смешком спросил Сеня.
- Да, кареглазая малышка! Я ел её какашки! Сеня! Это не передать словами! - Веня лёг на песок, предавшись сладким воспоминаниям.
- То есть ты весьма близко познакомился с её карим глазом! - Заметил саркастически Сеня.
- Ты всё остришь! Ну и остри! - Более равнодушно, чем обиженно ответил Веня.
- Не обижайся! Я любя!.. - Успокоил друга Сеня. - Меня ведь тоже там слегка покормили!
- Да? - Резко поднявшись на локте, спросил сиящий Веня. - И как тебе?
- О!.. Круто! Волшебно! Вообще, если честно, никогда раньше не пробовал такого. - Разоткровенничался Сеня.
- А я пробовал. Эх! - Веня вздохнул и погрустнел. - Но это было очень давно.
Сеня посмотрел на грустного приятеля. Ему всё было ясно и без слов. Он уже не в первый раз оказывался свидетелем бурных воспоминаний друга. Воспоминаний о действительно далёком прошлом. Воспоминаний, на которые странным образом накладывались его мечты о некой загадочной Эрике. Что поделать. Непростой был парень, Веня. Хоть и казался часто простоватым.
- Да не грусти ты, друг! - Сеня приблизился и потрепал Веню по плечу. - Самое главное, что, благодаря нашим сладким девочкам, мы сейчас не сильно голодны!
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 15

Сообщение Lyngaur Октябрь 2nd, 2017, 3:15 am

-Ты что-нибудь видишь? - Спросил Веня.
- Нет. А ты? - Отозвался Сеня.
- Да я бы не спрашивал, если б видел! - Ответил раздражённо Веня.
Сеня посмотрел на Веню, приподняв бровь, но решил не развивать диспут.
Поднявшись на самую высокую из соседних дюн ребята осматривались, пытаясь высмотреть что-то отличающееся от монотонности песчаного пейзажа. Какой-нибудь ориентир. Но, сколько они ни всматривались, смотрение это ни к чему не привело.
- И куда пойдём? - Вопросил недовольно Веня.
- Ты меня спрашиваешь? - Съехидничал Сеня
- А кого мне спрашивать? Здесь, кроме нас двоих никого не наблюдается! - Резонно ответил Веня.
- К этому пора бы уже привыкнуть! - Сухо отвтил Сеня.
- А я не хочу привыкать! Я хочу к девочкам! - Закричал Веня капризно. Ногой бы ещё оставалось топнуть.
- Ну, допустим, я тебе девочку точно заменять не буду! Так что давай без этих истерик как-нибудь! - Проговорил Сеня. - Сидеть нам на месте не досуг! Нужно куда-то идти, и рано или поздно, доберёмся до цивилизации.
- Куда-нибудь, это куда? - Веня не унимался.
- Да хоть куда! - Резко ответил Сеня. - Какие у нас варианты? Солнце вон слева. Давай идти на Солнце. Так будем выдерживать одно направление, на запад.
- Это, если солнце садится. А, если сейчас утро? - Усмехаясь спросил Веня. - Мы будем двигаться на восток, а потом повернём и пойдём назад?
Сеня смотрел на Веню, выпучив глаза. Что-то этот Веня слишком умный стал. Экскременты Кареглазой что-ли подействовали?
- И что ты предлагаешь? - Сдавшись, спросил Сеня.
- Элементарно. Посидеть здесь несколько минут, понаблюдать за Солнцем, куда оно движется…
- Ну окей!
- Что? - Спросил Веня.
А вот этот не догоняющий Веня нравился Сене больше. Привычнее как-то, роднее…
- Садись Веня. Будем смотреть! - Ласково сказал, смягчившийся Сеня.

Не доходя до примерных единиц, разбив себя о стены бытия, он смотрел в сердце всех соблазнов. Его эго горело в огне весенних трав. Свастикой вечной кружила любовь.

Уводя в никуда,
Уходя навсегда,
Приводя в исполнение приговор - слово «да»

А Солнце светило, одно для всех. Пылая, выжигая тьму, сжимая и комкая ночь в мелкие тени.

- Слушай, Сеня, что-то мне не в кайф так сидеть! - Подал голос Веня, ёрзавший голой задницей в песке.
- Сиди не так!.. - Ответил невозмутимо Сеня.
- Это как? - Веня смотрел на друга выпученными глазами.
- Это вот тем самым местом — Сеня указал на зад друга — кверху!
Веня на минуту завис с открытым ртом, перестав вертеться.
Ребята сидели уже минут двадцать, глядя на солнце и свои тени и в общем-то уже заметили движение. Вернее, заметил движение Сеня. Веня всё крутился, очевидно вспоминая сладких девочек и крепко тоскуя по утерянному блаженству.
Ох, уж эти романтики! Всё им подавай нежности! В любой ситуации, даже под падающим ножом гильотины, будут думать о дамских прелестях. И ведь правы они! Что ещё в этой жизни может стоить большего внимания?
- Ты думаешь, мне будет так удобнее смотреть на солнце? - Спросил, вышедший из коматоза Веня.
- А? - Сеня, искренне недоумевая, смотрел на приятеля.
- Если зад подниму вверх, это улучшит мои наблюдательные способности? - Спросил в развёрнутой форме Веня.
На секунду повисла тишина. Друзья смотрели друг на друга, очевидно считая друг друга полными идиотами, но при этом пытаясь увидеть друг у друга в глазах проблески разума.
- Пошли! - Резко бросил Сеня, встав и зашагав в сторону, куда ложилась его тень.
- Что, уже? - Спросил Веня, вскакивая и догоняя друга.
- Пока ты витал в облаках, я определил, что нынче утро и Солнце движется туда! - Сеня указал рукой в сторону своего движения.
- Ну это классно же! - Ответил Веня.
Сеня в ответ издал какой-то неопределённый звук, очевидно выражавший неуверенное согласие.
- А ты уверен, что мы там что-то найдём? - Спросил задумчиво Веня
- А ты уверен, что найдём где-то в другом месте?
- Что?
- Вот и я об этом!
- О чём? - Спросил непонимающе Веня.
- Короче, будем идти пока солнце не сядет! - Строго проговорил Сеня. -Тогда устроим ночлег. Но, будем надеяться, что удастся выйти из песочницы до темна.

Два голых, бородатых мена шагали по пустыне. Солнце грело, испаряло с их тел ароматы секса. Их тела были подтянуты и мускулисты, как у хороших атлетов. Не удивительно, что те девушки из бара столь горячо любили их! Впечатление, правда портили ещё не прошедшие фингалы и опухшие носы. Но, с другой стороны, это лишь добавляло мужественной брутальности. Такие себе real men! Никаких вам муси-пуси! Разве что только «Сиськи-письки»! Эх, как живы были их воспоминания! Как тяжки были их вздохи от того, что исчезли сладкие девочки, и где их снова найти, - неизвестно. География мира Сени и Вени была не столь чётко фиксированной, как нашего... Можно было идти в одну деревню, а попасть в другую. Всё было непредсказуемо. Всё могло невзначай поменять своё местоположение. Но в этом была и своя прелесть! Мир был живой! Он двигался, развивался, играл со своими обитателями. И последним было уж точно не скучно от таких игр.

Солнце обогнало друзей и уже светило им в лицо, когда они, поднимаясь на очередную дюну, заслышали какой-то странный шум. Будто кто-то водил железом по стеклу, или рвал бумагу, или расчёсывал волосы в неприличном месте, или пускал по воде фонарики, или бил молотом по наковальне, или ковырялся в носу, или читал вслух сочинения тибетских монахов, или проводил обряд обрезания кончиков усов Сальвадора Дали, или ждал под дождём вторую половинку, или во второй раз в жизни мастурбировал, или встречал Новый Год в старых тапочках, или… или…
- Вставай, симулянт! - Сеня влепил Вене пощёчину и теперь тряс его, пытаясь привести в чувство.
- Я не… Ты не видел мой запасной бюстгальтер?
- Прикинь, я даже не видел твоего основного бюстгальтера! - Нашёлся Сеня. - Стесняюсь предположить, для чего ты их используешь…
- Выкини! За мной клинья в Великих падях. - Вскричал корчащийся в песке Веня. - Она сделала меня!
- Кто опять? - Спросил, хмуря брови Сеня. - Что ты как ребёнок малый!
- Кто? - Спросил Веня, приподнимаясь на локте.
- Ты!
- Что?
- Да ничего. Уже, вижу, пришёл в себя. - Усмехнулся Сеня. - Чего тебя так вырубило?
- Чего?
- Ты так и будешь повторять за мной вопросительные местоимения?
- Я… Ты о чём? - Веня уже сидел и потирал виски.
- Ладно. - Отмахнулся Сеня
- Где ладно? Что это шумело, ты понял?
Сеня посмотрел внимательно на Веню.
- Ты только что бюстгальтер искал! Запасной!..
- Да в анал твой бюстгальтер! - Раздражённо ответствовал Веня. - Я мог что-угодно болтать! Или ты не такой же, когда тебя накрывает?
Сеня промолчал пристыженно, вспомнив, как они вместе чудили в Параболическом Туалете. Но то Параболический, а это… Пустыня. Пустыня Сладострастия. Да, она в общем тоже способна выкидывать разные штучки.
- Прости, Веня! - Сене сказать такие слова было непросто, в силу жёсткости характера и тем не менее он сказал их.
- Я не верю! - Воскликнул Веня, улыбаясь. - Ты ли это?
- Я, если что! - Ответил Сеня, смущённо хмурясь.
Ребята какое-то время смотрели друг на друга, молча. Каждый думал о своём.
- Однако, что это было? - Спросил Веня.
- Что было?
- Шум! Ты разве не слышал ничего? - Веня с подозрением смотрел на друга.
- Не слышал. Какой шум?
- Дак!.. При попытке понять его меня и вырубило. Как же я тебе его опишу?
- А зачем тогда вообще говоришь о нём?
- Думал, ты тоже слышал! - Ответил Веня. Повернулся и начал высматривать что-то. - Этот шум, при всей своей неопределённости, напомнил мне кое-что.
- Что? - Спросил заинтригованный Сеня.
- Помнишь эту?.. ОПНЯ типа… - Задумчиво проговрил Веня. - Она также шумела.
- Ого! - Присвистнул Сеня. - Вот это поворот! А теперь не слышишь?
- Да нет же! - Ответил Веня, оглянувшись на друга. - Я не могу понять, как ТЫ мог не услышать?
- Учись, пока я жив! - Ответил серьёзно Сеня.
- Что? - Веня в недоумении уставился на Сеню.
- Потом будем разбираться, кто чего, почему! - Ответил Сеня. - Давай поднимемся наконец на эту дюну и осмотримся. Может, и найдём источник звука.
При последних словах Сеня, хищно улыбаясь, потёр руки. Было видно, как ожила в нём давняя мечта пнуть то негодное сооружение, что выбросило их тогда во Внешний мир и показало потом все мерзости, что там происходят.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 16

Сообщение Lyngaur Октябрь 13th, 2017, 3:02 am

Жил да был в Пустыне Сладострастия Живой муравей. И ведь потому и жил, что был Живой! Летописи говорят о нём, как о великом зодчем. Отстраивал, говорят, дворцы знати всякой, разной. А потом ломал всё, и знать разгонял грязным веником. Чтоб знала знать! Чтоб не привыкала к роскоши да не зазнавалась знать! Знать, было у него соображение такое, у муравья этого. Трезво понимал он, где кто и по чём регалии покупал. Бизнес на крови. Грабёж и эксплуатация простого люда. А стоит люду чего для себя подсуетить, так сразу: «контрабанда», «незаконный оборот… тортиков», «уклонение от уплаты дани», и люд тот болезный сразу четвертуют, через повешение на гильотине. Ведь знать, как известно, очень любит всякие тортики. И все ведь любят тортики. Но на всех тортиков-то не хватит. Да и вредно их много кушать. Вот знать и взяла это дело в свои нечестивые руки. Сама она — знать то бишь — кушает тортики только высшего сорта, а народу спускает по завышенной цене тортики никудышние, такие тортики, от которых у народа начинается несварение и поносы. А, когда нужно кого-то прижучить тут и компромат хороший на каждого имеется - «незаконный оборот тортиков». Хитро знать устроилась! И как с этой знатью бороться? Вот разве что — ломать дворцы и разгонять их веником грязным! Да следить, чтоб новая знать на смену старой не наползла! А то они ведь, как мухи! Одних — сытых — прогонишь, новые голодные и злющие тут же налетят, и начнётся ещё более «весёлая жизнь».
Поэтом нужен для решения таких вопросов мастер. Таким мастером и был Живой муравей. Только он знал, когда, кого и как можно веником прогнать. Летописи рассказывают, что пару раз он и во Внешнем мире пытался знать гонять. И это у него получалось. Но там приходили такие стрёмные сменщики, что с тех пор он вообщё зарёкся кого-то гонять. Гонял только бесов, когда набирался до чёртиков. Был у него плазменный самогонный аппарат. И гнал он самогон из песка и поил этим самогоном рептилоидов. И слабели рептилоиды, и скукоживались они в ничто. И уходило на нет семя рептилоидово.
Вот таким вот путём «мягкой силы» пошёл Живой муравей порядок в мирах устанавливать. Но после и это забросил. Гнал он теперь самогон для себя лишь одного, и в личку сам его и принимал разнокалиберными дозами. А чем ещё заниматься в пустыне, когда у тебя под рукой такой чёткий аппарат!
Но вот однажды, когда Живой муравей завершал процесс очередной возгонки, завалились к нему в ашрам два неординарных субъекта. Грязные, бородато-волосатые, с фингалами, оба голые и подозрительно пахнущие.
- Вы что, с Вудстока сбежали? - Было первое, что удосужился сказать Живой муравей Сене и Вене.
На что наши друзья, не долго думая, отвечали дружно:
- Мы из Параболического Общественного Туалета сбежали! А это, много круче трёх Вудстоков вместе взятых!
- Ишь, какие умные! Много круче трёх Вудстоков, это сколько?.. В чём замеряли? В пинтах или литрах? Да будет вам ведомо, хиппари неумелые, что круче Вудстока могут быть только мои яйца! - Живой муравей был реально живой, когда дело касалось его славной молодости.
Веня внимательно осмотрел муравья и осторожно заметил:
- Так, у вас же не наблюдается яиц!
- А я разве сказал, что они у меня есть? Я сказал: «могут быть...», и то, что их нет, лишь подтверждает тот факт, что круче Вудстока нет ничего!
Сеня и Веня стояли поражённые этой алмазно-твёрдой логикой и не знали, что говорить дальше.
Тот шум, который они было спутали со звуками, которые издавала ОПНЯ, на деле были издаваемы чудесным плазменным самогонным аппаратом Живого муравья. Обрадовались друзья встрече с таким легендарным персонажем, побежали к нему готовые чуть ли не сессию обнимашек устраивать сходу. А он их так вот, сурово привечал, лишь завидя. Обиделись слегонца приятели, повесили головы.
- Вы чего это, братва! Выше нос! Вот озерцо импровизированное. Искупайтесь в нём хорошенько, смойте с себя следы оргии, а я ужин пока приготовлю!
Ребята конечно жутко удивились проницательности Живого муравья, но сразу растаяли от добрых слов и как дети попрыгали в прохладную, чистую воду, затенённую плодовыми пальмами.

- Так вы говорите, ОПНЯ? Спутали значит мою прелестную машину с тем непотребством суконным? - Проговорил Живой муравей, отхлёбывая самогона и важно шевеля усами.
Незваные гости искупались, поплавали в чудненьком водоёме, по сути — заводи, устроенной из протекающей рядом небольшой речки и отгороженной от неё забором из пальмовых стволов. После жаркого солнца и песка и засохших на коже и волосах, бородах девичьих вкусностей вымыться, освободить тело от лишнего наружного балласта — было непередаваемым кайфом. Конечно, поменьше того кайфа, что наградил их тела тем самым балластом, но… всякой потехе свой час!
Конечно, никакой одёжки у Живого муравья не водилось, и Сене с Веней пришлось как есть, голыми, но чистыми и повеселевшими сесть за стол. И им это даже уже нравилось. Такая естественная открытость, и ненавязчивый флёр возбуждения, вызываемый наготой не могли не прийтись по нраву двум молодым бойцам трансцендентности.
Стол был накрыт в меру богато. Живой муравей питался не одним самогоном, как вы могли бы подумать, Он обожал всевозможные фрукты и выращивал их в своём оазисе в изобилии. Фрукты наипричудливейших форм и расцветок. А, если б вы ощутили их ароматы, их вкус, никакие манго с финиками вам бы уже не заменили никогда этого праздника вкуса!
Нежнейше-сладкие с лёгкой кислинкой и чудесным пряным ароматом, сладкие с молочно-кофейным отливом и запахом, рождающим дрожь блаженства. Сладкие как мёд со столь же текучей мякотью, кисленькие, но не раздражающие вкусовые рецепторы, с бодряще-острым ароматом… Всё было чудесно! И всё описать невозможно. Нужно пробовать! А самогон знатный Живого муравья, угробивший столько рептилоидов, что те, кто выжили зареклись вообще пить что-либо горючее, для нашей расы был абсолютно безвреден. Такой самогон можно при случае и ребёнку дать. Ну, если вы не боитесь, что тот через чур увлечётся такого рода кайфом. Мягок был самогон и крепок одновременно. Пился легко, опьянял незаметно. Но, вовремя съеденная фруктовая закуска, снова возвращала ясность восприятия, и беседа текла дальше.
А обсудить ребятам было что.
- Мы, уважаемый Живой муравей, и думать не думали обижать твою расчудесную машину! Просто звук сбил с толку! - Отвечал Веня. - И то ведь, слышал это только я. Сеня ничего не слышал, и никаких выводов не делал скоропалительных.
Сене весьма польстила такая самоотверженная честность друга, и он решил для равновесия повиниться тоже.
- На самом деле вывод-то я сделал! - Откликнулся Сеня. - На основании твоих, Веня, слов конечно, но таки сам сделал!..
- Что сделал? - Спросил Веня.
Веня и Живой муравей уставились на Сеню выжидающе. Сене стало даже как-то не по себе. Он пожалел, что вылез со своими признаниями.
- Ну… вывод сделал. - Промямлил Сеня.
- Какой вывод? - Спросил Живой муравей.
- Слушайте, давайте лучше выпьем! - Предложил Веня, видя, что Сеня попал в просак.
- Ну, выпьем так выпьем! - Ответил Живой муравей.
Ребята разлили ещё самогона, выпили, закусили вкуснейшими фруктами и притихли на время, откинувшись на спинки кресел и прислушиваясь к ощущениям своих блаженствующих тел.
Солнце уже село. В чёрном небе господствовали звёзды и молодая луна. Двор Живого муравья освещали фонари, работающие на чистой пране. Домик его, скорее лачуга, крытая пальмовыми листьями, не был чрезмерно роскошным, но для жизни вполне подходил. Сеня и Веня уже успели осмотреть его, комнату, которую им выделил гостеприимный хозяин. И теперь, когда все тревоги и радости прошлого были позади, ребята наслаждались моментом покоя, понимая всё же, что впереди их ждут не менее крепкие волнения. Не все дела сделаны. Не все цели достигнуты.
- А что, братушки, вот вы ищете эту ОПНю захудалую. А как найдёте, что делать с ней будете? - Спросил Живой муравей.
- Дак... пнуть её можно! - Ответил Сеня.
- Оно-то хорошо, но как именно вы её «пинать» собираетесь?
Сеня задумался крепко, сидя с открытым ртом. Веня решил выдвинуть свою идею.
- Мы соорудим салазки. На них поставим интрафаретный стол…
- И что? - Спросил Живой муравей.
- Потом напишем на стене бассейна слово “Adieu”. - Продолжал Веня.
- Какого бассейна? - Спросил Сеня.
- Плавательного.
- И при чём здесь плавательный бассейн?
- Бассейн может быть не здесь. - Отвечал уклончиво Веня.
- А где? - Не сдавался Сеня.
- Подождите! Вы вообще о чём? - Воскликнул Живой муравей. - Вы расскажите, что вы с ОПНёй делать собираетесь?
- Ну я предложил вариант!.. - Ответил Веня. - А вы слушать не захотели.
- Ты предложил чего-то там писать на стене какого-то бассейна! - Возразил Сеня.
- Да, ребята! - Вздохнул Живой муравей. - Вижу, вы не сильно ясно представляете себе, что за зверь эта ОПНЯ!
- А это разве зверь? - Спросил Сеня.
- В определённом смысле… - Отвечал Живой муравей.
- Ну, так ты расскажи нам, если знаешь!.. - Воскликнул Сеня. - Мы-то лишь один раз с ней столкнулись.
- Да если бы я знал сам… - Начал Живой муравей. - Эта несуразица с незапамятных времён существует! Когда и кто её построил — или она сама выросла, никто не знает.
Сеня и Веня слушали, затаив дыхание и нервно теребя бороды.
- Известно достоверно лишь то, что она служит каким-то порталом с Внешним миром и что она перебрасывает — вольно или невольно — людей, и прочих существ, попавших в зону её действия, в ту или в другую сторону.
- Нас перебросила! - Встрял Веня. - Но мы потом смогли вернуться.
- Да уж, вернулся бы ты, если б не я! Конечно! - Раздражённо ответил Сеня.
- Вы будете слушать, или пререкаться? - Строго спросил Живой муравей.
Ребята сразу утихли, стыдливо опустив глаза.
- Дело в том, что она полезна бывает, ОПНЯ эта! Таким как я никакие приспособления не нужны для перемещения между мирами, ну а остальным… Бывает, же кому-то нужно по серьёзном делу сгонять во Внешний мир. Вот ОПНёй и пользуются… - Проговорил Живой муравей и сделал паузу, очевидно, чтоб до слушателей лучше дошло. - Так что, как бы уничтожать её полностью… не все граждане одобрят.
Повисла гробовая тишина. Сеня с Веней были слегка пришиблены таким раскладом. Не думали они, что кому-то может быть полезна эта мерзопакость.
- Но, с другой стороны, - Продолжил Живой муравей. - Если меньше будут шастать туда-сюда, может больше порядка будет и там и здесь! А? - С хищной усмешкой воскликнул он. - Что вы думаете?
- Думаем, что вполне! - Ответил Веня, улыбаясь.
- Что вполне? - Спросил его Сеня.
- Думаем! - Ответил Веня.
- Ну вы думайте, а я пока ещё по одной разолью! - Усмехнувшись предложил Живой муравей.
Выпили, посидели, переваривая самогон и услышанное.
- Эх, сейчас бы ещё покурить! - Воскликнул мечтательно Веня.
- А вот этого у меня, ребятки, не имеется! - Ответил Живой муравей. - Курение, это уже излишество, я считаю.
- Жаль, Экклезиастова нет. - Откликнулся Сеня. - У него с собой всегда есть.
- Экклезиастова? - Вскинулся Живой муравей. - А вы где же это с ним познакомиться успели?
- Дак ведь в туалете! - Ответил Веня.
Живой муравей несколько завис при этом психоделическом ответе. Но потом, догнав, что к чему, расхохотался.
- Это в Параболическом что ли? Ну вы, господа товарищи, весёлые однако! И приключения у вас соответствующие!
- Да как-то нам невесело там было! - Ответил слегка обиженно Сеня.
- Ага, нас там на каждом шагу штырило. - Вставил Веня, на что Живой муравей ещё больше зашёлся смехом.
Наши герои насупившись смотрели на весельчака.
Lyngaur

 
Сообщения: 32
Зарегистрирован: Июнь 4th, 2017, 4:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя

Сообщение Christopher Октябрь 13th, 2017, 7:42 pm

Здравствуйте.
Забавно, прикольно. Это ж комедия? - Посмеяться можно с пары страниц. Сюрреализм? - вообще ничего из подобного ранее не читал, не знаю, что сказать.
Лично меня чтение не увлекло, так и листаю вниз периодически, вырывая глазами куски. Ощущение, что Веня и Сеня, бесконечно счастливые и беспечные, просто путешествуют.

Задаюсь вопросом, много ли в мире почитателей этого жанра? Наверно, Вы должны быть в курсе. И для чего Вы пишете, просто ради удовольствия или есть цель - издаться, например?
Аватара пользователя
Christopher

 
Сообщения: 193
Зарегистрирован: Февраль 4th, 2017, 6:40 pm
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Начинающий
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Creator и гости: 3